11.03.2021, 09:33
Аналитический отдел Platon.asia

Развитие либеральных ценностей в Иране

Недовольство властью аятолл

Фотография с открытых источников

Скоро в Иране начнется последняя фаза предвыборной президентской гонки, которая завершится выборами президента 18 июня текущего года. Некоторые аналитики, в частности Королевского объединенного института оборонных исследований (RUSI) Британии, прогнозируют, что 8-м президентом Ирана станет выходец из КСИР. Свой вывод они аргументируют тем, что якобы и консерваторы, и реформаторы хотят, чтобы исполнительную власть в стране возглавили армейские «ястребы». На самом деле, полагаем, иранский народ жаждет больших перемен, а не сильной руки, которая затащит страну в «лагерный» режим. Тому подтверждением является то обстоятельство, что на предыдущих выборах иранцы голосовали в пользу кандидатов, которые обещали перемены. Мы не будем анализировать, кто именно в иранской элите сможет стать следующим президентом Ирана. Мы рассмотрим лишь политические предпочтения иранского общества. 

В иранском обществе расширяется недовольство жизнедеятельностью опоры консерватизма - духовенства, многие представители которого погрязли в коррупции всех ее форм – больше мягких видов – непотизм, блат для своих людей, родственников при получении государственных подрядов, должностей и др. Всего мулл в Иране приблизительно 500 тысяч человек. При этом рядовые муллы получают высокие зарплаты - около 2 тысяч долларов в месяц (при средней зарплате в Иране в 342 доллара). Им выделяются бесплатные государственные квартиры, субсидии на практически все расходы. Многие муллы, аятоллы имеют аффилированную связь с крупным и средним бизнесом, а некоторые напрямую являются олигархами. 

Сама государственная деятельность консерваторов вызывает сильное недовольство многих иранцев. Им в первую очередь не нравятся их жесткие силовые действия, шпиономания, широкие аресты инакомыслящих за мнимое сотрудничество с зарубежными спецслужбами, ограничение свободы слова. Кроме того, иранская полиция ужесточила борьбу с «распущенными нравами» в Иране с помощью нескольких десятков тысяч своих тайных агентов, которые шпионят за населением. При всем при том лидирующее среди силовиков КСИР ядро настроено усилить прессинг либералов, гражданских активистов. Словом, постепенно градус напряжения, вызванный в большей мере чрезмерным ограничением консерваторами пролиберального образа жизни многих иранцев, в конце концов, может привести к массовым протестным выступлениям. Не случайно в начале прошлого года, когда в Тегеране прошли острые протестные выступления, люди в числе прочего требовали отставки аятоллы Али Хаменеи, реформирования КСИР.

Необходимо отметить, что в настоящее время среди подавляющей части иранской молодежи, иранцев среднего возраста превалируют требования, желания скорейших либеральных реформ, снижения прессинга шариата, духовенства в политической, общественной и экономической жизни. Эта категория занимает сегодня около 40% иранского населения. Такого рода настроения цементируются огромной популярностью ценностей западной культуры в этих кругах. Отдельно отметим, что среди детей политической и экономической элиты Ирана преобладают поклонники западной культуры, многие из которых получили образование в учебных заведениях США, Европы. Популярность либерального образа жизни в иранском обществе, особенно среди молодежи, закрепляется высоким уровнем наркомании здесь, когда люди сильно подвержены разным гедонистическим излишествам.

По данным независимых экспертов, в Иране всех наркоманов не менее 3,5 миллионов человек. Тем самым наркобизнес является сферой приложения усилий многих элитных группировок, причастных к спецслужбам, прокуратуре и полиции. Большое количество наркоманов во многом обусловлено дешевизной опиума, который в Иране стоит даже дешевле некоторых сортов пива. Так 1 кг опиума здесь стоит всего лишь 330 долларов. Причем полагается, что потребление опиума, будто бы, не запрещено шариатом, священными писаниями ислама. Сегодня в Иране получили широкое распространение и синтетические наркотики, такие как метамфетамин, крэк.

Вместе с тем необходимо отметить, что в иранском обществе по-прежнему сильны позиции ценностей ислама, шиизма, консервативных традиций, обычаев. В результате в иранском обществе развивается конфликт либеральных и консервативных ценностей, элитных группировок, проповедующих эти ценностные ориентиры. Иранский национализм с жаждой возрождения персидской империи, или могущества Ирана имеет огромную популярность среди иранцев, даже среди симпатизирующей западной культуре молодежи. В иранском обществе очень популярны идеи создания мощного, сильного Ирана, его гегемонии на Ближнем Востоке, в мусульманском мире. Возможно, поэтому иранская ядерная программа находит большую поддержку среди иранцев. 
          
Однако постепенно и само иранское духовенство начинает все больше обращаться к идеям модернизации страны, ее политической системы. Так, например, Х. Роухани и М. Хатами являются выходцами из духовно-религиозной сферы. Следует отметить, что Х. Роухани и М. Хатами были соратниками А.Х. Рафсанджани. Покойный А.Х. Рафсанджани был самым авторитетным иранским пролиберальным и прагматичным политиком. Он был сторонником широкого компромиссного диалога с Западом с заимствованием его опыта политического управления, привлечением массированных западных инвестиций, новейших технологий. Рафсанджани являлся наиболее сильным политическим, идеологическим и личным противником Али Хаменеи.  

Напомним, что Рафсанджани был самым богатым человеком в Иране. Тем самым сторонники развития сотрудничества с Западом, пролиберальных реформ имеют ресурсы среди крупного и среднего бизнеса, занимающегося высокотехнологичным производством, нефтяными поставками, переработками, внешнеторговым крупнооптовым ритейлом. То есть данный бизнес жаждет снятия антииранских санкций, и понимает, что для этого нужно проводить либеральные реформы. Таким образом, у либерально настроенной части иранского политического истеблишмента потенциально более сильные, чем у консерваторов, материальные ресурсы…

Мнение