Заменитель президента

Заменитель президента

Так ли важен спикер сената, как его малюют

Субботнее лишение Дариги Назарбаевой депутатского мандата, а вместе с ним и кресла председателя верхней палаты парламента, породило нешуточный шквал эмоций в соцсетях, а также поток аналитических суждений на заданную тему. Все это, быть может, правильно и обоснованно, но мы акцентируем внимание на том, насколько важна фигура спикера сената. Многим полезно будет изучить эту тему перед самым назначением на избрание нового спикера.

Никогда прежде так яростно не обсуждалось снятие председателя сената, как на этот раз. Конечно, в определенном смысле это зависит от развития социальных сетей, а также является следствием прошлогоднего оптового гражданско-политического пробуждения, но все-таки основная причина – это личность, занимавшая этот пост. Особенно, если рассматривать ситуацию сквозь призму нынешнего президента – ведь при прошлом тоже не было бы такой бурной реакции общества.

Действительно, в укоренившимся во всех его слоях мнении о роли и месте спикера сената Назарбаевой, в никем толком не развеянных слухах о ее скором пришествии в качестве хозяйки Акорды, во всем этом «сценарии» была такая уверенность, что «увольнение» Дариги Нурсултановны было воспринято чуть ли не как путч и конституционный переворот. Или предотвращение переворота. Но мы на этот раз не будем развивать версии субботнего «инцидента» (об этом уже достаточно сказано-пересказано), а посмотрим, что из себя представляет фигура главного сенатора и стоит ли ломать копья вокруг нее.

Вообще, до сегодняшнего дня кресло председателя верхней палаты занимали всего шесть человек, причем, нынешний президент умудрился это сделать дважды, с перерывом на работу в ООН. Касым-Жомарт Кемелевич отличился от других своих предшественников и последователей на этом посту тем, что дольше всех его занимал – в первую «ходку» больше 4 лет, а во вторую – 5, 5, когда как другие ограничивались в среднем 3-4 годами. Последняя, вообще, чуть больше года протянула.

Здесь необходимо отметить, что согласно пункту 1 статьи 58 Конституции РК, кандидатуру председателя верхней палаты парламента выдвигается президентом, а избирают за него сами сенаторы (тайным голосованием). Второй пункт оговаривает возможность прекращения полномочий (они у спикеров не ограничены во времени), и это происходит только при соответствующем голосовании. Другими словами, у президента нет полномочий снимать с должности того, кого выбрали сами депутаты.

Поэтому многие СМИ, отечественные и зарубежные, не говоря уже о блогерах, «ошиблись» в терминах – де-юре Касым-Жомарт Кемелевич прекратил полномочия Дариги Нурсултановны в качестве сенатора, что автоматически означало и потери должности председателя. Однако, как говорится, такого при Назарбаеве не было – уход всех других спикеров (чаще – в связи с появлением вакансии на другой работе) был подкреплен, пусть формальным, но все же голосованием. В общем, появляется юридическая неувязочка, которая могла бы стать юридическим поводом для оспаривания решения товарища президента.

То, что такое оспаривание будет, конечно же, маловероятно, но в любом случае это не станет «борьбой за должность». Так как ценность ее только в том, что она дает возможность переехать из Дома Сената в Акорду минуя формальные выборы. При прежней Конституции этим правом обладал вице-президент. Однако, если пересмотреть весь список вывших спикеров, то далеко не ко всем у Нурсултана Абишевича было 100-процентное доверие (кроме, наверное, Абыкаева и того же Токаева), да и сам он тогда не собирался уходить.

Вообще, нужно понимать, что должность председателя верхней палаты парламента, при наступлении ситуации, прописанной в 48-ой статье Конституции («В случае досрочного освобождения или отрешения от должности Президента Республики Казахстан, а также его смерти…»), совершенно не гарантирует того, что ты станешь и.о. президента. Пример Узбекистана, когда тамошний спикер сената отрекся от должности, а парламент сделал и.о. из премьера Мирзиеева, хорошо все доказывает. Таким образом, спикер сената лишь при определенных обстоятельствах может претендовать на должность главы государства. И, судя по всему, эти «определенные обстоятельства» были потеряны для Дариги Нурсултановны. По крайней мере, по этому алгоритму.

Вполне возможно, она намеревалась расширить свои полномочия на этом посту, в том числе и законодательного характера (поэтому еще две недели назад направила соответствующий запрос в Конституционный совет РК). Но это уже тема для отдельного разговора, который лучше продолжить, дождавшись реакции причастных ко всему этому официальных и полуофициальных лиц.

А пока сегодня, в первой половине дня, можно будет ждать, кого именно президент Токаев поставит на голосование сенаторам в качестве нового спикера. Это назначение тоже о многом будет говорить – станет ли им значимая фигура (например, в виде Карима Масимова), способная «в случае чего» удержать бразды правления, будет ли это «член Семьи» с президентством на среднесрочную перспективу или же поставят полуформальную фигуру из действующего состава сената (для первых двух вариантов Токаеву придется сначала их сенаторами назначать). Как бы то ни было, сейчас всем нам остается только ждать. Благо, недолго осталось…

 

Мирас Нурмуханбетов

 

Фото: из открытых источников