Собир Валиев: Хочешь изменить мир – начни с себя

Собир Валиев: Хочешь изменить мир – начни с себя

Сегодня на вопросы портала Platon.asia отвечает известный таджикский политический активист и правозащитник Собир Валиев, вынужденно проживающий за пределами Таджикистана.

- Вы являетесь одним из видных представителей молодежного крыла таджикской оппозиции. Поэтому не могли бы Вы охарактеризовать ситуацию в таджикской оппозиции, в чем ее главные сегодняшние проблемы, почему мало слышно о ее деятельности?

- Да, Вы правы - на сегодняшний день «таджикская оппозиция» мало активна. Были разовые протестные акции, одно из последних, самых ярких, устраивали активисты «Группы 24» во Франции по приезду Рахмона. Для начала определимся с термином «таджикская оппозиция». Само слово оппозиция обозначает некое противодействие и сопротивление. Можем ли мы по праву считать, что существующие партии внутри Таджикистана могут оказывать сопротивление или противодействие существующей власти? По моему мнению, нет. То есть такие партии существуют лишь номинально, некоторые из них так называемые карманные. Такое положение дел привело к тому, что многие молодые люди с активной гражданской позицией начали критиковать власть и вынуждены были бежать за границу, где они по сей день, критикуя режим, называют себя независимыми гражданскими активистами.

На мой взгляд, есть несколько основных причин того, почему «таджикская оппозиция» мало активна на сегодняшний день. Люди, находящиеся за границей, не могут легализоваться, а это журналисты, адвокаты, правозащитники, а также члены их семей. По этой причине люди не могут свободно передвигаться - это очень осложняет проведение акций, собраний или конференций. Единственная известная площадка на сегодняшний момент для таджикских активистов - это площадка ОБСЕ БДИПЧ в Варшаве. Далее - нет сильных лидеров, на которых можно было бы ориентироваться.

- Собир, похоже, Рахмон активно готовится к транзиту своей власти в пользу своего сына, не так ли? Как Вы думаете, когда это может произойти и как Рахмон будет передавать свою власть? Возможен ли казахстанский вариант транзита в Таджикистане, то есть, что свою власть Рахмон сначала передаст какому-то доверенному человеку?

- 22 мая 2016 года в Таджикистане состоялся референдум по внесению изменений и дополнений в Конституцию страны. Среди сорока поправок, предложенных властями и одобренных населением в ходе референдума, две были ключевыми.

Во-первых, глава Таджикистана Эмомали Рахмон, получил право выдвигать свою кандидатуру на пост президента страны без каких-либо ограничений.

Во-вторых, был сокращен возрастной ценз кандидатов на пост президента — с 35 до 30 лет. Я считаю, что эту поправку внесли для того, чтобы Рустами Эмомали мог в 2020 году выдвинуть свою кандидатуру на пост президента. По моим наблюдениям, в течение 3 лет таджикское общество активно подготовили к тому, что власть унаследует Рустами Эмомали напрямую от отца без промежуточных лиц.

- На Ваш взгляд, будут ли какие-нибудь препятствия этим планам Рахмона со стороны его политических противников, или Москва его поддержит в любом случае? В этом аспекте следует отметить, что сейчас вокруг Афганистана раскручивается новый виток геополитических игр, который может напрямую коснуться и нашего региона и вызвать в нем большие политические изменения.

- Политическое поле противников Эмомали Рахмона в ходе его правления зачищено подчистую и, ссылаясь на мнение многих аналитиков по ЦА, Москве нужна стабильность в регионе. Поэтому Кремль поддержит его в любом случае, так как нахождение 201 ВБ продлено до 2042 года с целью защиты независимости и поддержки конституционного строя в Республике Таджикистан, (то есть правления Эмомали Рахмона) обеспечения стабильности военно-политической обстановки, укрепления национальных интересов России в центрально-азиатском регионе. Все страны-партнеры ЦА бахвалятся друг перед другом тем, что они якобы реализуют сильную многовекторную политику. На самом деле это не так, в реальности мы имеем бесконечные нерешенные конфликты с перестрелками и жертвами на границе. Из-за существующих проблем со спорными землями в этих условиях, и без вмешательства Афганистана, любое обострение событий может спровоцировать эскалацию конфликтов и вся это мнимая «политика договоренностей» развалится как карточный домик.

- Собир, есть ли угроза того, что ИГ, или другие структуры с территории Афганистана могут серьезно взяться за Таджикистан? США ведь могут вывести из Афганистана основную часть своих войск и тогда ситуация в стране может резко обостриться. Все-таки в Афганистане проживает значительное количество таджиков, больше, чем даже в Таджикистане.

- Гипотетически угрозы, конечно, существуют, поскольку планы больших игроков нам неизвестны и в любой момент может начаться их игра. Но не будем забывать, что история циклична, идея создания государства под названием Хурасан терзала умы многим, в том числе сильным игрокам, или так называемой 3-й силе в начале 70-х годов прошлого века. С помощью харизматичных исламских лидеров и отрядов моджахедов они планировали протянуть границы Хурасана до Самарканда и Бухары, тем самым их амбиции спровоцировали ввод советских войск на территорию Афганистана. Так уж исторически сложилось, что Республика Таджикистан - это крайний рубеж России.

Что касается этнических таджиков сегодня, я не думаю, что они заинтересованы возвращаться в Таджикистан и тем более влиять на какие-то политические процессы, происходящие в РТ.

- В этой связи как думаете, возможно ли в ближайшее будущее возвращение ПИВТ в политическую жизнь Таджикистана? Вроде бы у этой партии много сторонников, как внутри, так и снаружи Таджикистана?

- На сегодняшний день партия знаменита своей историей, в том числе и тем, что была единственной легальной Исламской партией, основанной на территории бывших республик Советского Союза. Существует стереотип, что гражданская война 1992-1997 годов велась не без помощи афганских боевиков, включая этнических таджиков. Очасти это так, в те годы яркими лидерами были такие люди как С.А. Нури, Ахмадшах Масъуд (этнический таджик) и т.д. Именно эти люди сыграли большую роль в перемирии, достигнутом в 1997 году, где ОТО (объединенная таджикская оппозиция), куда входила ПИВТ, получила 30% власти. В 2015 году на территории РТ партию ПИВТ объявили террористической и в этом статусе вернуться в политическое поле страны нереально.

- Вам, как уже достаточно опытному таджикскому оппозиционному деятелю, наверное, видно, что происходит сейчас в Таджикистане в плане гражданского самосознания. Вообще, есть ли перспектива демократизации Таджикистана, или это утопия в наших условиях, когда к тому же в сопредельных государствах продолжают существовать такие же авторитарные режимы с элементами тоталитаризма?

- Есть такое изречение «Хочешь изменить мир – начни с себя». Хотелось бы верить, что новое поколение независимого Таджикистана, не помнящее страха гражданской войны, будет активно вкладывать силы и знания в демократизацию общества современного Таджикистана. Но сегодня мы имеем 2 миллиона трудовых мигрантов, находящихся вне РТ, а это огромный пласт молодых, физически активных людей за пределами республики. Общество не участвует в политической жизни страны, один из примеров чего - последний референдум по принятию закона о лидере нации. Уверен, что модель этого закона скопирована с вашего закона о статусе «Елбасы». В целом, молодежь Таджикистана аполитична и безграмотна, влачит жалкое существование в условиях сформировавшегося клептократического строя с беспросветной коррупцией во всех ветвях власти…

 

Спасибо Вам за интересное интервью!


Подготовил политолог Талгат Мамырайымов

 

Фото: https://thediplomat.com/