27.06.2019, 03:24
Platon.Asia

Ергалиева: Казахстан пойдет по пути управляемой демократии

Политическая «оттепель» будет характеризоваться задабривающими народ мерами

После выборов президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев развернул активную деятельность, чем завоевывает все большее и большее число сторонников — по крайней мере, если судить по реакции людей в социальных сетях, которые, конечно, не являются показателем репрезентативности. ЧП в Арысе и линия поведения Токаева в этой непростой ситуации вновь дали пищу для разговоров о том, что новый президент внедряет новую политическую культуру. Многолетний и системный критик власти Гульжан Ергалиева поделилась с Platon.asia собственным взглядом на происходящее.

- Гульжан Хамитовна, после многообещающей реакции президента Токаева на ЧП в Арысе многие заговорили о том, что в Казахстане наступает что-то вроде политической оттепели. Как вы считаете, имеют ли такие надежды под собой почву? Можно ли говорить, что Токаев открывает эпоху новой политической культуры?

- Как признался сам Токаев, Елбасы назначил его вторым президентом 3,5 года назад по устной договоренности. Но мы в журнале ADAM bol писали об этом еще в августе 2014 года в статье «Номинальный президент уже назначен?». Тогда мы рассказывали про тайную встречу в Монако, где Елбасы вызвал Токаева и Даригу Назарбаеву, где они поклялись ему в верности. Тогда был объявлен план «Преемник», и Токаев узнал, что его будут готовить на роль транзитного президента. Они стали в числе тех, кому Елбасы поручил «ключи» от страны и семьи (есть еще несколько лиц по охране семейных капиталов).

Если проанализировать этот период, то все эти 5 лет шла подготовка к плану «Преемник», то есть, перераспределение собственности и финансовых структур в одни руки, сокращение числа правящих кланов с отходом на вторые позиции нескольких главных игроков и потенциальных претендентов на главные посты. Фактически у руля остались люди только членов семьи и несколько доверенных лиц Елбасы. Так прошел подготовительный период.

Отсюда следует, что Токаев никак не может быть самостоятельной политической фигурой пока Елбасы в силе, так как он «план Назарбаева» и должен идти строго по нему. Однако Токаев должен обрести самостоятельное лицо, чтобы быть представительным в мире и иметь авторитет в стране. Поэтому сейчас будут проводиться ряд послаблений во внутренней, социальной и экономической политике, то есть создать некоторые ступеньки для реального восхождения и укрепления Токаева. Но... до определенных пределов.

- То есть, апгрейд политической системы все-таки произойдет?

- Каких-то радикально новых или принципиально стратегических изменений не будет. Ни в раскладе уже поделенной экономической собственности, ни в системе политических координат. Иначе - все рухнет... Будет некий косметический ремонт системы. Зачем? Во-первых, чтобы снять социальное напряжение, которое достигло если не последней, то довольно высокой стадии. Это естественный результат всего предыдущего хищнического периода накопления капиталов, ужасающей коррупции и расхищения государственных запасов, продажи стратегических ресурсов. Бремя ответственности за это падет на Токаева, которому видимо обещан некий неприкосновенный запас средств, чтобы подлатать социальную брешь в стране. В этом отношении некая «оттепель» будет, применится ряд задабривающих народ мер, как послабления для мелкого и среднего бизнеса, списание некоторых бытовых банковских долгов, повышение пособий бедным семьям и обеспечение доступным жилищем... Но в общем объеме не более 20-25 процентов от необходимого.

- Чем, по вашему мнению, будет отличаться период президентства Токаева в смысле политреформ? Есть ли надежда на переход к президентско-парламентской республике?

- Что касается политических реформ, которые при Назарбаеве имели чисто имитационных характер, то сейчас власть пойдет по пути «управляемой демократии». То есть, теперь и отныне не будет ни самостоятельных партий и движений, их лидеров, СМИ, НПО и прочих общественных организаций. Все будет постановочным, процессы будут регулируемые, включая «забастовки», «оппозицию», «митинги и протесты», «независимую прессу», отдельные преследования и наказания. Они уже есть - «Мен ояндым», выход Косанова, митинг Заитова - то есть, все как у людей... Но внешне для непосвященного глаза это будет вполне демократично и плюралистично.

Для этого будут подключены крупные частные капиталы олигархов и миллионеров. Так, скоро начнется быстрое формирование нескольких партий разного профиля в рамках «многопартийной системы» - немного национал-патриотические, немного экологические, немного социалистические, ну и правящая... Появятся молодежные, гендерные и прочие прозападные движения, чтобы дать разрядку и этой части буржуазного сегмента. Все они будут как бы отображающими основной спектр общественных запросов и демонстрирующими современное политическое и гражданское разнообразие Казахстана.

Парламент будет ломаться, уберут весь «совок» и наполнят его другими более молодыми лицами, но которые будут строго скоординированы каждый под свою «крышу». А эти пять или семь, допустим, крыш будут подконтрольны одному центру. (Мы об этом тоже писали и назвали такой парламент олигархическим).

В общем, все эти меры - второй этап транзита власти. На него отпущены эти 5 лет правления Токаева. Но он может быть короче, если все пойдет сверхплана. А именно - общественно-политическая перегруппировка в стране и закрепление договоренностей в мире по переходу к завершающей стадии транзита.

Завершающая стадия - отдельная тема. Если коротко, то это переформатирование экономической и внешнеполитической модели Казахстана. Об этом, кстати, я тоже писала в конце 2010-х... Казахстан при той экономической модели, которую она имеет (на большее уже не способна), самостоятельно просто не выживет. Если не превратит свою территорию и ресурсы в большую «силиконовую долину» с приглашением мирового производственного и технологического потенциала. То есть - «все флаги к нам» как когда то осваивал Казахстан СССР, а раньше - Великий Шелковый путь. Только теперь это симбиоз крупных держав и разных цивилизаций.

Думается, что Назарбаев готовил эту почву несколько десятилетий. И первые закладки этого проекта уже видны. Это - договоренности об аренде миллионов га земли под огромный аграрно-производственный кластер. Это стратегические контракты с такими мировыми гигантами, как Гленкор. Это создание мирового финансового центра в Астане. Можно найти и другие признаки. И на этой стадии пройдет завершающий этап транзита власти, намеченной Назарбаевым на несколько десятилетий. Она, разумеется, не будет выглядеть как династийная, но основной преемник долгосрочной власти в стране будет из числа родственников Елбасы, но не прямых. Пока не прямых.

- Как бы вы оценили «поход Косанова» на выборы и дальнейшую его «соглашательскую позицию»? Есть ли у Косанова перспективы для создания собственной партии?

- Здесь все очевидно. Этот проект готовился с весны 2018 года с появлением форума «Жана Казахстан». У властей была попытка устроить некий «транзит оппозиции». Начать с одного из центров старой оппозиции и последующим переходом в новую оппозицию в лице оппозиционной партии, которая должна была пройти в парламент. Но какая бы эта партия была, я уже объяснила выше. Одна из общего проекта «управляемой демократии»...

Получился ли этот проект, теперь вопрос. Власть не ожидала такого поворота на прошедших выборах, такой избирательной активности народа (не по явке, а по раскладу голосов). Реально грозил второй тур. Тогда власть оказалась бы на волоске, если бы народ реально оживился и стал бы активничать на втором туре. Дело действительно запахло керосином и поэтому пришлось проект с Косановым прервать. По идее, он должен был занять второе место с неплохими процентами и стать оппозиционером N1, признав поражение на следующий день, немного повозмущавшись. Однако в выборы вмешались наблюдатели и ожидания народа были высокими. А это грозило либо вторым туром, либо серьезными протестами. Поэтому Косанова принудили прервать игру заранее, так сказать, без десерта…

Будет ли Косанов в игре дальше, теперь вопрос. Но думается, власти откажутся от идеи использовать потенциал оппозиции дальше. Они переоценили свои возможности контроля над ситуацией и недооценили авторитет той легальной и системной оппозиции, которая за 20 с лишним лет своей деятельности и наработанной популярности все же смогла войти в сознание общества как реальная сила.

Аналитический отдел Platon.asia

Читайте еще:
Мнение