14.11.2019, 03:27
Platon.Asia

Султангазиев: ИГИЛ мог воспользоваться ситуацией

Кыргызский эксперт о геополитической ситуации в регионе и угрозе ИГИЛ

Известный эксперт, директор общественного фонда «Центр исследования региональных проблем Центральной Азии» Айбек Султангазиев рассказывает об ИГИЛ и угрозе, которую несет эта структура региону.

- На прошлой неделе, по заверениям таджикских властей, отряд ИГ пытался захватить погранзаставу «Ишкобод» на границе с Узбекистаном. Как вы думаете, что из себя, вообще, представляет этот инцидент - спектакль или какой-то подготовительный информационный шум?

- Трудно что-то конкретно сказать, так как действительно много пробелов в этом инциденте. Большие сомнения вызывает официальная версия спецслужб Таджикистана о причастности ИГИЛ (ИГИЛ или ИГ - "Исламское государство", экстремистская организация, запрещенная в Казахстане и других странах) к этой попытке прорыва через границу в Узбекистан.

Первое, как многие эксперты отмечают, ИГИЛ всегда готовит такие акции тщательно, с целью нанесения максимального урона противнику и получения большого эффекта. А здесь мы наблюдаем какую-то непродуманность, я бы сказал расхлябанность и пренебрежительность.

Второе, то, что ИГИЛ взяло на себя ответственность и даже распространил какое-то видео, еще не означает, что эта террористическая организация напрямую причастна к этой атаке. ИГИЛ просто могло воспользоваться ситуацией и позицией таджикских спецслужб для своих пропагандистских целей. Эта организация становится популярной франшизой, иногда создается ощущение, что ИГИЛ просто занялся вопросами финансирования «террористических стартапов».

Как говорится, это своеобразный пиар нахаляву, не убудет ИГИЛ от лишней акции, пусть даже не организованной им, но это еще один инфоповод о напоминании миру. И тут могли невольно пересечься интересы властей Таджикистана и ИГИЛ (ИГИЛ или ИГ - "Исламское государство", экстремистская организация, запрещенная в Казахстане и других странах).

Я больше склонен видеть в данном инциденте последствия чисто внутриполитических процессов в Таджикистане, связанных с предстоящим «политическим годом» и возможно передачи власти Рахмоном одному из своих детей.

Власть сейчас как никогда нуждается в консолидации народа вокруг себя, несмотря на, казалось бы, незыблемость власти Рахмона, политические процессы в период передачи власти могут принять неоднозначный характер.

Эти процессы могут стимулировать выход наружу недовольство различных политических сил, групп и наконец народа, которые пока просто «держат все в себе».
Поэтому власть в Таджикистане должна предоставить народу общего врага, который реально угрожает всем. И в данном случае обращает на себя внимание, что спецслужбы Таджикистана, обвиняя ИГИЛ, обошли стороной ПИВТ (запрещенную партию в Таджикистане). А ведь раньше, во время нападения членов ИГИЛ на иностранных велотуристов, сразу же стрелки были переведены на ПИВТ. Между тем у этой партии, хоть она и запрещена, достаточно сторонников в Таджикистане и среди многочисленных мигрантов за рубежом.

Но, хочу отметить, что озвученная мною версия – это просто одна из многих версий и она может оказаться неверной, так как выстроена только на фактах, которые озвучены в СМИ.

Вполне можно согласиться и с версиями о том, что данная акция могла быть устроена лицами из околовластных или провластных кланов или групп, которые пытаются нанести вред Рахмону.

- О чем может свидетельствовать информация от инсайдеров о том, что погибшие «террористы» были сборщиками ферулы?

- Бизнесом по сбору смолы ферулы монопольно занимается один из зятьев президента Эмомали Рахмона - Шамсулло Сохибов. Соответственно, он и устанавливает правила игры и это многим не нравится, особенно сборщикам, что порой приводит к акциям протеста, которые однажды переросли в инцидент с захватом оружия и гибелью протестантов.

В СМИ сообщали, что весной были митинги сборщиков ферулы, среди которых и афганцы, и узбеки, а потом и осенью этого года. Зять Рахмона попросту «кинул» работников, они и возмутились. И, как пишут, в начале ноября были сильные стычки на этой почве, потом их просто «втемную» использовали спецслужбы, которые и выдали погибших за «игиловцев».

Такую версию тоже нельзя исключать, спецслужбы Таджикистана могли просто убить «двух зайцев» и подавить протест обманутых сборщиков ферулы и защитить зятя Рахмона и еще раз продемонстрировать миру доказательства о реальных угрозах ИГИЛ. Что дает повод для «закручивания гаек» и идеологического давления на народ.

- В конце ноября в Бишкеке должен пройти саммит ОДКБ. Не кажется ли вам, что афганская проблема станет главным рабочим вопросом этого форума? Можно ли ожидать по итогам саммита, что будут большие изменения в военном присутствии России вблизи афганской границы с нашим регионом?

- Мне кажется, что афганская тема и не снималась с повестки дня ОДКБ. Поэтому ситуация в Афганистане после ухода войск США и возможность прихода к власти «Талибана» могут стать главным вопросом на саммите ОДКБ.

Вероятно, будут обсуждаться вопросы совместных действий в случае нарастания террористических угроз странам ЦА из-за ситуации в Афганистане.

Существует ряд точек зрений по афганскому вопросу.

Первая гласит, что нынешняя власть без внешней военной помощи в лице США и НАТО падет и к власти придет Талибан, который в свою очередь начнет вытеснять «легионеров» других джихадистских радикальных движений, которые состоят из выходцев из стран ЦА, из Афганистана. И эти движения перенесут свою активную деятельность в наш регион, соответственно, возникнут угрозы прорыва через границу различных террористических группировок.

Здесь стоит отметить, что талибы будут жестко дистанцироваться от других близких по духу организаций, так как они должны будут наводить порядок в стране, которая достаточно сильно фрагментирована и представлена многочисленными политическими силами, которые не менее воинственны и может не менее радикальны, чем сам «Талибан». Поэтому талибам придется жестко обращаться с «легионерами» из международных террористических организаций (ИГИЛ, Аль Каида и др.).
Вот этих «ребят» и придется встречать на границе.

Я больше склоняюсь к тому, что сама победа «Талибана» может стать большой проблемой для региона, поскольку это будет ярким примером победы джихадистского движения и станет мощным стимулом для подпольных радикальных, экстремистских движений религиозного толка в ЦА.

На фоне сильного разочарования в либерально-демократической идеологии, которой прикрылись власти стран ЦА для удовлетворения своих корыстных целей и натурального грабежа народа, сейчас растет популярность ультрарадикалов, причем преимущественно религиозного толка с вкраплением идей социализма.

По большому счету, такие организации как ИГИЛ, Аль Каида имеют хорошую мобилизационную базу в лице сильно маргинализованных обществ ЦА. И этот процесс происходит в ситуации, когда по всему региону идет запрет на легализации политических движений с исламским уклоном. Может, пора задуматься и продумать вопрос допуска к выборам происламских партий.

- В последнее время Россия на довольно высоком уровне активно рассматривает разные центрально-азиатские проблемы. На днях в Самарканде прошла X Азиатская конференция Международного дискуссионного клуба «Валдай» по теме «Центральная Азия и Евразия: многостороннее сотрудничество перед вызовами глобального беспорядка». Не означает ли это, что наш регион ожидает Большая игра-2?

- «Большая игра» и не прекращалась с 19-го века, она шла и будет идти с коррекцией в стане игроков, состав которых и не менялся. Разве, что вместо Российской империи был СССР, теперь снова Россия. Ввод войск в Афганистан во времена СССР тоже можно называть продолжением «Большой игры».

Сейчас же, кроме традиционной Британской империи, активно включились США и ЕС, вместо Османской империи – Республика Турция уже с акцентом на неосманизм, с претензией на возврат своего влияния в ЦА. Появился и сильный Китай вместо Циньской империи, которая была фактически аутсайдером во время начала «Большой игры», когда столкнулись интересы Британской и Российской империй.

В игру вступила Индия, которая была в свое время плацдармом для Британии и колонией, но теперь имеет притязания на роль крупного геополитического игрока со своими геоэкономическими интересами. И крупные национальные экономики Юго-Восточной Азии – Япония и Южная Корея, у которых интересы здесь совпадают с интересами США и одна из главных задач остановить рост влияния Китая.

Игроки вынуждены учитывать и появление национальных государств в ЦА, среди которых есть страны с амбициями на статус региональной супердержавы и при этом каждое государство ведет и свою игру с противостоящими друг другу основными конкурентами по «Большой игре».

Здесь особо стоит отметить и исламский фактор, представленный также достаточно сильными организациями, движениями и странами Персидского залива и Ирана, то есть его растущее влияние.

Поэтому «Большая игра» не прекращалась, она просто усиливается в новом, в более расширенном формате и с более продвинутыми технологиями.

- По меньшей мере, ЕАЭС расширяет свое присутствие в нашем регионе. В начале октября прошла новость о скором возможном вступлении в ЕАЭС Узбекистана. Айбек, как думаете, насколько это реалистично и какие могут быть последствия от вступления Узбекистана в ЕАЭС?

- Узбекистану нужны рынки Центральной Азии и, естественно, с определенными преференциями в виде облегченных условий по различным пошлинам и др.

И я думаю, Ташкент прагматично смотрит на ситуацию, без вступления в ЕАЭС у Узбекистана есть шанс получить меры заградительного характера в виде различных препятствий, принятых в отношении нечленов ЕАЭС. С этим придется считаться.

Следовательно, это заставит пересмотреть внеблоковый статус Узбекистана.

Каковы могут быть негативные последствия? Видимо, Ташкент понимает, что придется открывать свой рынок членам ЕАЭС, что станет испытанием на конкурентоспособность узбекской продукции.

- Айбек, вы лично знаете Атамбаева. В этой связи хотелось бы узнать ваше мнение насчет того, что происходит вокруг дела Алмазбека Шаршеновича и какой будет его исход? В начале этого месяца завершила работу Госкомиссия по расследованию событий в Кой-Таше 7-8 августа. Некоторые его члены проголосовали против ее итогового заключения. Поэтому не думаете ли Вы, что дело А. Атамбаева либо будет длиться долго, либо развалится в скором времени?

- Если учесть определенную пристрастность властей, то исход дела ясен - Атамбаева должны осудить.

Но обвинения против Алмазбека Шаршеновича, которые выстроены на оговоре других обвиняемых в обмен на мягкие приговоры, могут развалиться, если будет проявлена принципиальность и жесткое следование законам со стороны судов, в чем я сильно сомневаюсь.

По крайней мере, дело против Атамбаева будет тянуться долго, вероятно, до проведения и финала парламентских выборов в 2020 году.

Вообще, в Кыргызстане до сих пор уникальная ситуация, когда оппозиция противостоит Атамбаеву, уже ушедшему президенту.

Вероятно, Алмаз Шаршенович стал угрозой для так называемой нынешней политэлиты, когда в своей манере грозил забрать всех нынешних политиков с собой «на покой».

В стране сейчас очень сильно проявляются признаки кризиса доверия, когда народ не верит политикам, не важно какой они политической ориентации. В свою очередь нынешние политики всеми силами хотят удержаться на плаву и нейтрализовать уже идущую навстречу контрэлиту.

Также я думаю, что арест Атамбаева немного успокоил тех, кто засиделся во власти в сопредельных странах и стал некоей идеологической основой для процесса консервации правящих режимов. Алмаз Шаршенович стал «костью в горле», когда ушел без каких-то ухищрений и манипуляций с Конституцией с целью сохранения своей власти. И создал опасный прецедент для автократов.

Теперь есть оправдание того, что надо продолжать править до конца жизни путем назначения «наследных преемников». При этом сохранить за собой верховную власть, которую мы наблюдаем в Казахстане.

Все разговоры о том, что Атамбаев хотел якобы из «Кой-Таша править страной» - это просто попытки оправдания репрессий против экс-президента. Алмаз Шаршенович, как никто другой, прекрасно знал, как власть меняет человека и как меняется политэлита после прихода к власти нового президента.

Возможно, были какие-то иллюзии, связанные с тандемом Жээнбеков-Сапар Исаков, который должен был работать дальше.

- Кстати, ваш президент С. Жеенбеков на днях завил, что он «на саммите лидеров ЕАЭС выступал за тройной контроль на границе» и что скоро «контрабандные схемы ликвидируем». Насколько реалистично это заявление?

- Рано пока давать какие-то оценки. Пока эти заявления носят декларативный характер, принимаются какие-то меры, но насколько они эффективны остается открытым вопросом.

Здесь, наверное, стоит учитывать и противостояние со стороны тех, кто сидит на «контрабандных схемах», а они имеют влияние и лобби во всех госорганах.
Помимо этого, основная часть бизнеса в КР была выстроена на реэкспорте из Китая, в том числе и по серым схемам. На них делались огромные состояния и делаются, и что немаловажно - часть населения, часть простых кыргызстанцев имеет заработок, содержат семьи и живут за счет существования этих схем.

В этих схемах сидит и большинство ведомств, которые по своим функциональным обязанностям должны вести борьбу с «серыми схемами».
Я не оправдываю существование «серых схем», но надо учитывать и реальность, которая не так проста, как кажется.

И это нормально в стране, где фактически была уничтожена вся промышленность, а в результате бездарных реформ в аграрном секторе и сельское хозяйство еле сводит концы с концами. Да, есть определенные подвижки в экономике, но они не так сильны и не особо влияют на ситуацию.

- Взаимоотношения Кыргызстана и Узбекистана серьезно влияют на безопасность и стабильность региона. Недавно сообщили, что между вашими странами за два с половиной года в несколько раз возрос товарооборот. При И. Каримове Узбекистан имел трения с Кыргызстаном по ряду вопросов. Получается, все это позади и ваши отношения будут только развиваться и углубляться, вплоть до каких-либо коопераций?

- С приходом Мирзиёева к власти в Узбекистане ситуация изменилась, наступило потепление.

Время изменилось, президенту Узбекистана надо открывать свою страну и получать выходы на рынки других стран. Долго держать в изоляции страну уже опасно, враждовать или иметь прохладные отношения с соседями себе дороже.

Тем более что, при всех своих недостатках, покойный Каримов сумел сохранить и даже увеличить промышленный экспортный потенциал Узбекистана, определенным образом подготовить к экономическому прорыву страну.

Теперь Ташкенту нужно выстраивать отношения с соседями, чтобы иметь выходы на рынки сопредельных государств.

Поэтому можно говорить о том, что у нас с Узбекистаном дальше будут намного лучше отношения, чем при Каримове, который больше боялся Кыргызстана, считая, что мы со своим свободолюбивым нравом занесем «вирусы революции» в его страну.

- Планировалось, что в апреле этого года состоится вторая Консультативная встреча лидеров стран Центральной Азии. Потом стало известно, что эта встреча пройдет осенью в Ташкенте. Что, по Вашему мнению, может означать затягивание этой встречи, связано ли это с планами Ташкента по вступлению в ЕАЭС?

- Думаю, что причиной стал транзит власти в Казахстане. Все хотели определиться, кто будет представлять Казахстан и с кем вести разговор. Теперь же ясно, что надо разговаривать с Токаевым с оглядкой на вышестоящего Назарбаева.

- Чон рахмат за интервью!

 

 

Беседовал Талгат Мамыраимов

 

Фото: https://kaktus.media/

Читайте еще:
Мнение