Экология и политика. Часть I

Экология и политика. Часть I

"Кок-Жайлау", «Антигептил» и Мэлс Елеусизов

 

Так уж повелось, что в иерархии проблем общественной значимости экология молча уступает многим другим. Чувак с саженцем в одной руке и с лопатой в другой вызывает снисходительную улыбку, а войны за сохранение Кок-Жайлау и против строительства АЭС ведутся чаще только на виртуальных майданах. Между тем, экология является основой для серьезных политических движений во всем мире. А как у нас?

 

Никто не отрицает существование проблем с экологией у нас в стране и последние три десятка лет не отрицал. Но чаще это были местечковые проблемы или проблемы на уровне «второго подпункта первой главы». Тех, кто пытался системно подойти к вопросам экологии, всегда считали чудаками. В лучшем случае, их можно было похлопать по плечу, поблагодарить за инициативу и попросить посидеть в углу, пока не дадут слова. А слова обычно не давали.

 

Классическим примером такого чудачества является Мэлс Елеусизов, который даже согласен был выступать в роли статиста на нескольких президентских кампаниях, лишь бы продвигать свои идеи по экологическим проблемам. Однако вышло наоборот – этим Мэлс Хамзаевич лишь усугубил недоверие общества к себе лично и темам, которые он затрагивает. Таким образом, попытки Елеусизова затащить экопроблемы в область политики выходили боком.

 

Другую конкретную попытку совместить экологию и политику предпринял в 2011 году Серикжан Мамбеталин. Он подошел к этому вопросу с полным «боекомплектом», конкретными программами и поддержкой «зеленого» движения за пределами страны. Однако, если говорить коротко, события в Жанаозене и неготовность власти принять на своем поле нового политического игрока сыграли свою роль. В итоге, «зеленой» партии не оказалось не только в мажилисе (что, в принципе, является нормой для европейских парламентов), но и вовсе на политической арене Казахстана.

 

Действительно, создание политической партии, для которой решение экологических проблем станет главной программной задачей, уже давно назрела в нашей стране. Но никто этим системно не занимается, если не считать нескольких заявлений от профессиональных и любительских экологических организаций. Зато экология давно стала очень удобным инструментом для различных политических игр – от простых пасьянсов до серьезных раскладов с крупными ставками.

 

Для алматинцев и любителей южной столицы наиболее острой в этом плане является тема «Кок-Жайлау». Если не втягиваться в нее глубоко (легко может засосать) и рассмотреть вопрос объективно, то все стороны обвиняют друг друга либо в использовании строительства (или не строительства) горнолыжного курорта в политических целях, либо наоборот – использование политических методов для того, чтобы запретить (разрешить) стройку века. В это даже оказались втянутыми далекие от политики любители природы, но тут уже ничего не поделаешь – придется идти до конца. Кстати, можно было бы легко решить ребус с «Кок-Жайлау», если разобраться с несколькими уравнениями, связанными с финансированием проекта. И даже определенные шаги в этом направлении были сделаны, но опять вмешалась политика, и все началось сначала.

 

Этот и другие примеры говорят, что чаще всего, когда к решению экологических проблем подключается политика, то эти проблемы быстро забываются. Они становятся лишь инструментом для более «высоких материй» (в смысле, на высшем уровне). Возьмем движение «Антигептил», получившее широкую известность несколько лет назад в социальных сетях и административных судах. Не будем говорить об организаторах, так как они весьма ревностно относятся к «отцовству» этого уже почившего движения, но кое-что о «целях и задачах» сказать надо.

 

Вообще, между нами говоря, проблема заражения казахских степей гептилом очень важна, а направление претензий у «антигептильщиков» выбрано правильное. Но ребята слишком увлеклись креативом и политическими перфомансами, забыв об истинных намерениях и целях. Если, конечно же, они у них были. А то внутренние разборки и обвинения в плагиате тех, кто тоже хотел выступить против заражения земель «Роскосмосом», доказывают, что гептил был лишь поводом...

 

Эти же ребята круто брались за проблему с гибелью сайгаков, но ничего, кроме громких заявлений и еще более громких предположений сделано не было, тогда как во многом решение экологических проблем - это не только выезд на место, но и кропотливая кабинетная работа, вычисление причин проблем, доказательство этого, а также решение проблем с финансированием. Впрочем, о пункте с финансами никто никогда не забывает, даже если не думает о других составляющих правильной работы экологов. А это экополитикам и не нужно, в принципе.

 

Конечно, есть и чистые энтузиасты, руководители и работники различных НПО или просто гражданские активисты, которые так или иначе занимаются экологическими проблемами. Но это чаще всего происходит на местном, региональном уровне. Загазованность в Алматы, рыбомор в Уральске, последствия нефтедобычи в Атырау, проблема выживания в Усть-Каменогорске и так далее, и так далее. Вообще, трудно найти в Казахстане регион, где бы не было каких-либо проблем с экологией. Эти энтузиасты, действительно, далеки от политики, но понимают, что без политической воли местной исполнительной власти, поднимаемые ими проблемы никогда не решаться.

 

Но существуют экологические вопросы, которые поднимаются на национальном и государственном уровнях, а иногда даже на межгосударственном. Вот об этом мы поговорим в следующий раз.

 

Аман Есен