30.10.2020, 07:06
Мирас Нурмухамбетов

Саботаж или протест?

Об эффективности бойкота в Казахстане
Фотография с открытых источников

Что делать, если вам предлагают выбирать из потенциально лояльных к существующей власти партий, а потом еще все равно сфальсифицируют результаты? У многих напрашивается один ответ – бойкот. Однако бойкоты бывают разные, и как показывает отечественная и международная практика, к каким-либо достойным результатам не приводит. Но выборы есть выборы – можно выбирать не только между партиями, но и между тем, принимать активное участие в избирательном процессе или же также активно протестовать против него. Поможем немного с этим выбором.

За десять дней с момента объявления президентом Токаевым парламентских выборов сразу несколько организаций и целый ряд гражданских активистов призвали их бойкотировать. Несмотря на, казалось бы, единую идею, здесь наблюдаются самые разные варианты, от четко выработанной позиции, до бойкота ради бойкота (это как у Партоса – «дерусь, потому что дерусь»). Но для начала следует разделить тех, кто собрался идти на электоральный протест – те, за кого голосуют и те, кто голосует.

Если говорить о первом варианте, то недавно американский журнал Foreign Policy сравнительно недавно опубликовал исследование по данному поводу, основной вывод которого сводится к тому, что отказ от участия в выборах это плохая идея. Если коротко, саботаж избирательного процесса приводит к маргинализации оппозиции и практически никаких сдвигов в сторону демократии не дает, особенно, если оппоненты режима хотят ускорить этот процесс. Аналитиком Мэтью Френкелем было исследовано 171 случай бойкота (или угрозы им), начиная с 1990 и заканчивая 2009 годами, и только 7 из них (4 процента) дали реальный результат. К слову, эффект был достигнут либо потому что оппозиция пользовалась значительной поддержкой населения, а бойкот был лишь одним из инструментов борьбы наравне с уличными протестами, забастовками и так далее, либо, когда законодательство стран предусматривало наличие кворума для того, чтобы выборы считались состоявшимися. Диктаторские страны стараются предотвращать первое условие и уже давно избавились от второго (как в Казахстане, России, Беларуси).

У нас с политическими партиями, имеющими официальную лицензию на участие в предвыборной байге, большой дефицит – кто-то считает, что таковая в Казахстане только одна, а другие и вовсе уверены, что их нет. Поэтому трудно применять исследование мистера Френкеля к нашей стране, хотя некоторые тезисы можно использовать. Что касается «социал-демократов», то в прошлом году они отказались выдвигать своего кандидата на президентские выборы, хотя сначала громко заявили об этом. В итоге, ничего хорошего это ни для самой партии, ни для общества этот бойкот не дал – разве что в Администрации президента (точнее, в администрациях президентов) довольно потирали руки, а Центризбирком облегченно вздохнул из-за того, что им не придется усложнять себе работу по пересчету голосов.

Можно только гадать, был бы какой-то протестный всплеск, если бы ОСДП решила саботировать и парламентские выборы, но создается устойчивое впечатление, что широкой поддержки общественности она бы не получила. То есть, оба варианта, когда бойкот дает какой-то эффект, в этом случае не подходят. Поэтому рассмотрим другое направление – когда бойкотируют избиратели.

В данном случае тоже несколько вариантов, при том, что в большей степени следует обращать внимание на различные оппозиционные силы, незарегистрированные партии и отдельных «лидеров мнений», по которым можно судить об общей тенденции. Кстати, многие виды бойкота голосования теряют смысл, если его не будут контролировать независимые наблюдатели. Об их значении на прошлых и надвигающихся выборах мы не раз говорили, поэтому повторяться не будем. Здесь надо подчеркнуть простую вещь – если граждане массово откажутся голосовать, то следует ожидать обратно пропорциональный рост массового вброса бюллетеней в избирательные урны. И что-то нам подсказывает, что эти вбросы будут не в пользу той же ОСДП или, скажем, КНПК.

Другой бойкот – так называемый, активный. Правда, мало кто знает, что это такое. Более четко по этому поводу высказался Жанболат Мамай, заявив, что сторонники Демпартии будут придерживаться именно такого принципа. По его словам, они будут полностью игнорировать выборы, считая их нелегитимными, так как в них не участвует оппозиция, не ходить голосовать, не направлять наблюдателей на участки, а вместо этого сконцентрироваться на протестах, в том числе и день проведения самих выборов. Это как раз тот случай, когда необходима поддержка общества. Будет оно достигнута или нет, это отдельный вопрос, тем более, что все может кардинально измениться за эти 73 дня, которые остались до «Дня Х».

Здесь следует вернуться к публикации в Foreign Policy, в которой, кроме прочего, говорилось о международной поддержке, а точнее, об ее отсутствии или ослаблении в случаях бойкотирования выборного процесса. То есть, фактор внимания зарубежных посольств, международных организаций и правозащитных НПО существенно снижается, когда партии отказываются вести политическую борьбу на легитимном поле. Однако, как было сказано выше, в Казахстане нынче несколько другая ситуация. Вообще, можно сказать, что международный опыт и даже практика постсоветских стран, несмотря на множество схожих моментов, в нашем случае не действует или действует странным образом. Это может успокоить действующие власти и «диванных батыров». У нас, судя по всему, действительно «особый путь», который предстоит пройти всем, независимо от того, бойкотчики они, «нуротановцы», наблюдатели или просто ленивые граждане, которые 10 января не то, что на митинг – на избирательный участок не пойдут.

Какой вывод из всего этого? Да, никакого. Несмотря на максимально узкую возможность выбирать, выбор делать все-таки придется, и лучше, если он будет осознанный, а не по привычке или же по указанию (опять-таки, независимо от того, это указание голосовать за определенную партию или призыв выходить на протест).

Мнение