Сенат. Перезагрузка

Сенат. Перезагрузка

Что изменится в верхней палате после смены председателя

Вторую неделю в бывшей законотворческой вотчине Дариги Назарбаевой происходит негласное переформатирование и перестройка работы. В некотором плане деятельность сената возвращается ко времени, когда здесь заседал нынешний президент, но есть и другие существенные изменения. Одно из направлений – контроль деятельности сенаторов со стороны АП.

Как известно, субботним утром 2 мая председатель верхней палатки парламента Дарига Назарбаева вдруг была лишена депутатского мандата, отсутствие которого автоматически снимало ее с ключевой должности. С чем это было связано и какова дальнейшая политическая судьба старшей дочери главы Совбеза, отдельный разговор. Посмотрим на то, что теперь будет с сенатом и для чего туда направлен Маулен Ашимбаев.

Сразу стоит отметить, что национальной особенностью казахстанской политик является то, что здесь все делается сразу по нескольким причинам, основные из которых никогда не называются, да и официальная версия может прозвучать далеко не всегда. Поэтому можно с уверенностью предположить, что Ашимбаев пошел в сенат не только ради того, чтобы «заткнуть образовавшуюся брешь» или «просто некого поставить», а еще и потому что надо было исправить некоторые «перегибы» предыдущего спикера и настроить законодательный орган на привычный лад.

Заодно, что тоже немаловажно, нужно было показать и доказать обществу, что «второй по значимости пост» на политическом Олимпе таковым не является. Ведь, скажем, когда спикером был Кайрат Мами, никто не подумал бы считать его приемником – он даже на роль исполняющего обязанности не подходил. А то, что соответствующую норму Конституции (о том, что председатель верхней палаты парламента замещает президента в случае его неспособности исполнять свои обязанности, вплоть до смерти) можно и игнорировать. Как, например, это в Узбекистане было сделано после ухода из жизни Ислама Каримова. Маулен Ашимбаев тоже никак не вписывается в рамки главы государства, и тем самым возвращает к тому времени, когда эта должность была номинальной.

Впрочем, определенные задачи, как перед Мауленом Сагатхановичем, так и перед единогласно проголосовавшими за него новыми коллегами, имеются. Трудно сказать, что наиболее важно, а что второстепенно – скорее в данном случае имеет букет причин. Но главное на сегодня это все-таки восстановление изначального предназначения сената, а именно – доведение до «кондиции» всех законопроектов, рожденных в правительстве или в самом парламенте. Многие из них, конечно же, были зачаты в Администрации президента, в том числе и в отделах, курировавшихся самим Ашимбаевым. То есть, если он до последнего времени стоял в начале цепочки, то теперь перенаправлен в ее конец. По сути, он будет исполнять те же самые функции, но уже с гораздо более скромными возможностями в плане инициатив или самодеятельности (последнее вообще стало опасным, что подтверждает история с его предшественницей).

Об определенных изменениях в работе верхней палаты парламента сказал намедни и сам его председатель. На заседании Бюро сената он поставил новые задачи. Во-первых, они касаются реализации того, о чем наговорил президент Токаев в своем заявлении в понедельник. Например, все то, что касается посткризисного развития страны. К слову, кое о чем в данном направлении в последние дни своего спикерства говорила и Дарига Нурсултановна, но разве сейчас об этом кто-то вспомнит? Тем более, надо учитывать то, что некоторые вопросы, мягко говоря, не входят в компетенцию верхней палаты парламента. Вполне возможно, именно по этому поводу Назарбаева в середине апреля обратилась с запросом в Конституционный совет с просьбой разъяснить нормы статьи 61 Основного закона (о законотворческих инициативах парламента) – хотела выбить себе больше полномочий. Чем это закончилось, всем понятно. Впрочем, еще не закончилось…

Но вернемся к нынешнему сенату, который оказался беззубым и ни намеком не заступился за бывшего председателя. Поэтому зачистки среди них, скорее всего, не будет. По крайней мере – быстрой и чересчур явной. Вполне возможно, состав сената измениться на 25-30 процентов до конца года, что станет возможным после выборов в маслихаты (которые избирают часть сенаторов) и обновление президентского списка депутатов верхней палатки. Для того, чтобы остаться на своих местах, им придется поработать, доказывая не просто лояльность нынешней администрации Акорды , но демонстрируя преданность ей и самому президенту.

А пока сенаторы будут заниматься скучной повседневной деятельностью - проводить через себя законы и, при необходимости, возвращать им первоначальный вид, испорченный «младшими братьями» из мажилиса и наоедливыми представителями общественности и НПО. Ну, а об инициативах госпожи Назарбаевой касательно проверок расходования бюджета за прошлый год, междоусобиц и нападок на НПП и о других вольностях можно с облегчением забыть. Ведь еще надо будет готовиться к очередным внеочередным парламентским выборам, когда нижняя палатка может обновиться и надо будет контролировать их излишнюю активность.

 

Мирас Нурмуханбетов

 

Фото: https://strategy2050.kz/