Подвиг панфиловцев был

Подвиг панфиловцев был

Историк Лайла Ахметова нашла новые документальные подтверждения героической обороны Москвы воинами Панфнловской дивизии

В преддверии 75-летия Победы в Великой Отечественной войне доктор исторических наук Лайла Сейсембековна Ахметова выпустила новую книгу, посвящённую трагическим страницам войны.

- Лайла Сейсембековна, ваша новая книга опять о панфиловцах. Почему именно о них?

- Понимаете, уже несколько лет идут информационные войны в отношении Панфиловской дивизии, дескать, не было никакого подвига, никаких 28-ми героев. Именно поэтому, когда я узнала, что начали открываться архивы, решила продолжить работу по исследованию того, как создавалась дивизия, кто в неё был призван, где и как сражались воины. Передо мной стояла задача назвать поименно весь первый состав 316-й стрелковой дивизии, ушедшей на фронт, 18-20 августа 1941 года из Алма-Аты.

В составе дивизии числились 11 347 человек. По моим данным, всего 500 фамилий были в списке. Когда стали открываться архивы, то я сразу воспользовалась этим.

Три года подряд работала в Подольске, Москве, Алматы и Бишкеке. И теперь можно назвать 10 566 человек из числа тех, кто ушёл тогда на фронт. Естественно, одна я бы не смогла обработать такое количество информации. Спасибо помощникам из социальных сетей, которые помогали отыскивать панфиловцев.

Меня интересовали новые, неизвестные материалы о призыве в Панфиловскую дивизию. Оказалось, что многое, что раньше писали о ней, неправильно. Например, национальности, места, откуда они были призваны, включая ребят из Киргизии.

- А что именно нового удалось узнать за эти три года?

- Война началась 22 июня, когда выпускники военных училищ уже разъехались по местам службы. Набор в сами военные училища начинался в июле. Значит, в 4 дивизии, сформированные у нас в Казахстане, попали ребята со 2-4 курсов. В дивизии распределяли по алфавиту и таким образом в 316-й оказались люди, у кого фамилии шли в конце алфавита.

Удалось также узнать, что младший комсостав набирался из Алма-атинского пулеметного училища. И у меня есть списки.

- Как вам смогли создать эти списки?

- Это всё, благодаря тому, что открываются новые разделы архива в Подольске. Сначала я написала письмо в Министерство обороны Республики Узбекистан, в котором просила предоставить списки 1941 года Ташкентского пехотного училища им. Ленина. Мне ответили, что всё отправлено в Подольск.

То же самое было в отношении наших казахстанских военных училищ. Поэтому в Подольске я уже просила разрешения ознакомиться с архивами, точно зная, что мне нужно.

Поэтому в книге много того, что ранее не публиковалось.

- Но ведь у вас есть уже книги в содружестве с моим учителем, профессором Владиславом Григорьевым о панфиловцах. Что же нового в этой книге?

- Знаете, в предыдущих книгах мы отмечали не только то, что делали советские воины, но и действия фашистских солдат. А здесь я больше внимания уделяю списочному составу дивизий, сформированных в Алма-Ате. Но главное – привожу документы из архивов. Например, было заведено, что донесения с фронта должны были отсылать командованию два раза в день. Как мы помним, подвиг 28 панфиловцев произошёл в середине ноября. Ожесточённые бои шли каждый день. И оперативной информации о том, что происходило конкретно 16-17 ноября, не было. Донесение командиров появилось только 18 ноября в 16.00. В нём было указано, что от полка остались 536 человек. А по штату положено 2868. 19 ноября следует другое донесение, в котором уже говорится о 848 воинах в полку. То есть уже прибились те, кто вначале рассеялся по периметру обороны. В сводке от 18 ноября подчеркивалось, что полк держит оборону, а это около 12 километров линии. И получается из документов, что не взвод сражался у разъезда Дубосеково, а рота.

Обо всём этом сказано в первой главе книги. Из документов ни вырвешь, ни добавишь, ни прибавишь и не скажешь. И человек грамотный возьмёт линейку и карту и просчитает, сколько километров обороны держали панфиловцы. Разделит на количество воинов и получит, что возле разъезда воевала рота. И вот каждого, кто там находился, мы сейчас ищём.

Командир всему голова

- Во второй главе книги речь идёт о комсоставе от младшего лейтенанта до генерала – командира дивизии. Это люди, которые себя проявили в боях за Москву. И прежде всего мне хотелось бы отметить интернациональный состав командиров. К слову, в архиве я отыскала интервью Дмитрия Снегина, нашего земляка-писателя. На войну он попал командиром 4-батареи в звании младшего лейтенанта. В декабре 1946 года он дал интервью, в котором подробно описывает сослуживцев. Интересно, что он обращал внимание на детали, которые ускользнули бы от других. Сказывалось то, что он уже был писателем. Так, он рассказывает о подполковнике Курганове, который гонял будущих командиров в Алма-Ате во время подготовки. Снегин упоминает, что был Курганов с твёрдым характером, требовательным, даже железным. Его не любили, потому до седьмого пота доходили, выполняя его команды. Снегин подчёркивает: - Если бы он не гонял, мы бы не выжили.

Далее Дмитрий Фёдорович рассказывает о Панфилове, о том, как офицеры слушали его. При этом Снегин отмечает, что в состав дивизии вошли ополченцы. И как они боялись, что в бой их не пустят, а оставят прикрывать тылы.

А тут им дают 46 километров оборонять, напомню, при положенных 8. Батальон от батальона находился на расстоянии 10 километров. И самое интересное в интервью Снегина, как он описывает вступление дивизии в бой. Кадровые советские войска отступали. Отступление наблюдает дивизия Панфилова. Понимая, что это деморализовать ополченцев, Иван Васильевич Панфилов отдаёт команду и отступающие войска начинают двигаться мимо дивизии. А бойцы дивизии остались оборонять столицу.

Больше всего Снегина поразил кавалеристы Доватора, действовавшие чётко, грамотно. Один из офицеров показал железные кресты, снятые с гитлеровцев. И тогда бойцы Панфилова поняли, что есть люди, которые могут защищать Родину и они – организованный и сильный коллектив. Не случайно писатель Снегин так подробно затем описывает подвиги погибших бойцов.

Наша слава, наша гордость

- Лайла Сейсембековна, а как называется книга?

- «Панфиловцы: наша слава, наша гордость».

- Получается, что книга раскрывает много нового, то, что не было до этого и в ваших книгах?

- Да. В неё вошли именно новые данные, взятые из архивов России, Казахстана и Кыргызстана. Сначала документы, а потом уже действия конкретных людей, о которых я нашла новые документы. Действительно, интересные сведения и они дополняют то, что нам было известно из истории. Например, впервые мы узнаём о таком: оказывается, главнокомандующий обращался напрямую к воинам дивизии. В начале декабря 1941 им зачитали приказ. В нём была одна фраза: «Прошу вас продержаться до 2 декабря. Иосиф Сталин». Такой приказ получила только Панфиловская дивизия. А бои шли под Крюково.

Панфиловская дивизия продержалась, и именно через нее потом пошло контрнаступление под Москвой. Наши земляки оборонялись до последнего бойца. 3 декабря в полку Бауыржана Момыш-Улы, вместе с ним, раненым в позвоночник, оставался 71 человек. То есть потери громаднейшие, и они обороняли Москву, они держали Крюково до тех пор, как просил Сталин, пока не занятые врагом территории, то есть сибирские, дальневосточные дивизии не были приведены в действие и не перешли в контрнаступление.

- Выходит, ваша книга подтверждает то, что рассказали Кривицкий, Бек, значит, подвиг панфиловцев был. А все заявления о том, что никакого подвига не было, дескать, это мифы, - инсинуации?

- Подвиг был. И он был массовым. А поскольку всю дивизию наградить не смогли, то самой дивизии присвоили звание гвардейской. А командиру дивизии, генерал-майору Ивану Панфилову присвоили звание Героя Советского Союза. Вот так Верховная ставка оценила массовый подвиг дивизии, которая отстояла Москву. И не просто отстояла, но и дала возможность собрать силы для контрнаступления. Это была первая большая победа не только 1941 года, но военная победа всех советских воинов. И это - факт истории.

 

Айгуль Омарова

 

Фото: с открытых источников