21.10.2020, 08:20
Platon.Asia

Дорогая земля

Продажный ответ на земельный вопрос После создания Агентства по стратегическому планированию и реформам (АСПИР) и назначении его главой Кайрата Келимбетова, мы высказали предположение, что одной из приоритетных его задач будет правовое и экономическое обоснование продажи земли. Сейчас появляются новые косвенные доказательства этому. А вот во что все это выльется, пока сказать трудно, учитывая кардинальное неприятие этой затеи большей частью общества, причем, не только национал-патриотами.
Фото: https://businessfm.kz/

На сегодня, 21 октября, назначено первое заседание Высшего президентского совета по реформам – некоего координатора нового органа, который, якобы, неподотчетен правительству, а отвечает прямо перед президентом. Странно, но в этом Совете немало членов этого самого правительства, за исключением, пожалуй, председателя Сумы Чакрабарти, Тимура Кулибаева и, опять-таки, Кайрата Келимбетова. Впрочем, мы уже обсуждали эти «странности» и обозначили примерные роли в этом участников проекта. Сейчас пришло время уточнить некоторые детали.

Мероприятие анонсировал президент Токаев в прошлую субботу, во второй половине дня, а обратила внимание на этот твит директор форсайтингового агентства Айман Турсынхан, подчеркнув занятную деталь.  А именно – на мистера Чакрабарти, который по совместительству является советником сразу двух президентов – Казахстана и Узбекистана. Заметим, что Ташкент сейчас развернул широкомасштабную «акцию» по долгосрочной аренде своих земель иностранным компаниям, а также приватизации больших и не очень участков. Так, например, речь идет о предоставлении одной американской фирме земель на 49 лет, на которых долгое время выращивали хлопок, и она считается «опустошенной».

Также стоит еще напомнить, что сэр Сума Чакрабарти является чуть ли не официальным лоббистом различных проектов и идей Международного валютного фонда (МВФ). Конечно, узбекская приватизация по многим параметрам отличается от нашей, а «дважды советник» стал работать на Ташкент только в сентябре, но два дня назад на встрече с президентом Мирзиеевым он, кроме прочего, говорил об инвестиционном климате. Впрочем, мы не намерены обсуждать то, что происходит по ту сторону южной границы – нам бы со своими делами разобраться. Да и обсуждением «земельного вопроса» с точки зрения большой экономики оставим на потом – просто обозначим некоторые черты и затронем политическую составляющую этой проблемы.

Наверное, не обязательно напоминать о земельных митингах весны 2016 года – память о них еще жива, «осадок остался», а гражданский активист Макс Бокаев продолжает сидеть за то, за что другие награды и «лайки» получают. Но стоит вспомнить, что эту проблему продажи земли первым поднял «народный коммунист» Вячеслав Косарев еще за пару недель до памятного митинга в Атырау. Кроме этого, нужно сделать акцент на то, что в обществе эту проблему стали продвигать вместе с антикитайскими девизами. Это, может быть, тоже важно, но немногие задумываются над тем, что российские и совместные с российскими предприятия различных форм собственности арендовали наши пашни и луга во много раз больше, чем китайские и китайско-казахстанские, а именно – в 36 раз больше (по данным на конец 2015 года). К слову, даже активисты земельных митингов не исключали участие «северного соседа» в раскачивании ситуации.

Вместе с тем, подчеркнем, что раскачивать здесь особо ничего не надо – для казахов земля является сакральной темой, и подавляющее большинство конфликтов и восстаний XVIII-XX веков. Именно поэтому в срочном порядке был собрана «земельная комиссия» и власть поспешила объявить мораторий на продажу земли. Однако, судя по всему, Акорда не собиралась отказываться от этой идеи. Доказательства этому были предоставлены в ходе широкомасштабной «конституционной реформы», которая должна была стать правовой базой для транзитного периода. Кроме прочего, были предложены «изменения и дополнения» в статью 26 Конституции РК, где оговаривалась возможность продажи в частную собственность имущества, возможно, подразумевая под этим и сельхозугодий. Тогдашний президент, после очередной волны недовольства, заявил, что статья останется без изменений, но при этом заметил, что земля должна иметь хозяина и этот вопрос нужно решать, когда придет время. Похоже, время подошло.

Безусловно, это очень спорный вопрос и у каждой стороны есть свои весомые аргументы, но, как мы договорились, не станем на этот раз влезать в такие споры и принимать какую-либо сторону. Просто можно вновь отложить эти разговоры, продлив мораторий – а то он уже скоро заканчивается (в конце 2021 года). Другими словами, даже если принимать аргумент о том, что у земли должен быть хозяин, что при ее приватизации отношение к ней улучшится, а у фермеров появится стимул заботиться о «кормилице», то все сейчас упирается в банальную коррупцию. Это простое слово сводит на нет все доказательства, а если они исходят от самих коррупционеров, то сомнения превращаются в устойчивое неприятие.

Но есть еще один аргумент, за который власть, а вместе с ней олигархи и латифундисты, готовы идти на любые жертвы. Речь идет об иностранных инвестициях – прямых и косвенных. Ведь дело касается не только прибыли от продажи земельных угодий, но и открытия новых кредитных линий от западных инвесторов и международных финансовых организаций (того же МВФ). Существенным стимулом для скорейшего решения вопроса является снижение спроса на углеводородное сырье и целый список других полезных ископаемых – попросту говоря, у нас уже нечего продавать, кроме земли.

Конечно, заявления президента Токаева о том, что иностранцам землю продавать не будем могут кому-то вселить надежду, но то, что он об этом стал «вдруг» говорить, также наводят на определенные подозрения. Тем более, это может быть неким отвлекающим маневром и стремлением Акорды «умыть руки» – мол, пусть АСПИР этим занимается и придумывает правовые обоснования и находит юридические уловки (в виде той же долгосрочной аренды или что-то в этом роде).

А как же мнение народа? Для режима это тоже важный, но не принципиальный момент – мнения народа у нас никогда не спрашивали. А вот то, что может разразиться серьезный конфликт между кланами – это уже опасный момент для режима. Но проявляться это будет уже после формирования обновленных парламента и правительства.

Мирас Нурмуханбетов

Читайте еще:
Мнение