Партия сельхозбизнеса и духовности: Программа Рахимбекова

Партия сельхозбизнеса и духовности: Программа Рахимбекова

Платформу Рахимбекова можно смело разделить на две отдельные программы - самого Рахимбекова, и непосредственно партии Ауыл. Постараемся понять, почему получилось так.

Итак, вначале, слова об аграрном потенциале Казахстана стали уже общим местом. Тем не менее, ситуация серьезная. Обладая огромными возможностями в производстве сельхозпродукции, Казахстан вынужден импортировать продовольствие, причем такое, которое он вполне может выращивать сам.
Совсем недавно на слушаниях в парламенте сам спикер Мажилиса Н.Нигматуллин подвел неутешительные итоги под работой правительства на этом направлении: «Неуклонный рост импорта мяса и мясной продукции. К примеру, доля импорта мяса птицы составляет более 51%. В прошлом году импорт мяса птицы составил более 191 тысячи тонн, тогда как всего три года назад было всего чуть больше 160 тысяч тонн». Даже конину, как выяснилось на тех же слушаниях, страна импортирует – «в 2016 году импорт конины составлял 900 тонн, в 2018 году он увеличился в 2,5 раза и составил более двух тысяч тонн». Так что кандидату Рахимбекову есть о чем говорить.
Основной посыл этой части программы – «Казахстан должен стать агродержавой», «одним из лидеров на мировом рынке экологически чистой продукции». Нельзя не согласится со всем этим, задача актуальная. Тут все дело в методах, потому что говорится обо всем этом не первый год, а результатов нет. Но с этим никто спорить не будет, да – это нужно.
Но продолжение диссонирует с началом. Идет речь о развитии села, в первую очередь сельской инфраструктуры – школ, дорог, воды, газа и т.д. Но из сути программы следует, что одной из задач всего этого является, помимо прочего, чтобы молодежь оставалась в ауле. Молодежь, «получив образование, должна жить на своей малой родине». И тут мы уже подступаем к исконной территории наших аксакалов - "плачу по аулу". Люди не должны уезжать из аула – вот их основной тезис. Этой идее уже сильно больше 30 лет. Многие из тех, кто начинал об этом говорить, уже умерли. А сама идея все еще жива.
Но, достаточно вспомнить что в Казахстане более 40% граждан страны живёт в ауле. Им всем, в условиях современных аграрных технологий, работы в ауле не будет. Так что же, не пускать их в город силой? Нет, говорят они, надо создать такие условия, при которых сельчане сами не захотят уехать из аула. Но тогда эти условия должны быть не хуже, чем в городе. Но это в принципе невозможно. Город – это максимальная экономическая активность, образование, горожанин даже при грязном воздухе и плохой экологии живет дольше. В конце концов, в 21 веке страна, где 40% сельского населения, да и ещё и занятого сельским хозяйством - это явно отсталая страна.
Тогда зачем все это говорится? Те, кто продвигает этот тезис, как правило, казахи, говорящие на родном языке, знающие свою культуру. Они не хотят плохого своему народу. Причина в том, что они, как выше было сказано, "оплакивают аул". В 20 веке казахи очень быстро начали терять свою культуру и идентичность. Городские молодые казахи лишились своего языка, тоже самое начало происходить и в аулах в ряде регионов. Выразители этой идеи оказались в чуждой городской среде, увидели угрозу гибели культуры, увидели, как размывается этническая идентичность. И естественно, начали мечтать о таком своеобразном "золотом веке", когда казахи жили в ауле, не потеряли еще своей культуры, соблюдали традиции и т.д. Очагом такой культуры был аул.
И отсюда пошло стремление сохранить аул, именно в такой утопической форме. Сохранить аул, заметьте, а не изменить город! Естественно, так не бывает. Устойчивая культура и современная нация, которая не валится от первого щелчка, создаются в городах. Если город русскоязычный, и даже антиказахский, то аул начинает деградировать, люди становятся маргиналами, что в ауле, что переезжая в города. Сейчас мы это видим.
Так что восстановить культуру, вернуть язык и т.д. можно только сделав город казахскоязычным. Город, а не аул, создает казахскую нацию. Но сторонники такого подхода оплакивают аул, видя решение в его сохранении, даже не поднимая вопроса о городе, о том, что нужно бороться за то, чтобы город отстаивал казахские интересы, а не чьи-то иные.
Обязательный элемент ритуального плача – «духовность». Духовность и традиционные ценности, это, в общем, конек "плача по аулу". "Мы должны", говорится в платформе, "передать богатое духовно-нравственное наследие нашего народа молодому поколению". Но это наследие распадалось и распадается с каждым днём. Скоро так нечего будет передавать. Это, во-первых. Во-вторых, нет никакой особой нравственности. Есть культура народа, а нравственность - ее часть. Если нет преемственности, если молодежь непонятно кто – ни русские, ни казахи, то ни культуры, ни нравственности не будет.
Поэтому особенно чужеродно смотрится надстроенная над этой старой конструкцией часть программы в сфере развития сельхозбизнеса. Плачущие по аулу обычно тоже делают предложения по развитию сельского хозяйства, но они не понимают современного сельхозбизнеса. Их опыт частенько ограничен советскими колхозами-совхозами. Причем сейчас они даже вспоминают о колхозах с ностальгией, критикуя власти за их развал в 90-е годы. Что само собой, логично. Одни старики уходят, другие приходят. Прежним старикам идеалом казался прежний казахский аул, в котором они выросли. А у «свежих» стариков идеалом высокой духовности и нравственности, видимо, становится уже советский колхоз.
А Рахимбеков, напротив, обладает в сельхозфере сфере большим опытом. Он "реальный специалист", занимал государственные должности. К тому же известен свой принципиальной позицией, что особенно актуально когда у многих сейчас нет вообще никакой позиции. Рахимбеков закален в баталиях, которые гремят в узкоспециальных и малоизвестных широкому кругу группах в Фейсбуке, и каждый может убедится, зайдя туда, что он специалист, что он принципиален и критичен.
Так что платформа Рахимбекова, если использовать сельскохозяйственный жаргон, интересный гибрид. Гибрид привычной риторики партии Ауыл, "за духовность, нравственность, казахи не должны уезжать из аула". И части, сделанной под бэкграунд Рахимбекова, весьма прагматичной личности, который продвигает развитие сельского хозяйства.

 

 

Серік Белгібай, политолог