Поперед Батьки

Поперед Батьки

Несколько вещей, которые следует знать о Лукашенко

Всенародно избранный президент Беларуси Светлана Тихановская вынуждено выехала в Литву. А действующий пока президент Александр Лукашенко решил остался у руля, признав себя, по сути, нелегитимным диктатором, узурпировавшим власть. Однако немало казахстанских «диванных политологов» уверена, что Александру Лукашенко – не авторитарный, а авторитетный лидер, который не оставит страну в беде. Во многом эти стереотипы возникли из-за практического незнания ситуации, сложившейся в современной Беларуси. Поэтому проведем небольшой ликбез для того, чтобы понимать основы происходящего там.

Для начала скажем простую вещь – в Беларуси нет независимой прессы и даже блогеры, пишущие на социально-бытовые темы, подвергаются давлению со стороны МВД и КГБ. Кстати, именно поэтому никому не известный до марта 2019 года Сергей Тихановский в короткое время обрел огромную популярность в Сети – он просто стал вести блог на «Ютубе». Поэтому практическое отсутствие какой-либо объективной информации и большое количество безудержных од, по сравнению с которыми советская идеология покажется сочинениями в детсаде, создает ложный имидж страны и ее президента. Отметим, что за последнюю пятилетку были притеснены даже лояльные СМИ, а в качестве устрашения были осуждены ряд журналистов, которые даже не уходили «за флажки», а просто приблизились к ним. В качестве «довеска» скажем, что и сейчас из республики высылаются иностранные журналисты, а корреспонденты независимых каналов (с офисом в Варшаве или Киеве) подвергаются нападениям со стороны силовиков.

В общем, никак нельзя судить о Беларуси из СМИ и со слов тех, кто побывал там пару-тройку дней в качестве гостя. Есть предубеждение, что Лукашенко удалось сохранить все советское производство, поддержать сельское хозяйство (не даром вплоть до президентской должности он был председателем совхоза) и что-то еще в этом духе. На самом деле, если это и правда, то только на 10-15 процентов – именно столько осталось работающих производств в малых городах. При этом, большинство из них работает только на государственных субсидиях и с мизерными зарплатами, которые даже выживать не всегда помогают, поэтому молодежь стремится в большие города. Можно, конечно, упомянуть белорусскую колбасу и сыры, поставляемые в Казахстан, но это «минус» нашей стране, но никак не «плюс» Батьке.

По большому счету, если что и осталось в Белоруссии советского, то это менталитет, система госбезопасности, милиция и практически не измененные герб и флаг, который, между прочим, ввел Лукашенко, а в первые три года независимости у страны был тот самый, бело-красно-белый. Даже официальное обращение к главе государства – «товарищ президент». Но в любом случае, белорусы сами за себя решат, а нашим диванным политологам и беларусоведам не стоит в этом плане слишком много усердствовать и вспоминать слова соседа, который был в Минске по делам и ему все понравилось. В Алматы и Астане интуристам из ближнего зарубежья тоже все нравится, но не стоит путать турпутевку с постоянным местом жительства.

Но сейчас мы больше от «Батьковщине», которая, похоже, уже перестала быть таковой. И здесь следует уточнить, что Александр Лукашенко является первым президентом, хотя сидит у власти «всего» 26 лет. Дело в том, что эта должность была учреждена только в 1994 году, а до этого главой государства был председатель Верховного совета (на тот момент Шушкевич), одну из комиссий которой возглавлял народный депутат Лукашенко, совмещая эту деятельность с должностью председателя совхоза «Городец». Он сыпал демократическими лозунгами, обещая передовое производство и лучшую на просторах СНГ жизнь сельчанина, и многие коллеги по парламенту ему поверили. В первых своих выборах он прошел только во втором туре.

Однако практически сразу после избрания Александр Григорьевич резко изменил объявленный им курс в сторону демократии. Уже буквально через пару лет в стране появилась оппозиция, основу которой составляли его бывшие соратники, благодаря которым он и взошел на престол, который потом не захотел никому отдавать. Коротко говоря, власть была узурпирована, демократические реформы свернуты и обращены вспять, начались репрессии против общественных организаций и их лидеров, ставших популярными на волне перестройки и «парада независимости».

Сейчас трудно точно сказать, сколько человек стало жертвами «последнего диктатора Европы», как он сам себя любя называет. Но разговоры о существовании «эскадрона смерти Лукашенко» появились не случайно и еще в конце 90-х. Отметим только тех, кто исчез как раз в то время, когда Лукашенко вел активные репрессии против своих бывших соратников. Бывший глава МВД республики Юрий Захаренко пропал 7 мая 1999 года. Его родственники и единомышленники сразу заподозрили «эскадрон смерти», так как за месяц до этого другой при непонятных обстоятельствах умирает от инсульта Геннадий Карпенко – он вдруг почувствовал себя плохо после выпитой на деловой встреча чашки кофе и его поразил инсульт. Независимое расследование показало, что Захаренко был похищен, подвергнут пыткам с целью признания им организации государственного переворота, а затем убит. Тело его было сожжено.

Осень того же года вместе с товарищем (бизнесменов Красовским) пропадает Виктор Гончар. «Спусковым крючком» исчезновения Гончара было намерение провести через три дня (19 сентября) расширенное заседание разогнанного к тому моменту Верховного совета 13-го созыва (ничего не напоминает?) с участием независимых профсоюзов и оппозиционных активистов, на этом заседании собирались принять решение о национальной кампании по отстранению Лукашенко от власти на основании собранных доказательств нарушений президентом законов Республики Беларусь. Кстати, и Гончар, и Захаренко, и Карпенко, по словам независимых наблюдателей, легко могли одолеть Лукашенко на следующих президентских выборах. Коротко говоря, поперли поперед Батьки они.

Но «последний диктатор» зачищал не только политическое поле. В апреле 2000 года был похищен и убит оператор «Первого канала», коллега Павла Шеремета Дмитрий Завадский. Поводом для устранения журналиста могло послужить то, что он напал на след того самого «эскадрона смерти». Существует версия, что его тоже пытали после похищения, сломали позвоночник. Дмитрию было всего 28. А вот пропавший в 2002 году руководитель Витебского центра молодежных инициатив Юрий Корбан был моложе его на пять лет. Поиски молодого оппозиционера вообще ни к чему не привели – исчез практически бесследно.

Евросоюз и ряд других международных организаций не раз осуждали исчезновение людей в Белоруссии, даже президент (тогдашний) РФ Медведев делал по этому поводу декларативное заявление. Несколько человек из числа силовиков внесены в «черный список» ЕС и США, а у белорусской оппозиции именно Лукашенко связывается с этими исчезновениями. Однако почему-то многие в самой Белорусии (до последнего момента) и особенно на просторах постсоветских диктатур предпочитают не замечать этого, попросту игнорировать факты, говоря о том, что Александр Григорьевич хороший лидер и даже имеет дух перечить самому президенту Всея Руси.

Кстати, это тоже миф, а точнее – стереотип. Практически все заявления и нападки в сторону России и Кремля – это лишь инсценировки, а попросту «понты». Это игры на публику, в том числе на западную, а запрет на трансляцию российских программ выборочный – он касается только тех передач, в которых может быть поставлено под сомнение величие Лукашенко, допущена критика его руководства или заявлено что-то вроде о «подарках русского народа». Впрочем, у нас и такого нет.

Так что, дорогие читатели, теперь сами решайте, «ху из зэ мистер Лукашенко». И уж точно он не легитимный президент, с которым не стоит вести никаких дел.

Впрочем, для других нелегитимных президентов, взошедших на престол через фальсификации выборов и репрессии, можно – к ним грязь не пристанет.

 

 

Мирас Нурмуханбетов

 

 Фото: из открытых источников