05.11.2020, 20:14
Мирас Нурмухамбетов

Кто-кто в Белом домике живет?

Как повлияют выборы в США на Казахстан
фотография из открытых источников

Точка в электоральном противостоянии Дональда Трампа и Джо Байдена еще не поставлена. Теперь, похоже, на смену американской избирательной системе придет американский же суд. Интрига сохраняется не только для самих политиков и граждан США, но и других землян, среди которых немало казахстанцев. Ведь, как бы то ни было, от того, кто будет новым (или ново-старым) хозяином Белого дома, зависит внешняя политика Штатов. В том числе, и в отношении Казахстана. Какой она будет? Изменится ли что-то в ней?

Повод есть

Раз в четыре года в казахстанских соцсетях разгораются страсти вокруг предвыборной борьбы в Соединенных Штатах. Как говорится, вирусологи и конспирологи преображаются в сторонников республиканцев и демократов. Порой электоральная кампания в США, как и в Украине, Беларуси, Армении и так далее, волнует казахстанских сетевых политологов больше, чем аналогичные мероприятия у себя на родине (хотя парламентские выборы в Грузии и президентские – в Молдове почему-то пропустили). Оно и понятно – у нас все предсказуемо, да и обсуждать чужое намного безопаснее.

При этом замечено, что чаще ставки делаются, исходя каких-то схем, близких к букмекерским, пи том, что американская избирательная система во многом отличается от нашей, и не только честностью и прозрачностью, но и тем, что касательно президентских выборов она не полностью «прямая». Но мы сейчас не станем расписывать ее, тем более, что даже там, за океаном, все чаще и громче говорят о необходимости изменения это системы, имеющей немало огрехов. Для нас они могут показаться несущественными и даже смешными, но последние выборы показали, что что-то менять надо. Впрочем, это внутреннее дело США.

С другой стороны, увлечение американскими выборами проявляется не только у нас. Ведь, как ни крути, а от того, кто сидит в Белом доме во многом зависит внешняя политика Штатов и, как следствие, это может касаться и нас с вами – косвенно, конечно, но касается. А если учитывать некоторые нюансы, то косвенно влияние может оказаться более прямым. Например, если вспомнить об обращении ряда гражданских активистов в Конгресс США с просьбой привлечения к ответственности клептократов из пост-советских стран и утверждения санкционного списка из них.

Фото dw.com

Как бы то ни было, повод озаботиться есть. Конечно, пока все американские политики заняты выборами (а точнее – подсчетом голосов), и весьма вероятно, после демонстрации всему миру избирательной системы США мы увидим результаты работы их судебной системы (по закону у них есть время прийти к консенсусу до 8 декабря). Но с большой долей вероятности можно сказать, что сразу после инаугурации новый (или вновь избранный?) президент поспешит выполнять свои предвыборные обещания, стараясь удовлетворить не только своих избирателей, но и тех, кто голосовал за оппонента. Среди этих неотложных дел могут оказаться и международные отношения. Конечно, Казахстан, как таковой, не в списке первостепенных дел, но все же…

Мистер Мозер прав

Итак, зададимся вопросом – изменится ли политика Соединенных Штатов (Госдепа и Белого дома) в отношении Казахстана после выборов? Этот вопрос был задан послу США в РК Уильяму Мозеру, который вчера вместе с другими сотрудниками дипмиссии провел брифинг, посвященный выборам. Господин Мозер ответил, что «исход президентских выборов в США никак не повлияет на взаимоотношения между двумя странами – они останутся дружественными и взаимовыгодными». Впрочем, ничего другого от дипломата ожидать не приходилось. Тем более, он, как государственный служащий, не имеет право отдавать предпочтения тому или иному кандидату (или партии). Поэтому мы возьмем на себя смелость постараться самим ответить на этот вопрос.

Вообще, по большому счету, мистер Мозер прав – особых различий между тем, республиканец сидит в Белом доме или демократ, в плане взаимоотношений с Казахстаном нет. США при республиканце Дж. Буше-старшем одними из первых признали независимость нашей страны и поспешили установить дипломатические отношения (например, на месяц раньше, чем с соседним Узбекистаном). При демократе Билле Клинтоне был заключен ряд важных соглашений, в том числе, по ядерному разоружению. Во время правления Дж. Буша-младшего разгорелся «Казахгейт», хотя, по большому счету, на экономические и политические взаимоотношения это не повлияло.

При президентстве демократа Барака Обамы был заключен важный договор о взаимопомощи по уголовным делам. А после встречи республиканца Дональда Трампа с «нуротановцем» Нурсултаном Назарбаевым было сделано заявление что-то в виде договора о намерениях «Казахстан и США: расширенное стратегическое партнёрство в XXI веке». В начале этого года у нас побывал и встретился с обоими президентами госсекретарь Помпео, и тогда, напомним, он заявил про американские инвестиции в обмен на политические реформы. В общем, может показаться, что все идет стабильно и в одном русле. Однако есть кое-какие отличия во внешней политике США, касающиеся именно Казахстана.

Так, президент Трамп немало очков заработал благодаря противостоянию с коммунистическим Китаем. Значительная роль в этом направлении отведена негодованию по поводу нарушения прав человека в Поднебесной – именно то, что входит в так называемые «американские ценности», что приветствуют правозащитники по всему миру и чего опасаются диктаторские режимы. Однако при правлении Трампа эти ценности отошли на второй план, а с приходом демократа Байдена они могут вернуться.

Но закончим мысль с Китаем. Не зря «Большой Майк» (Помпео) именно Казахстан избрал для того, чтобы показать всему миру проблему с концлагерями в Китае, для чего даже встретился с родственниками тех, кто находится в них. Таким образом, можно предположить, что Трамп, если он останется пожить в Белом доме еще четыре года, постарается закончить начатое, и Астана (а точнее, казахи) в деле противостояния с Пекином будет не на последнем месте. Впрочем, здесь больше выбор за нами, а не за Вашингтоном и Госдепом. 

Остановить клептократию?

Но, как говорилось, Штаты не склонны резко менять внешнюю политику, а тот факт, что санкции Трампа по отношению к руководителям КНР поддержали и демократы, говорит, что «холодная война» с Китаем будет развиваться и при Байдене. Есть определенные вопросы по тому, изменится ли отношение Вашингтона к ситуации в Афганистане и «борьбе с мировым терроризмом», в которой, по мнению Штатов, Казахстан тоже играет не последнюю (транзитную) роль. Тем более, как мы уже отмечали, существует реальная опасность, что «игиловцы» могут выдвинуться в сторону стран Центральной Азии, откуда и до Казахстана рукой подать. И мировой кризис вместе с мировой же пандемией только им на руку.

Но этот вопрос, похоже, мало волнует наше руководство. Их сейчас больше беспокоит тот самый санкционный список, который недавно получили американские конгрессмены (как и парламентарии европейских стран). Как мы отметили, сразу после президентских выборов политическая жизнь в Соединенных Штатах резко наберет обороты, и все станут решать проблемы, отложенные из-за горячей избирательной кампании. Причины тому разные, в том числе потому, что на носу выборы в Сенат и Палату представителей. Это, конечно, тоже может отвлечь от законодательных дел, но не настолько, как борьба за Овальный кабинет.

Отметим, что обращение в Конгресс гражданских активистов по привлечению к ответственности коррупционеров и клептократов из стран бывшего СССР «с признаками автократии» в большей степени является внутренним делом США и ненавязчиво напоминает законодателям о тех самых «американских ценностях». Ведь речь идет о том, что надо приструнить тех, кто выводит деньги в Штаты и пытается там их «отмыть», используя при этом разные ресурсы, в том числе и местных лоббистов и «помогаек». А это может очень не понравиться американскому налогоплательщику, который тоже вот-вот отойдет от предвыборной чехарды.

В любом случае, Конгресс в скором времени должен будет принять решение, а новый хозяин Белого дома должен этому поспособствовать. Ведь, в конце концов, президент США должен исходить из интересов налогоплательщика, а внешнеполитические мотивы обязаны отодвинуться на второй план. Тем более, мотивов дружить с Астаной у Вашингтона все меньше – нефть цениться все меньше, да и на уран (стратегическое сырье, стоящее на первых местах в экспорте в США) после весеннего подъема наблюдается постепенное снижение.

Впрочем, «дружественные и взаимовыгодные» отношения между США и РК не обязательно означают сохранение нынешней ситуации для отечественных коррупционеров высшего звена, особенно, тех, кто находится в проекте санкционного списка. Поэтому для нашего руководства перемены американо-казахстанских взаимоотношений будут носить в большей степени субъективный характер. А на нас с вами это может сказаться уже в ближайшем будущем – когда встанет вопрос о возвращении выведенных капиталов в Казахстан.

Читайте еще:
Мнение