28.12.2020, 07:40
Мирас Нурмуханбетов

«Против всех»

«Умное голосование», бойкот или…?

Фотография с открытых источников

Две недели остается до того, что в Казахстане принято называть «выборами». Как известно, независимые опросы общественного мнения у нас фактически запрещены, а официальные данные демонстрируют превентивную победу «того, кого надо». Однако понятно, что истинное положение вещей далеко от того, что хочет Акорда и что рисуют придворные соцопросы. Между тем, протестный электорат не намерен с этим мириться, но по-прежнему не может прийти к единому мнению.

Как известно, власти, мягко говоря, не слишком заинтересованы в электоральной активности населения. Здесь все очевидно – если казахстанцам дать право выбирать по-настоящему, то вряд ли у нынешних победителей все будет так, как сейчас. Объективно говоря, вряд ли выборы без фальсификаций дадут «обнуление» партии власти, к чему стремятся сторонники «умного голосования», но то, что реальные результаты могут разительно отличаться от всех предыдущих – это аксиома, не нуждающаяся в особых доказательствах. Это было легко и без включения всех сил оппозиции доказано в прошлом году.

Однако на президентских выборах 2019-го был хоть какой-то альтернативный кандидат, в котором многие увидели не сколько оппозиционера Косанова, столько возможность проголосовать «за другого». На этот раз альтернативой даже не пахнет, что, опять-таки, очень выгодно нынешней власти. Выгодно, кроме всего прочего, еще и по причине того, что «альтернативщики» так и не определились, какую единую позицию занять. А направления всего три – бойкот, «умное голосование» и «против всех». При этом, сторонники каждого из вариантов, признают и ратуют за объединение усилий и выработки консенсуса, но при этом настаивают только на своем видении.

Кратко рассмотрим все три момента. Бойкот, как таковой, мы довольно подробно рассматривали в самом начале нынешней электоральной кампании, поэтому останавливаться на нем не будем. Просто отметим, что бойкотирование, по сути, присуще в основном политическим силам – тем же партиям, которые могут, но не хотят участвовать в выборах. Можно было бы привести в пример ОСДП, но их «бойкот» на этот раз оказался спущенным кураторами, и никакой политической волей здесь и не пахнет. Что касается бойкота со стороны избирателей, то он делится на пассивный (в большей степени, это удобная отговорка, чтобы ничего не делать) и активный – с митингами и протестами. Последнее, впрочем, может применяться и при двух других вариантах.

Про «умное голосование» мы тоже писали не раз. Однако сейчас, за 13 дней до «выборов», сами сторонники «Эврики» (система, по которой избиратели голосуют за любую другую партию, кроме определенной – в основном, партии власти) так и не определились, кого именно назначить «альтернативой». Одни утверждают, что нужно поддержать партию, находящуюся в самом низу рейтинга, другие призывают голосовать за второго по силе, а третьи вовсе предлагают тупо поставить «галочку» напротив первого в бюллетене. Называть эти партии не станем – могут воспринять за неоплаченную рекламу (антирекламу), да и смысла особого нет, так как «лидеры мнений» до сих пор и не определились в этих самых мнениях и по-прежнему тянут одеяло каждый на себя.

Вообще, «умное голосование» имеет под собой логичные основания. К примеру, в идеале, можно создать забавный прецедент – партия, на которую сделают ставку протестные силы, может набрать больше голосов, чем кандидатов в ее списке. Как утверждается, это может привести к правовому конфликту, в результате которого появятся невосполнимые вакансии в мажилисе, что теоретически может даже привести к новым выборам. Но это все в теории. Да и нет никакой уверенности, что эта партия станет бороться за голоса, отданные за нее в ходе «умного голосования» – точнее, есть уверенность, что не станет этого делать и признает выборы, какой бы результат не выдал Центризбирком 11 января. В любом случае большая часть электората, которая подсознательно хочет альтернативы, понимает, что любая партия из официального списка – это сателлит, созданный для «массовки».

Но есть и другая альтернатива, основывающаяся на более понятных для протестного электората вещах – на возможности проголосовать «против всех». Хотя в избирательном бюллетене соответствующей графы нет уже давно (в последний раз на парламентских выборах она была в 2004-ом, а на президентских – в 2005 году), потребность в ней растет с каждым электоральным циклом. Впрочем, понятно, почему тихо-мирно и без законодательной шумихи убрали этот пункт – в противном случае, он бы не только создал реальную альтернативу партии власти, но и выглядел бы неприлично для международных наблюдателей, демонстрируя то, что в действительности происходит на политическом поле Казахстана.

Впрочем, за неимением графы «Против всех политических партий», ее, как предлагают гражданские активисты, можно дописать самому или же написать (нарисовать) что-либо другое, к чему также призывают более креативные «лидеры мнений». Впрочем, можно поставить прочерки напротив каждой из предложенных партий (вычеркнуть их таким образом). Так или иначе такой бюллетень будет признан недействительным – ровно настолько, насколько сами граждане не признают действительным эти самые выборы. Сторонники «Эврики» отмечают, что это путь некуда и не несет юридической силы, но, по сути, это является выражением народной воли. Подчеркнем, что этот вариант не является видом бойкота, как полагают некоторые. Напротив, это самое что ни на есть честное (и по-настоящему альтернативное!) голосование – голосование против таких «выборов». Занятный факт – за «умное голосование» ратуют в основном те, кто «проснулся» только в прошлом году и в лучшем случае, следил только за одними выборами, когда как вариант «против всех» продвигают более опытные граждане, в том числе и представители «старой оппозиции».

Как бы то ни было, любой вариант хорош, а их разные направления говорят о том, что альтернатива (читай, демократия) может быть и среди протестных и почти оппозиционных масс. В принципе, еще есть время перевербовать ту или иную сторону, выработать какой-то совместный план действий, но, так или иначе, для общества существуют две общие и одинаково важные задачи. Во-первых, это убедить народонаселение стать электоратом и прийти 10 января наступающего года на избирательные участки. А во-вторых, создать максимальный охват их (избирательных участков) независимыми наблюдателями. По первому пункту власти продолжают невидимую операцию для того, чтобы люди сидели дома, а по второму, как известно, они перешли в наступление и создают максимум препон для наблюдателей. Впрочем, мы об этом уже говорили – пока повторяться нет смысла.