18.01.2021, 08:41
Мирас Нурмуханбетов

«ЭХО» выборов

Как мытари в Казахстане наблюдателей закрывали

Фото: КазТАГ

В конце ноября ряд неправительственных организаций, специализирующихся на правозащитной деятельности и выборах в Казахстане, подвергся одинаковым, написанным как под копирку, обвинениям со стороны налоговиков – якобы нарушения с отчетами за получение иностранных грантов. Одним из таких НПО было общественное объединение «ЭХО», которое в прошлую пятницу, «без суда и следствия», оказалось оштрафовано на крупную сумму с приостановлением деятельности на три месяца. Сегодня мы побеседовали с его руководителем, известным правозащитником и специалистом по выборному законодательству Павлом Лобачевым.

- Павел, в чем конкретно заключались претензии к «ЭХО» и другим НПО?

– Несколько лет назад Казахстан решил не использовать понятие «иностранный агент», а ввести дополнительные формы в налоговую отчетность. Речь идет о форме «017» (Получение иностранных денег) и форме «018» (Расходование иностранных денег). В Административный кодекс была введена статья, согласно которой, говоря простым языком, если между этими формами наблюдается расхождение, то НПО обвиняется в предоставлении недостоверных данных, накладывается штраф в 200 МРП и сразу же следует приостановление деятельности на три месяца. Всем нам, 13 НПО, выдвинули такие обвинения. У нас, как и других братьев по несчастью, никаких расхождений не было, но дело в том, что в 2018 году, когда мы сдавали отчет, налоговый инспектор сказал, что в приложениях к 17-ой форме мы должны написать «финансовые средства и материальные ценности». В прошлом году эти требования были разделены – на финансовые и материальные, а нам предъявили это в качестве вины – мол, мы специально завысили полученные средства.

На деле же, и это всем понятно, это было просто предлогом, чтобы отстранить нас от работы по выборам. Так, например, наша НПО обучало независимых наблюдателей на всей территории Казахстана, буквально по всем 17 регионам страны. И вот, когда этот проект был в самом разгаре, и с каждым днем увеличивалась потребность в нем, появились такие претензии. Если более точно, все это тянется с 23 ноября.

- А до этого были к вам подобные преследования?

– Да, это не первые претензии со стороны фискальных органов к нашей организации. Налоговики используются в качестве инструмента против тех, кто, скажем так, мыслит немного иначе, чем другие. Например, когда мы проводили кампанию против принятия парламентом поправок в закон о СМИ, очень сильно ущемлявших права журналистов, была аналогичная атака. Кампания прошла успешно – драконовские поправки тогда приняты не были, но к нам пожаловала налоговая полиция и забрала все документы, компьютеры и прочее. Только прямое вмешательство госсекретаря США Марлен Олбрайт, отправившей запрос нашему послу, все было возвращено. Тогда это тоже был абсолютно беспричинный и незаконный наезд на «ЭХО». В другой раз, прямо в день выборов, когда мы проводили мониторинг голосования, к нам пожаловали налоговики – якобы с плановой пятилетней проверкой. И это в воскресенье, в выходной для всех день! Или другой пример. Мы провели очень большую исследовательскую кампанию на предмет того, как казахстанские госорганы отвечают на запросы граждан, начиная с сельских акиматов и заканчивая республиканскими министерствами. Были интересные результаты, и сразу после того, как мы вышли с пресс-конференцией, обнародовав их, к нам опять пришли с пятилетней проверкой. Бали и другие случаи, о которых сейчас и не вспомнишь за все эти годы.

- А сколько вы уже наблюдаете за выборами?

– НПО «ЭХО» ведет наблюдение за выборным процессом в Казахстане, начиная с 1999 года.

- Солидный опыт. Тогда же, кстати, и ОБСЕ начала наблюдать за электоральными кампаниями в Казахстане, и с тех пор ни разу не признала выборы честными. А чем, по вашему мнению, нынешняя кампания отличается от всех предыдущих?

– Главное отличие, на мой взгляд – это беспрецедентное давление на наблюдателей. Как я говорил, мы провели большую работу по подготовке независимых наблюдателей во всех 17 регионах Казахстана. Но на этот раз мы решили не выставлять наблюдателей от «ЭХО», а рекомендовали им выступать от других общественных организаций. Почему не стали? Честно говоря, опасались необоснованных преследований, и, как оказалось, не зря опасались. Но при этом мы не переставали консультировать любого желающего по вопросам законодательства, прав граждан и наблюдателей на выборах и так далее.

- Вернемся к сегодняшнему дню. Точнее, к минувшей пятнице – что было в этот день? В чем заключались «разбирательства» в налоговой?

– Надо сказать, что начиная с конца ноября мы находились в подвешенном состоянии. Каждый день работы мог быть последним (поэтому мы и не стали направлять наблюдателей от «ЭХО»), а налоговая пять раз переносила даты рассмотрения нашего дела. И вот, в последний раз было назначено на 15 января, на 5 часов вечера. Мы подошли к указанному времени в налоговую инспекцию Алмалинского района, где постоянно попросили подождать – с минуты на минуту начнем, мол, сами понимаете, какое дело и что должны получить указания. Буквально в 18:05 нас пригласили в кабинет замначальника налоговой, где нам тут же вручают определение, по которому нас признают виновными с требованием оплатить штраф и приостановлении деятельности до 15 апреля. Мы удивились: «А где же само рассмотрение дела?», на что нам спокойно ответили – мол, это и есть рассмотрение.

- То есть, вам даже ничего не дали сказать в ответ?

– Абсолютно ничего. Наша налоговая отказалась выполнять процедуры, предусмотренные КоАП РК, а конкретно, в статье 118, в которой прописан каждый шаг, как проводится рассмотрение административного дела. Кроме этого, налоговики нарушили еще ряд статей Адмкодекса. Например, если правонарушение было совершено более двух месяцев назад, то дело автоматически прекращается, а то, что нам приписывают, одно было в 2018-ом, а другое – в январе 2020 года. Повторюсь – нарушений там не было, но в любом случае срок давности истек уже давно. То есть, если бы рассмотрение дела было по закону, то мы сразу бы потребовали его прекратить. Кроме этого, сроки рассмотрения административного дела не должны превышать 15 суток, а в особых случаях – еще в течение календарного месяца. Другими словами, все сроки даже рассмотрения дела вышли, и они никак не могли назначать его на 15 января. Получается, налоговики сами грубо нарушили все нормы закона. Более того, мы были лишены конституционного права на защиту. Мы не могли даже высказать свои аргументы, доказать, что с нашей стороны не было никаких нарушений. Хотя, вообще, по тому же Административному кодексу, налоговая должна доказать наши нарушения, а не мы доказывать свою невиновность. А этого, как понимаете, с их стороны сделано не было.

- Теперь понятно, почему они откладывали это «рассмотрение» и не стали вступать с вами в юридический диспут – нечего сказать было. Но вы, наверное, не собираетесь оставлять это дело просто так? Будете апеллировать?

– Естественно! Мы будем подавать в суд и предпринимать другие шаги. Пока точно не могу сказать, какие именно. Просто по другим НПО, тем, кому выдвинули аналогичные обвинения, начиная с понедельника, 18 января, по четверг включительно будут проходить так называемые рассмотрения в налоговой. Есть подозрения, что и у них дело тем же закончится, но в любом случае, мы хотим держаться вместе и предпринимать какие-то совместные действия. А так, бесспорно, мы будем обращаться в суд и оспаривать это совершенно необоснованное решение налоговиков.

Читайте еще: