Перспективные пути внешнеторгового сотрудничества ЦА с Европой и Западной Азией

Перспективные пути внешнеторгового сотрудничества ЦА с Европой и Западной Азией

Коронакризис заставляет осваивать новые горизонты

Коронакризис, украинский конфликт, противостояние России с Западом, антироссийские санкции, российский экономический кризис вынуждают страны ЦА диверсифицировать круг своих внешнеторговых партнеров, развивать альтернативные маршруты торговли с Европой, Западной Азией. Еще одним фактором, ускорившим разработку центрально-азиатскими государствами новых маршрутов, приоритетов внешнеторговой деятельности, стал китайский Экономический пояс Шелкового пути (ЭПШП). Данный проект Китая рассматривается в Центральной Азии не просто как дополнительный источник необходимых инвестиций, технологий, но и как возможность развивать свои новые внешнеторговые связи, включая инфраструктуру. В настоящее время в регионе есть следующий пока слабо прорабатываемый перспективный маршрут торговли Центральной Азии с Европой и Западной Азией:

Иранский маршрут

Европейский союз, США пока делают приоритетную ставку на проект транспортный коридор Европа-Кавказ-Азия. К тому же Иран сегодня для США является одной из стран «оси зла». Между тем, запланированный к 2020 году объем поставок грузов по маршруту Европа-Кавказ-Азия в 17 млн. тонн ежегодно, пока не достигнут. По транскаспийскому маршруту возможны также поставки грузов на несколько миллионов тонн через украинский порт Ильичевск. Но все эти объемы, разумеется, весьма недостаточны, как для Китая, так и для Европы и Центральной Азии. К тому же даже к 2030 году на Каспии будет довольно сложно создать соответствующую инфраструктуру (порты, терминалы, паромные комплексы), позволяющие довести объемы поставок грузов до хотя бы 30-35 млн. тонн ежегодно. Кстати, после ввода в эксплуатацию в Казахстане второго пограничного железнодорожного перехода с Китаем пропускная мощность казахстанских 2-х ж/д стыков составляет 50 млн. тонн в год. Кроме того, Кыргызстан в сотрудничестве с Китаем планирует построить железнодорожный переход на 20 миллионов тонн грузооборота в год. Поэтому представляет интерес развитие трансиранского маршрута транспортировки товаров из Азии в Европу.

В настоящее время действует железная дорога Казахстан-Туркменистан-Иран с проектным объемом перевалки 10 млн. тонн грузов в год. Сейчас идет работа над запуском железной дороги Казахстан-Узбекистан-Туркменистан-Иран-Оман. В целом ожидается, что к 2030 году объем всех перевозок из ЦА через Иран может достигнуть более 40 миллионов тонн в год. Все данные поставки на внешние рынки планируется делать через крупнейший иранский порт Бендер-Аббас. Тем не менее, исходя из геополитических, геоэкономических соображений, представляет большой интерес масштабный запуск веток железных дорог из Ирана в Турцию, которые будут смыкаться с железнодорожными коридорами из Центральной Азии.

В скором времени планируется ввод в строй железной дороги Казвин-Решт-Астара, которая позволит Ирану посредством железных путей Азербайджана выходить в Турцию. Правда, эта дорога в перспективе максимально рассчитывается на 15-20 миллионов тонн грузооборотов в год. В августе текущего года Иран запустил новый наземный транзитный маршрут Иран-Афганистан-Узбекистан. Тогда из иранского порта Шахид-Раджаи южного портового города Бендер-Аббас отправили тестовый груз в Узбекистан через Афганистан, который туда прибыл без препятствий. Этот маршрут является составным элементом китайского Нового шёлкового пути. В данном (Belt and Road Initiative) глобальном инфраструктурном проекте Бейджин отводит Ирану важнейшую роль. Следует отметить, что Китай планирует постройку железной дороги в Иран через территорию Афганистана, Кыргызстана и Таджикистана. На стадии рассмотрения и переговоров находится проект железнодорожной магистрали Китай-Кыргызстан-Узбекистан, призванной соединить китайские железные дороги с Узбекистаном и далее через Афганистан, Иран и Турцию с европейской сетью железных дорог.

По всей видимости, Пекин в среднесрочном периоде делает приоритетную ставку на южный маршрут ЭПШП. С учетом всех этих факторов маршрут из Центральной Азии через Иран в Европу приобретает очень большую значимость. Но для его полной реализации необходимо установление тесного взаимопонимания и сотрудничества в первую очередь Ирана и Турции, значительные инвестиции. Полноценное развитие трансиранского маршрута может позволить, при согласии Тегерана (если Иран будет также поставлять свой газ по этому газопроводу), обеспечить прокладку в Азербайджан для смычки с расширенным по объему газопроводом TANAP через северный Иран газопровода из Туркменистана.

Представляется, что в полноценном запуске трансиранского маршрута, газопровода большую роль может сыграть Европейский союз и США. Тем более что власти Ирана готовы сотрудничать по этому вопросу с Анкарой. Не случайно президент ИРИ Х. Роухани в 2014 году на встрече с президентом Турции А. Гюлем в Анкаре заявил: «Иран является мостом с Востоком, также как Турция - мостом с Западом. Давайте объединим два этих моста».

Приоритетные экспортные отрасли ЦА

Странам региона есть, что предложить Европе, помимо разного вида сырья, учитывая возросший сегодня в условиях коронакризиса спрос на агропродукцию. Население практически всех стран региона издавна специализируется в сельском хозяйстве и связанных с ним ремесел. Европейский союз, США посредством льготных кредитов, разных грантовых проектов для субъектов малого бизнеса могли бы оказать существенную помощь сельскохозяйственной отрасли; текстильной, трикотажной, кожевенной и швейной промышленности региона. Тем самым ЕС, США смогут достигнуть сразу несколько целей:

Во-первых, они благодаря этой поддержке поспособствуют развитию занятости, снижению социальных проблем. Во-вторых, за счет таких проектов Запад сможет вызвать качественное развитие экономик стран региона, поскольку именно малый бизнес, как показывает история, является главным стимулятором структурного развития экономики. В условиях российского экономического кризиса, падения цен на углеводороды малый бизнес может стать главным мотором, катализатором развития, оздоровления экономик государств ЦА. Во всех странах региона можно было бы использовать имеющийся здесь небольшой кадровый потенциал предприятий легкой промышленности. В свое время в ряде стран ЦА шились такие платья, рубашки, костюмы, дубленки, которые по современным меркам относятся к эксклюзивной продукции мирового уровня.

Для полноценной работы данных предприятий (текстильно-трикотажной, кожевенно-обувной промышленности) потребуется сырье в виде шкур овец, крупного рогатого скота; льна и т.д. В регионе издавна существует большой потенциал производства шелка посредством тутового шелкопряда. Сейчас же в регионе сильно сокращены, вырублены заросли тутового дерева. Поэтому для роста поголовья крупного рогатого скота, овец; другого сырья, представляется необходимым выделение льготных кредитов также для фермерских хозяйств на селе, готовых заниматься разведением тутового шелкопряда, стать поставщиками продукции для мясокомбинатов, или предприятий текстильно-трикотажной, кожевенной, чулочно-перчаточной промышленности. Так, также будет дан стимул для полноценного возрождения сельского хозяйства на селе в регионе.

Во многих местах ЦА можно было бы более масштабнее развивать строительную индустрию в формате тех же самых малых предприятий. Во всех странах региона есть многочисленные карьеры глины, известняка, гравия, габры (черный гранит). Есть также хороший потенциал для производства красок, алебастры и другой такого рода продукции, поскольку здесь выращивается подсолнечник и т.д. Представляется целесообразным посредством специальных проектов стимулировать диверсификацию сельского хозяйства ряда стран региона с отходом от экстенсивного рисоводства, хлопководства, которое истощает водные ресурсы, а также земли, приводя к их засолению грунтовыми водами. Среди всего прочего, эта мера может стать одним из инструментов решения проблемы высыхания Аральского моря….

Редакция портала platon.asia

 

Фото: с открытых источников