Амбиции Ирана на Ближнем Востоке

Амбиции Ирана на Ближнем Востоке

Основные приоритеты Тегерана в регионе

Ближний Восток для Ирана является главным приоритетом внешней политики, оказывающим влияние на весь путь этого государства, цивилизации. Опираясь на различные данные можно очертить следующие основные пункты в политике Ирана на Ближнем Востоке:

Запрос внутри страны

Активная деятельность Ирана на Ближнем Востоке во многом обусловлена соответствующим запросом в иранском обществе. Духовно-идеологическая и политическая ситуация на Ближнем Востоке вызывает интерес подавляющей части иранского общества, которое рассматривает этого регион как одну из исторической частей иранской цивилизации, иранского народа. Ситуация на Ближнем Востоке и политика Ирана в этом регионе на сегодня являются одной из ключевых тем обсуждения в иранском обществе.

Геополитические претензии

Главный противник Ирана на Ближнем Востоке – это Саудовская Аравия (КСА), которая является конкурентом Тегерана в деле идеологического лидерства в мусульманском мире. Это старая политическая конкуренция со времен борьбы потомков Али, зятя основателя ислама Мухаммеда, за политическую и идеологическую власть в арабском Халифате. В последнее время шиитская святыня в иракском городе Кербеле выдвигается на роль одного из ведущих центров поклонения в мусульманском шиитском мире, невзирая на Мекку и Медину, расположенные в КСА. Осенью 2016 года там, например, собралось около 17 млн шиитов на траурные мероприятия - поминки, посвященные мученической смерти Имама Хусейна. То есть нельзя исключать, что Иран может начать играть консолидирующую роль, по крайней мере, в шиитском мире. Благодаря этому Тегеран имеет возможность стать идеологическим и политическим лидером в странах Персидского залива, что он уже пытается делать.

Иранские спецслужбы пытаются полностью дестабилизировать ситуацию в южных провинциях Саудовской Аравии, граничащих с Йеменом, населенных шиитами. При этом если хуситы нанесут поражение саудовцам в Йемене, то весь юг КСА запылает. В настоящее время уже под фактическим контролем хуситов в южной части КСА ряд военных городков и баз пограничников. Поэтому Израиль, оказывающий по скрытное содействие Саудовской Аравии в его претензиях на лидерство в мусульманском мире, выступает другим крупнейшим противником Тегерана. В этой связи отметим, что сегодняшняя военная помощь Омана правящему режиму Йемена в борьбе с хуситами, являющихся шиитами и поддерживающихся Ираном, видимо, направляется и финансово обеспечивается Саудовской Аравией. Раньше Оман находился в сфере влияния Ирана, но КСА пообещала султану Кабусу бен Саиду большие инвестиции и другие преференции, что заставило того, начать отдаляться от Тегерана.

Таким образом, Тегеран намерен играть первую скрипку в вооруженном конфликте в Сирии, Йемене и, вообще, во всем этом регионе и впоследствии. В таком русле следует понимать заявление Тегерана о том, что Иран будет создавать военно-морские базы в Сирии и Йемене, усиливать свое военно-морское присутствие в Персидском и Оманском заливах. Именно для закрепления своих позиций на Ближнем Востоке, обеспечения снабжения своих союзников здесь, своих морских торговых путей в страны региона, Европу, Юго-Восточную Азию Тегеран объявил о строительстве военных атомных подводных лодок и авианосца. Но для реализации этих планов Тегерану потребуется военно-техническая помощь Москвы, что заставляет иранскую политическую элиту заигрывать с российской политической и экономической элитой.

Помимо этого, Тегеран заинтересован в сотрудничестве с Россией по разработке своих газовых месторождений. Не случайно Тегеран заявил о намерениях привлечь Газпром к строительству большого газопровода на 2,5 миллиарда долларов от месторождения «Южный Парс» до границы с Азербайджаном. Следует отметить, что это гигантское месторождение Иран делит с Катаром, на котором планируется ежедневно добывать до 1 миллиарда кубометров природного газа. Понятное дело, что это обстоятельство усиливает конкуренцию Ирана с Катаром и Саудовской Аравией за поставки природного и сжиженного газа. Поэтому вряд ли стоит ожидать начала перемирия, потепления во взаимоотношениях этих двух стран, особенно на Ближнем Востоке.

Дальнейшие перспективы

Кстати, в Тегеране считали, что Трамп настроен был нанести быстрое поражение ИГ опираясь на сирийских курдов и аффилированных с ними сил. Исходя из этого, Тегеран предполагал, что администрация Трампа будет стремиться создать единое государство Курдистан из части Сирии и Ирака, что очень не устраивает Иран. В этом плане неудивительно, что Тегеран недоволен стремлением Москвы и Анкары вести переговоры с сирийской вооруженной оппозицией. Тегеран, иранская политическая элита выступают за полный переход всей территории Сирии под контроль режима Б. Асада, без создания анклавов для оппозиции. В последнее время Тегеран недоволен усилением позиций России в Сирии, возросшим ее влиянием на сухопутные операции, где ранее доминировала роль Ирана. Приблизительно такое же отношение у Тегерана к роли Анкары в этом конфликте. Кроме того, Иран не устраивают планы Москвы и Анкары по перекройке территории Сирии и ее политической власти, после которых в этом регионе ослабнут позиции шиитов-алавитов.

Осведомленные эксперты сообщают, что под идеологическим, организационным и финансовым влиянием Ирана в Сирии действуют около 130 тысяч солдат, боевиков. Из которых 30 000 это - подразделения «шиитского экспедиционного корпуса» (корпус стражей исламской революции и др.) «Хезболлы», остальные 100 тысяч относятся к сирийским «Национальным силам обороны», которые фактически созданы и обучены иранскими военными советниками, которые до сих там работают. (Разумеется, некоторые из этих отрядов финансировались местными олигархами, другими частными лицами. Определенная часть Национальных сил обороны, по сути, являются местными филиалами иностранных, особенно иракских шиитских бригад, но состоящих из местных шиитов. Помимо всего прочего, ливанская «Хезбола» выступает отдельным игроком и может принимать самостоятельные от Тегерана шаги или же вынуждать иранцев корректировать собственные решения. У «Хезболлы», к тому же, есть свои сирийские филиалы. Тем не менее, все эти группировки в конечном итоге вынуждены играть ту роль, которую им выделяет Тегеран, являющихся среди них идеологическим авторитетом. Кроме того, Тегеран имеет широкое влияние на деятельность военного разведывательного сообщества Сирийской Арабской республики.

В конечном итоге Москва и Анкара могут взять под свой контроль большие вооруженные силы и территории в Сирии. Соответственно, теперь Тегеран находится перед дилеммой – нельзя исключать, что он начнет сотрудничать с Вашингтоном по многим военным операциям в Сирии. Сотрудничество с Вашингтоном также выступает экономической необходимостью для Ирана, стремящегося освободиться от американских санкций, негативного влияния США на иранских экономических партнеров.

 

Редакция

 

Фото: с открытых источников