Слышит ли государство свой народ?

Слышит ли государство свой народ?

Об интерактивной связи власти и общества

Аресты, преследования, нейтрализации гражданских активистов являются ярким свидетельством того, что наша власть не просто плохо слышит свой народ, но и настроена преимущественно на силовой метод «общения». Интерактивный диалог власти и общества в нашей стране, по сути, лишь имитируется, создавая у народа иллюзию «слышащего государства». Правда, временами власть идет на разрядку социальной и политической напряженности, к примеру, проводя такие акции, как выпуск на свободу М. Джакишева. Но по большому счету все это относится к мероприятиям по манипулированию общественным мнением. Есть пока только диалог в стиле общения внутри властной корпорации, когда рядовые солдаты власти выступают посредниками в общении лишь со сливками социальных слоев высшего и среднего класса (селекторатом).

Американский политолог Буэно де Мескита называет «селекторатом» подкупаемую властью группу поддержки-опоры авторитаризма в обществе. Для лучшей имитации «диалога» с обществом власть не только опирается на малополезные структуры вроде НСОД, «народных» экспертов, но и создает имитационные структуры «гражданского общества» в виде ГОНГО. То есть государством организованные негосударственные организации, создающие иллюзию демократии и работающие на интересы государства (правящей группы). В некотором смысле наши власти ведут диалог лишь с «правильной» частью общества (правильными пчелами) – отщепенцов на километр не подпустят. На разного рода отчетные встречи госорганов допускаются только избранные. Наша правящая элита практически не готова идти на конструктивный диалог с протестными группами, оппозицией, используя в основном свой излюбленный метод – «не потерплю, разорю!». Власти стараются минимизировать свои риски от общения с оппонентами. Протестным группировкам они обычно противопоставляют приближенных к себе людей, позиционирующих себя общественными деятелями, «гражданскими» активистами.

Простой народ не в состоянии задать «неудобные вопросы» и озвучить проблемы, которые не решаются годами. Короче, власти избегают острых вопросов. Если проблема не получила резонанса на уровне всей страны, то ее стараются не заметить. Словом, на отчетных встречах говорят зачастую исключительно о скромных достижениях, не касаясь глубин многочисленных социальных проблем. Власть реагирует на критику только тогда, когда информация просочилась в СМИ или может туда просочиться. В этом случае реагируют моментально и всеми способами пытаются замять проблему или «элегантно» оттянуть ее решение на более поздний срок. Однако ряд возникших проблем, в том числе отложенных на потом, не решается годами, несмотря на то, что эти темы население продолжает озвучивать через некоторые СМИ.
Властями проблемы решаются только до уровня, чтобы народ не вышел на митинги, а если уже вышел – чтобы быстро погасить открытые выступления, после чего проблемы обычно забалтываются, затягивается их решение, а зачастую они вовсе не решаются. Иначе говоря, власти игнорируют общественное мнение, стараются его заблокировать, тем более проявления альтернативного взгляда. Основной метод работы власти по преодолению разных угроз, рисков – это консервация, силовое блокирование их непосредственных источников, но не профилактика их глубинных факторов. При этом это происходит в русле табуирования проблемы. В итоге проблема загоняется в «черный ящик», где проходит неведомый инкубационный режим, когда «пружина» сжимается. Но она может разжаться при стечении тех новых обстоятельств, факторов, преодоление которых не заложено в предметно-объектной методике власти, работающей по принципу - нет предмета, объекта, «излучающего», непосредственно «выдающего» наружу проблему – нет проблемы. Единственное, что с энтузиазмом делают наши чинуши, так это пишут положительные отклики на лозунги власть предержащих и активно освещают в государственных СМИ работу информационно-пропагандистских групп. Отписки и имитация деятельности – это обкатанный метод работы властей с общественным мнением. На резонансные темы реакция следует незамедлительная, иначе скандал наберет обороты. Поэтому отвлекающая, имитационная информация по резонансным темам предоставляется незамедлительно, а конфликт блокируется.

Анализ структуры политических обращений представителей казахстанской правящей власти к населению выявляет практическое отсутствие в них эффекта обратной связи, как с населением, так с реальностью. Особенно это находит отражение в массе проектов, которые периодически выдвигает наша власть как содержание политической коммуникации. Другими словами, мессиджи, лозунги, программы нашей власти представляют собою такой вид политической рекламы, которая в своем содержании практически не содержит реальных элементов. Но для того, чтобы коммуникация состоялась необходимо, чтобы объект информационного воздействия воспринимал информацию, был согласен с ее содержанием. Политический дискурс, политическая коммуникация только тогда считается состоявшейся, когда адресуемая информация находит обработку (поддержку, одобрение, неприятие с внесением корректив) и возвращается обратно к ее адресанту. Всего этого в политической коммуникации Казахстана практически не наблюдается. Здесь адресат, также как и текст, обращенный к нему, – виртуальны. В данном случае мы имеем дело с монологической моделью политической коммуникации, когда информация имеет одну направленность. В этом плане политическая коммуникация нашей власти носит всего-навсего характер языковой игры.

Вместе с тем произвол власти в работе с обществом во многом продиктован самим конформизмом нашей общественности, ее готовности менять свои права на «бублики» и властную «стабильность». Сейчас часто можно услышать утверждение, что социальные сети, информационная эпоха активно меняют наших людей, влияют на развитие у них гражданского самосознания, участия в обустройстве общества, защите различных прав человека. К сожалению, больше оснований полагать, что и этот процесс контролируется и направляется государством, а на уровне внутреннего мира относится к поверхностным, модным веяниям, не формирующим истинные демократические, гражданские ценности, установки. Авторитарная культура слишком сильно сидит во многих из нас и очень долго будет меняться в лучшую сторону. Таким образом, общественно-политический курс правящей элиты, в сущности, ориентирован на деполитизацию населения, всей общественной системы.

И этот факт означает, что казахстанцы неудержимо отдаляются от способности созидать во благо общества, заниматься политикой в смысле конкретного обустройства государства, общества. Тем самым нарушается процесс, утрачивается смысл политической социализации, когда в действительности ее лозунги, ценности будут находить лишь формальное, искусственное одобрение, восприятие. А это значит, что граждане будут относиться больше потребительски к стране своего проживания и не будут готовы в случае необходимости пожертвовать своим благополучием ради ее безопасности и независимости. Уже сейчас в нашей стране есть два потребителя общественно-политической информации. Один, малочисленный, читает и смотрит официальные СМИ. Второй, более многочисленный, не афишируя, читает альтернативную информацию в Интернете, относительно независимых печатных СМИ. Такая практика очень пагубна – власть в таком режиме, словно, работает для себя. Это напоминает человека, страдающего аутизмом, который живет в собственном мире, плохо воспринимая реальность и от этого имеющего разные неприятности.

Так среди народа развивается отчуждение к власти, как к некоему обособленному аппарату, пекущемуся лишь о своих узкогрупповых интересах…

 

 

Талгат Мамырайымов

 

 

Фото: с открытых источников