Отношения Китая и Казахстана нуждаются в перезагрузке

Отношения Китая и Казахстана нуждаются в перезагрузке

Накануне первого визита Токаева в Китай в качестве президента РК.

В августе было анонсировано о том, что 11-12 сентября 2019 года ожидается официальный визит Президента Казахстана К. Токаева в Китай. И уже с начала сентября эта информация стала поводом для очередных анти-китайских волнений и митингов в ряде регионов Казахстана.
Волнения способны перерасти в массовый гражданский протест, поскольку причины, побуждающие к такому развитию ситуации, возникли не на пустом месте. Есть предыстория вопроса, есть критика государственной политики и вопросы в адрес власти, и говорят, есть провокаторы.
Пока власти безуспешно пытаются разъяснить ситуацию с планами по запуску китайских проектов в Казахстане, недоверие между обществом и государством только растет. Уже и не понятно, о чем собственно идет речь: о планах по переносу более пятидесяти заводов из Китая в Казахстан или о каких-то новых казахстанско-китайских проектах. Генеральная линия затерлась настолько, что представители различных органов власти приводят разные аргументы: кто-то говорит, что речь идет о планах по переносу «новых», а не старых китайских заводов и предприятий в Казахстан, кто-то говорит о проектах, а не о переносе заводов и предприятий в Казахстан, кто-то вообще отрицает наличие таких договоренностей между Казахстаном и Китаем.
Ситуацию усугубляют требования участников акций протеста к Президенту К. Токаеву. Напомним, митингующие требуют от него отмены его визита в Китай и прекращения сотрудничества между Нур-Султаном и Пекином.


Разумеется, Казахстан не может свернуть свои отношения с Китаем. Это не логично и нет необходимости объяснять, почему это так. Другое дело – назрела необходимость жестче отстаивать интересы Казахстана, что потребует от Нур-Султана изменения стратегии и тактики в переговорном процессе. По всей видимости, это и имеют в виду протестанты. Народное возмущение, как это отмечено выше, основано на недоверии по отношению к власти. Вот и выражает народ свое недоверие по-простому, наказом, мол, «не ходи Цезарь к коварным данайцам, дары приносящим».
Что из этого следует? Из этого следует, что в вопросах дальнейшего сотрудничества с Китаем казахстанская дипломатия должна взойти на качественно новый уровень. Под предложением «взойти на качественно новый уровень» имеется в виду не «углублять сотрудничество с Китаем», а «более последовательно отстаивать интересы Казахстана в ходе переговоров с Китаем» (на заметку дипломатам).
Тем более, что в Пекине ждут К. Токаева с нетерпением. Ждут от него некоторых разъяснений и обещаний, наверняка приготовив пакет новых предложений. Такой вывод напрашивается из реакции ряда китайских СМИ на информацию о неожиданной отставке Елбасы Н. Назарбаева с поста главы государства.
Именно тогда, в начале года, стало понятным, что отставку Н. Назарбаева Пекин в целом воспринял негативно, поскольку абсолютно не был готов к такому развитию ситуации у своего соседа и сильно разочарован.
В отличие от наших соседей, мы не удивлены. Мы хорошо знаем, что Первый президент Казахстана Н. Назарбаев не был бы Н. Назарбаевым, если бы вновь не доказал свое реноме опытного политика, мудрого правителя и активного игрока, способного переигрывать противников на чужом поле. Чтобы не говорили люди после добровольного ухода Н. Назарбаева с поста главы государства, но у него хватило мудрости самостоятельно принять судьбоносное решение. Взяв инициативу в свои руки, он, тем самым, предоставил своему преемнику К. Токаеву шанс на перезагрузку казахстанско-китайских отношений.
Второму президенту К. Токаеву придется нелегко. Ему предстоит пересматривать отношения между Казахстаном и Китаем. Между двумя странами накопилось достаточно много серьезных и нерешенных вопросов, решение которых потребует немало усилий, таланта и внешнеполитической самостоятельности К. Токаева.
Говорят, на тонком информационном уровне мы все связаны между собой. Наши мысли, коллективные ожидания и пожелания имеют силу и способность воплощаться в реальность. Пожелание и благословение народа – это и есть то, что казахи называют сакральным словом «бата». Предлагаю дать наше коллективное «бата» главе государства К. Токаеву, чтобы он перезагрузил казахстанско-китайские отношения, выведя их на качественно новый уровень.

Однако, перезагрузка казахстанско-китайских отношений возможна лишь в том случае, если К. Токаеву удастся ограничить дальнейшее вхождение китайских инвестиций, компаний и предприятий в чувствительные сферы экономики Казахстана. На сегодня, присутствие китайских государственных и частных компаний в экономике Казахстана – добыча и транспортировка нефти и газа, финансы, сельское хозяйство, достигло всех разумных пределов. Поэтому дальнейшее сотрудничество между Казахстаном и Китаем целесообразно ограничить сферой транспортно-логистической инфраструктурой и смежных с ней секторов экономики. При таком подходе акцент ставится на максимальном использовании транзитного потенциала Казахстана. А вот расширение и углубление казахстанско-китайского сотрудничества будет лишь накалять внутриполитическую ситуацию в стране.
Таким образом, под словом «перезагрузка» имеется в виду пересмотр нынешних условий финансового и экономического сотрудничества между Казахстаном и Китаем. Закрепить эту позицию на законодательном уровне, приняв необходимые поправки в Конституцию страны перед поездкой в Китай – ключ к построению доверия между государством и обществом, что позволит в дальнейшем избежать возникновения подобных вопросов в Казахстане. На этот счет в обществе давно уже существует конкретная позиция – никакого углубления сотрудничества с Китаем.
Кстати, защита прав этнических казахов за пределами Казахстана – это как минимум моральное обязательство нашего государства. Поэтому вопрос о защите прав этнических казахов Китая, подвергшихся задержанию и заточению в так называемых лагерях перевоспитания в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая – важный козырь на переговорах. Безусловно, Китай никогда никого не слушает, никогда ни в чем не признается, и поступает по-своему. Но этот вопрос далеко вышел за рамки собственно Китая. Здесь уже присутствует озабоченность мирового сообщества. Необходимо поднимать этот вопрос шире, в контексте защиты прав мусульманских меньшинств Китая в целом, поскольку ассимиляция и утрата мусульманскими меньшинствами Восточного Туркестана своей самобытности и идентичности – это, по сути, уничтожение последней буферной зоны между Китаем и странами Центральной Азии, после которого пропаганда Поднебесной займется уже непосредственно своими соседями. Кто посещал Синьцзян-Уйгурский Автономный район и не понаслышке знает Китай, хорошо представляет себе картину.
Как говорится, старый конь борозды не портит. Надеюсь, глава государства и в недавнем прошлом опытный кадровый дипломат К. Токаев сможет убедить Китай в необходимости перезагрузки казахстанско-китайского сотрудничества. Этого требует сама ситуация в Казахстане, где митинговые страсти благоволят такому повороту.
Перезагрузка или переформатирование, не важно как называть. Важно то, что в случае реализации всего вышесказанного, у К. Токаева появится реальный шанс остаться в истории президентом, которому удалось перестроить казахстанско-китайские отношения. Надеемся, он воспользуется данной возможностью в полной мере.

Мухит Асанбаев, кандидат политических наук, специально для Platon.asia