08.01.2021, 07:56
Мирас Нурмуханбетов

Жанболат Мамай: «Только через митинг!»

Лидер Демпартии о 10 января, протестах и «провластности»

Фото: https://kz.media/

Сегодня последний день предвыборной агитации. Но сейчас мы не собираемся никого пиарить или заниматься контр агитацией. Вместо этого поговорим с Жанболатом Мамаем, представителем сил, изначально призывающих к «активному бойкоту» и заявляющих об изначальной нелегитимности выборов. Это тем более интересно, что пока не ясно, что будет после «дня тишины», растянувшегося на годы.

- Демпартия изначально заявляла о том, что предстоящие парламентские выборы нелегитимные. Почему?

– Да, мы об этом заявили сразу после указа Токаева, и даже до этого говорили об их нелегитимности. Потому что, во-первых, на этих выборах нет никакой политической состязательности и здоровой конкуренции. Более того, уже сейчас мы видим, как грубо попираются права независимых наблюдателей, а Центризбирком принимает абсолютно неконституционное постановление, которое фактически лишает возможности объективно мониторить ход голосования.

Во-вторых, за полтора года президентсва Токаева ни одна новая оппозиционная политическая партия не была зарегистрирована. Говоря о нелегитмности выборов, мы исходим из своего же примера. 22 февраля 2020 года мы собирались провести учредительный съезд Демократической партии, но по всей стране, во всех регионах начались гонения, репрессии, преследования наших активистов – их подвергали административному аресту, заводили дела, сжигали автомашины, запугивали. То есть, власть делала все, чтобы ни одна оппозиционная партия не была зарегистрирована и не попала в легитимное поле перед предстоящими парламентскими выборами. И, в-третьих, мы видим, что с новой силой начались аресты. Буквально вчера были подвергнуты аресту на 10 суток трое наших активистов в Жанаозене. И все это говорит о том, что результаты этих «выборов» заранее известны – власть просто подгоняет все под них, реализуя то, что указано в протоколах, написанных в Акорде и «Библиотеке».

- Вы продолжаете оставаться сторонником «активного бойкота»? Почему? Ведь многие представители оппозиции и гражданского общества предлагают либо «умное голосование», либо «против всех», и утверждают, что нужно выходить на протест после объявления итогов голосования – с доказательствами фальсификаций.

– Да, мы твердо стоим на том, о чем сказали сразу после объявления выборов – на активном бойкоте. При этом, я немного не согласен с тем, что большинство выступает за «умное голосование» и протесты после дня выборов. На самом деле, как мне представляется, основная часть оппозиционных сил предлагает выйти на митинг именно 10 января. То есть, наша идея заключается в том, чтобы не просто сидеть дома или ходить на голосование, а активно выражать гражданскую позицию, протестовать против заведомо предрешенных выборов, против воровства наших голосов. Поэтому мы предлагаем выйти на улицы и площади, чтобы там власть услышала наши голоса. Ведь существует только два пути мирной смены власти – через выборы и через уличные протесты. Раз уж первый путь преградила сама власть, то остается только второй. Поэтому мы выходим на протест 10 января в 12 часов, как минимум в трех крупных городах Казахстана.

- Кстати, ДПК предлагает выйти в полдень, а ДВК – в два часа дня, при этом Аблязов обвинил вас в «размытии» протеста. Как вы считаете, почему он так утверждает и почему и на этот раз протестным силам не удалось договориться об единых методах борьбы?

– Давайте здесь опираться на факты. Факт в том, что о дате и предварительном времени нашего митинга в день голосования мы объявили на мирном собрании, прошедшем в Алматы на площади Уалиханова еще 14 ноября. Несколько раз это намерение было подтверждено в декабре – что на протесты будем выходить 10-го числа в 12 часов. В это время Аблязов молчал и ничего по поводу митингов в день голосования не говорил. Потом он стал призывать выйти на митинг в полдень, а сейчас передвинул время на 14-00. Поэтому видно, это сам Аблязов пытается размыть протест. Как бы то ни было, если у него остались какие-то сторонники здесь, в Казахстане, то я их приглашаю вместе выйти на митинг в 12-00 на площадь Республики. Какая разница, во сколько выходить? Давайте это делать вместе! А все призывы Аблязова о захвате государственных зданий, по меньшей мере, нелепы, абсолютно нелепы. Надо быть реалистом и четко понимать ситуацию в стране. Это, наоборот, развяжет руки режиму – даст ему повод жестко разогнать мирные протесты 10 января. Власти теперь будут указывать на пример с США, где власти заявили о привлечении к уголовной ответственности тех, кто захватил Капитолий – что там, при наличии демократии, работает закон. Конечно, мы не можем сравнивать ситуацию в Казахстане и Соединенных Штатах, но казахстанские власти, используя призывы Аблязова, будут оправдываться тем, что борются с попытками свержения конституционного строя.

- И еще про «провластность». У ваших критиков есть один аргумент – почему Жанболат постоянно избегает арестов, в то время как даже рядовые сторонники того же «Көше» подвергаются репрессиям. Как вы можете объяснить такой «феномен»?

– Во-первых, «Көше» и ДВК – это структуры, аффилированные с Мухтаром Аблязовым. Нужно четко понимать, что начиная с 2009 года, когда он покинул страну и стал открыто заниматься политической деятельностью, все структуры, которые принадлежат Аблязову, финансируются им и поддерживают его – они всегда преследовались. Почему? Потому что Аблязов является не политическим оппонентом Назарбаева, а его личным врагом, и это у них взаимно. Поэтому те, кто, скажем, состоит в ДВК, преследуются не по политическим мотивам, не как гражданские активисты, а как сторонники Аблязова, личного врага Назарбаева. Думаю, если бы они создавали бы свои движения и партии или действовали самостоятельно, но такого масштаба репрессий не было бы. Вместе с тем я считаю, что сторонники «Көше» искренне желают перемен в стране, у них есть гражданская позиция и мы ее всецело поддерживаем. Когда они подвергались арестам, то я лично передавал им продукты питания, передачки, чтобы морально их поддержать, когда они находятся в заточении – ведь я на своем опыте не раз испытал, что это такое.

Что касается лично меня, то, думаю, власть поняла, что, подвергнув меня аресту, она ничего не добьется, а может лишь ухудшить положение. Я лично дважды подвергался уголовному преследованию – в 2012 году по «жанаозенскому делу» вместе с Атабаевым и Козловым и был осужден в 2017-ом, проведя семь месяцев в тюрьме. Это не говоря уже об административном преследовании. Все газеты, которые я с единомышленниками выпускал, закрывались властями по надуманным причинам. Но это, по сути, меня не останавливало, и, повторюсь, власть понимает, что этим ничего не добьется. Кроме этого, очередное уголовное дело в отношении меня будет чистейшим политическим преследованием. Ведь я никогда не был чиновником, не был в бизнесе и не был близок к Назарбаеву или его окружению. С 19-20 лет я занимаюсь только журналистикой и политической деятельностью, поэтому мой арест и в Казахстане, и на Западе будет четко трактоваться как борьба с инакомыслием и политическое дело. Это, во-вторых. А в-третьих, думаю, ситуация в стране несколько изменилась. Уверен, что при Назарбаеве были бы массовые аресты и неприкрытые репрессии, но сейчас Токаев, судя по всему, пытается лавировать между Западом, какими-то демократическими ценностями и сохранением авторитаризма. Он хотя бы пытается показать себя президентом-реформатором, и ему просто не нужна «громкая посадка». По крайней мере, сейчас – дальше видно будет. Да и, ко всему прочему, выгодны властям подобные домыслы – что Мамай связан с властями.

- Понятно. Давайте вернемся к программе на 10-11 января. Что вы предлагаете – как вы думаете провести эти два дня? Намерены ли вы объединиться с другими протестными движениями?

– Как я уже говорил, 10 января в 12 часов мы собираемся на площади Республики. И к этому призывает не только Демпартия, но и канал «Бәсе» и другие гражданские активисты и движения, включая «Oyan, Qazaqstan!». Мы понимаем, что площадь и все подходы к ней будут оцеплены силами полиции. Поэтому, если подходы к ней будут заблокированы, то намереваемся собираться на одной точек – на пересечении Абая и Фурманова. А если и там не удастся, то ниже на квартал на Курмангазы. То есть, м думаем собраться в одном месте и одной большой колонной двинуться на площадь. В Астане же мы призываем собраться в это же время у «Байтерека», а в Шымкенте – на площади «Ордабасы». То есть, это будет большая объединенная протестная акция – как минимум, в трех больших городах страны. Что могут дать митинги после выборов и дадут ли? Не остановят ли людей морозы и угрозы применения силы? Что касается 11-го числа, то мы сейчас не будем забегать вперед и что-либо обещать. Все зависит от того, сколько человек выйдет 10-го. Если выйдут тысячи человек, то, естественно, протест будет продолжаться, и решение будет приниматься прямо на площади.

- То есть, вы считаете, что митинги – это единственный способ?

– Митинги – это единственный способ показать мировому сообществу и миллионам казахстанцев, что предстоящие выборы в парламент нелегитимны, что это вообще не выборы, как таковые, что они не признаются народом. Посмотрите, если тысячи человек выйдут на площади своих городов, то это будет яркой демонстрацией того, что граждане Казахстане не приемлют ни итогов выборов, ни их самих, как свободное волеизъявление. Тот человек, который придет на избирательный участок, независимо от того, как и за кого он проголосует, априори будет признавать навязанные правила игры, установленные Акордой и «Библиотекой». Поэтому через мирные митинги протеста мы сможем доказать не легитимность выборов.

- А когда, по вашему мнению, выборы могут стать легитимными?

– Только после конкретных реформ, после четких, а не косметических поправок в законы о выборах и политических партиях. И, соответственно, после регистрации ряда оппозиционных сил и движений, которые смогут участвовать в выборах. Когда отдельные независимые кандидаты вернут себе право выдвигаться в парламент и маслихаты по мажоритарной системе. Только тогда можно будет называть выборы конкурентными и на альтернативной основе. И, конечно же, при гарантиях их прозрачности, честности и отсутствии фальсификаций.

- Хорошо. А теперь немного о немного отдаленных перспективах. Будете ли вы пробовать пройти официальную регистрацию Демократической партии и почему не занимались этим в последние месяцы?

– Как вы знаете и как я говорил выше, в феврале прошлого года мы намеривались провести учредительный съезд Демократической партии Казахстана – собрали инициативную группу более 1000 человек, выполнили другие требования закона. Но после развернувшихся репрессий и преследований активистов, мы вынуждены были протестовать, вместе проведения съезда. Изначально мы были намерены в любом случае провести съезд, но в марте был объявлен жесткий карантин, и весь Казахстан сидел дома – люди из квартир своих не могли выйти, не говоря уже о перемещении между городами. Затем летом, как известно, была вспышка заболеваний, и ситуация более-менее нормализовалась только к октябрю. Но, несмотря на все это, мы не сидели, сложа руки в ожидании чего-то. Мы вновь собрали инициативную группу. Но при этом мы прекрасно осознаем, что ни одна организация не предоставит нам площадку для проведения учредительного съезда. А проведение его в онлайн-режиме невозможно, в том числе потому, что это не будет признано юридически.

С другой стороны, есть четкое понимание того, что власть сейчас ни за что не пойдет на регистрацию какой-либо оппозиционной партии демократического толка. Потому что им не нужны конкуренты на выборах, ни на политическом поле. Поэтому, если объективно оценивать обстановку, то зарегистрировать партию можно только двумя способами. Во-первых, это через массовые протесты внутри страны, и, во-вторых, это при помощи международного сообщества. Должен сказать, то, что происходит вокруг Демпартии, мы рассказываем всем – и представителям международных организаций, и европейским наблюдателям, и западным послам. А по «отдаленным перспективам», то и они будут зависеть от 10 января. В любом случае партия, фактически уже создана и активно работает, и теперь мы будем добиваться ее официальной регистрации.