21.01.2020, 04:00
Platon.Asia

"Путин использует методы социального подкупа"

Как российский лидер сохраняет власть

Эксклюзивное интервью Platon.asia Андрея Серенко, эксперта Российского общества политологов о предстоящих политических изменениях в России.

- Андрей, в чем Вы видите главные значения и смыслы Послания Путина для дальнейшего будущего России, можно ли ожидать, что вслед за ними последуют какие-нибудь кардинальные социально-экономические и политические изменения, включая демократизацию и улучшение отношений с Западом?

- Послание Владимира Путина – это старт политической реформе в России, которая предполагает изменение Конституции страны и сложившегося к началу 2020 года баланса сил в системе власти. Цель этой политической реформы – транзит власти, то есть обеспечение политического лидерства Владимира Путина в РФ и после 2024 года. Пакет социальных мер, который был озвучен президентом РФ в Послании, на мой взгляд, является одним из условий проведения конституционной реформы, сделкой, которая предлагает части россиян социальные гарантии взамен на политическую лояльность. Думаю, этот сигнал не останется без ответа: сегодня только по официальным данным около 20 млн граждан РФ живут за чертой бедности, по неофициальным – эта цифра больше в два раза. Для них сегодня любая социальная поддержка важна, причем, гораздо больше, чем некие коррективы в Основной Закон. Так что, проблем с проведением конституционной реформы в РФ не будет, всероссийский опрос, который состоится 12 апреля, наверняка даст Кремлю необходимый уровень общественной поддержки. Я пока не вижу в предложениях Владимира Путина признаков демократизации российской политической системы и готовности улучшить отношения с Западом. Президент РФ предложил гражданам страны не столько реальные экономические реформы, сколько обновленную модель социального подкупа – через укрепление отдельных элементов государственного патернализма. Значительная часть населения РФ согласится с этим.

- Путин в Послании предложил рассмотреть конституционные поправки, по которым вроде усилится роль правительства и парламента, который будет утверждать членов кабмина. Может быть, именно с этим связана отставка Медведева, то есть Путин претендует на пост усиленного премьер-министра и так продолжится эра его правления в России? Не последует ли за отставкой Медведева каких-либо существенных изменений во внутриэлитном раскладе России?

- Я не увидел в предложениях Путина признаков усиления роли правительства РФ. Скорее, наоборот, речь идет о сокращении возможностей премьер-министра влиять на формирование кабинета министров. Для Госдумы РФ (нижней палаты национального парламента), действительно, предложенные Путиным изменения станут политически важными. Они повышают роль парламента в формировании правительства, одновременно делая и Госдуму ответственной за политику кабмина. Так что за некоторое усиление своих политических возможностей депутатам придется заплатить и немалую политическую и репутационную цену, и пока не ясно, стоит ли овчинка выделки… Тем не менее, пока мы можем говорить об усилении роли парламента в системе институтов госвласти РФ. Это повышает значение предстоящих выборов депутатов Госдумы, которые запланированы на осень 2021 года, но, вполне вероятно, состоятся раньше этого срока (в конце 2020-го или весной 2021 года). Очевидно, что администрация президента РФ теперь будет более жестко и тщательно контролировать персональный отбор будущих депутатов Госдумы, максимально лишив региональные элиты возможности влиять на этот процесс. Должность председателя Госдумы значительно усиливается и не факт, что занимающему ему сегодня Вячеславу Володину удастся сохранить ее за собой и после 2021 года.

Отставка непопулярного среди населения РФ Дмитрия Медведева носит характер ритуальной жертвы, она призвана подтвердить избирателям серьезность намерений Владимира Путина перезаключить социальный контракт с обедневшей частью населения страны. Сам Медведев никуда из ближнего круга Путина не выпадает (кресло в Совбезе, скорее, похоже на пересидку), очевидно, он еще всплывет в новых кадровых комбинациях президента. Я не исключаю, что Медведев может возглавить список партии «Единая Россия» (ЕР) на выборах в Госдуму и затем стать спикером парламента. В пользу этого говорит то, что, несмотря на отставку с поста премьер-министра, Медведев сохранил за собой должность председателя ЕР – это явно предполагает его участие в крупных электоральных проектах.

Новый глава правительства РФ Михаил Мишустин вряд ли сможет избавиться от бренда «технического премьера». Он уже дал понять, что основные принципы медведевского курса пересмотру не подлежат (пенсионная реформа, отказ от прогрессивной шкалы налогообложения и пр.). Миссия Мишустина – обеспечить функционирование правительства в период политической реформы и, возможно, досрочных, парламентских выборов. От того, как он справится с этой задачей, зависит, сохранится ли Мишустин в кресле премьера после 2021 года или нет.

- Согласно предложениям Путина, назначения руководителей силового блока теперь, возможно, будут проходить после консультаций с Советом Федерации. Не означает ли это, что Путин заинтересован в снижении влияния элитных группировок «силовиков», которое в последнее время стало чуть ли не доминирующим в России? И не повлечет ли это ослабление контроля со стороны силовиков над российским обществом? Тем более что друг Путина, «либеральный» Медведев занял пост зампредседателя Совбеза, где он будет заниматься вопросами обороноспособности и безопасности страны.

Назначение генерала Игоря Краснова (человека из Следственного комитета РФ) новым Генеральным прокурором РФ (вместо Юрия Чайки) показывает, что вряд ли можно говорить об ослаблении позиций «силовиков» в системе российских институтов власти. «Силовики» давно уже не являются (а, скорее всего, никогда и не были) некой единой политической корпорацией. Крупные скандалы последних лет, как правило, были связаны как раз с соперничеством и конфликтами между различными группами влияния «силовиков». Причем речь идет не только о конфликтах между отдельными ведомствами (например, «ФСБ против СКР», «СКР против Генпрокуратуры», «ФСБ против МВД» или «ФСБ против Росгвардии»), но и о конфликтах внутри отдельных группировок внутри этих структур (борьба между собой разных подъездов Лубянки или конфликты между заместителями главы СКР Бастрыкина). Различные кланы «силовиков» сегодня вписаны в более крупные группы интересов «гражданской» административно-политической и деловой элиты. И, безусловно, контроль с их стороны над российским обществом сохранится. Президент пытается сохранять определенный баланс между соперничающими группами силовиков, однако, при этом очевидно, что ФСБ была и остается «любимой» силовой структурой Путина. Ее влияние на российскую политическую систему остается наиболее сильным и устойчивым. Думаю, Дмитрий Медведев не сможет заметно влиять на уровень доминирования силовых структур в РФ.

- В анонсированных Путиным изменениях конституции существенно возрастут полномочия губернаторов. Это шаг в сторону децентрализации власти, развития самостоятельности регионов, либо Путин стремится разнообразить элиты России, чтобы не было однозначного доминирования какой-либо элитной группы?

- Пока не ясно, как именно будет происходить политическое усиление губернаторов. Владимир Путин в своем Послании лишь туманно намекнул на это, равно как и на повышение роли местного самоуправления, которое будет теперь вписано в единую систему публичной власти РФ. Пока известно лишь одно – все главы регионов будут включены в состав Госсовета РФ, который, в свою очередь, по итогам политической реформы, существенно повысить свой статус. Разумеется, ни о какой децентрализации власти в России речь не идет. Вряд ли с помощью современных губернаторов можно как-то изменить структуру групп интересов на федеральном уровне: как правило, главы регионов сами являются ставленниками этих групп, по факту они не представляют интересы регионов страны. Нынешние губернаторы в РФ – это чиновники администрации президента, делегированные на работу в регионы по протекции тех или иных административно-политических или экономических кланов. Губернаторы представляют интересы этих кланов и Кремля на конкретных территориях страны, но их вряд ли можно считать представителями интересов этих регионов и региональных элит в федеральном Центре.

- Андрей, если В. Путин станет «усиленным премьер-министром», то следует ли ожидать, что он тем самым будет уделять больше внимания Евразийскому экономическому союзу, росту влияния этой организации?

- Я думаю, что по итогам политической реформы Владимир Путин может либо сохранить за собой пост президента РФ, либо возглавить Госсовет РФ. Должность премьер-министра вряд ли является для него привлекательной (тут уж скорее можно предположить, что Путина мог бы заинтересовать пост председателя Госдумы, но это, на мой взгляд, тоже маловероятно). Однако Путин наверняка будет продолжать уделять серьезное внимание интеграционным проектам на постсоветском пространстве, в том числе и ЕВРАЗЭС. Одна из главных геополитических проблем Москвы – отсутствие у нее надежных союзников на постсоветском пространстве.

Лакмусовой бумажкой тут является крымский вопрос – ни одна из стран-союзниц РФ не признала присоединение Крыма к России и это лучше всего говорит о качестве союзнических отношений. Маловероятно, что Москва может рассчитывать на какие-то подвижки в крымском сюжете со стороны Казахстана, Беларуси, Армении и других постсоветских республик. Для России важно будет сохранить контроль над основной частью территории бывшего СССР. И эта задача останется одним из приоритетов для Владимира Путина, какую бы должность он не занял после 2021 года.


Большое спасибо за уделенное время!

 


Подготовил Талгат Мамырайымов

 

Фото: https://rus.postimees.ee/

Читайте еще:
Мнение