02.12.2020, 07:00
Мирас Нурмуханбетов

А как же маслихаты?

О забытой важности местного самоуправления
Фотография с открытых источников

Выборы в парламент, как показывает практика, нынче не слишком волнуют народонаселение, которое не ощущает того, что постепенно превращается в электорат. Отдельные всплески гражданской активности на фоне унылого пассивного болота большинства не в счет. Люди не знают (да и не хотят знать) кандидатов в депутаты парламента, не говоря уже о тех, кто будет представлять их интересы в маслихатах. Почему так происходит и стоит ли это менять?

Наверное, не откроем страшной государственной тайны, если скажем, что власти старательно вели общественную мысль к тому, чтобы потерять всяческий интерес к маслихатам. И, нужно признать, они этого добились. Неким «контрольным выстрелом» в этом было внедрение избрания маслихатовцев по партийным спискам, и операция эта прошла практически безупречно, без возмущений в обществе и при единодушии парламентариев. Более того, мажилисмены даже были согласны на самороспуск, чтобы апробировать такой метод голосования, а обществу уже стало глубоко наплевать.

Следует отметить, что «оптовые» (по партспискам) выборы в местные органы управления – это нонсенс и противоречит не только законодательству, но и здравой логике. Все почему-то позабыли, что это норма законодательства противоречит одному из основополагающих принципов демократического государства, как бы между прочим заложенного и в нашей Конституции – право избирать и быть избранным. Если говорить проще, то 90 процентов беспартийных казахстанцев не могу даже претендовать на места в малихатах, стать мажилисменом, не говоря уже о том, чтобы помечтать о посте президента. Аргумент, что можно вступить в какую-то партию для удовлетворения своих амбиций, не принимается – не каждый же согласится себя отпраймеризить.

В общем, в стране сложилась такая обстановка, что позиция обличенного хоть какой-то властью человека стало отделять его от все остального люда. Точнее, это было намеренно сложено, что даже было закреплено в Конституции и Уголовном кодексе – в этих главных и основополагающих нормативно-правовых актах государства прописано такое понятие, как «сословие», в том виде, что нельзя сословную рознь разводить. Если кто не знал, то это слово, всеми толковыми словарями признано устаревшим, а в социально-политической терминологии оно просто неприемлемо (в нормальном мире). То есть, режим даже близко подпускать простолюдинов к своей вотчине не хотел, и именно поэтому с годами и множественными поправками народонаселение было максимально отделено от государства.

Можно провести целый цикл лекций о важности местного самоуправления, причем, с разных сторон – от увеличения эффективности расходования бюджетных средств, до стимулирования развития гражданского самосознания. Похоже, властям ни того, ни другого не нужно, хотя с самых высоких трибун уже более 20 лет говорится необходимости развития этого направления. Но мы-то с вами знаем, что за такими словами ничего не стоит. Впрочем, можно иногда вслушиваться в эти речи, чтобы понять некоторые вещи.

Например, президент Токаев значительную часть своего последнего послания посвятил именно этому направлению, причем, акцентировал внимание и на местных бюджетах. Почему-то (хотя понятно, почему) для большинства граждан это показалось неинтересной информацией, но в то же время она является очень важной. Здесь тоже можно было расписать всю схему, но лучше ограничиться простым объяснением – речь идет о бюджетах районов и городов, на которые вы могли бы влиять через тех же депутатов маслихатов – сколько школ и детских площадок построить, где дорогу починить и нужно ли менять хорошие бордюры на новые.

Но главное, был бы контроль за расходами и исполнением работы – того, чего сейчас не хватает, а власть пытается заполнить это малоэффективными общественными советами всех уровней. Напрашивается пример с КСК, когда собственники квартир совместно решают, где подъезд починить, как крышу подлатать и те же детские площадки обновить, но и здесь в большинстве случае жильцы в основной массе самоустраняются от этих дел, а переизбрать председателя кооператива порой не легче, чем переизбрать президента. Но и сюда власти пытаются залезть, преобразую КСК в ОСИ, но, опять-таки, подавляющая часть граждан даже не слышала об этом.

Но вернемся к маслихатам. По идее, именно с них (или с КСК-ОСИ) можно было воспитывать гражданскую активность казахстанцев, учить их управлять обществом, начиная с малого. По большому счету, многие пирамиды государственного управления Европы построены на таком принципе, а опыт ее восточной (бывшей социалистической) части показывает, что можно перестроится до эффективного управления сравнительно быстро. Есть даже примеры, когда буквально за 5-10 лет депутаты муниципального собрания небольшого района вырастали до членов Европарламента.

У нас же хотят сделать все за одни выборы, причем, без особого опыта управления, и, что более важно, с тотальной политической безграмотностью и откровенной ленью народонаселения. Многие избиратели не знают, кто является сейчас депутатом маслихата от его округа, не говоря о том, что не в курсе, кто претендует на эту роль на следующих выборах. Мало того, что система голосования по партийным спискам многократно усложнила возможность определить конкретного кандидата, так еще и имена их проблематично узнать.

Впрочем, с маслихатовскими списками партии должны определиться до конца этой рабочей недели, а Центризбирком должен их зарегистрировать до 10 декабря. Тогда и можно будет что-то конкретное говорить о кандидатах (в отличие от партсписков в мажилис, ФИО претендентов в маслихаты нигде не публиковались). Однако уже сегодня ясно, что ни центральная власть, ни партии, ни сами избиратели особо не акцентируют на этом внимание.

Но стоит ли тогда будоражить тему, если она никому не интересна? Стоит! Ведь, как бы не банально звучало, начинать нужно с малого и делать это лучше с себя. Например, начинать проявлять интерес, и требовать исполнения своих конституционных прав всеми законными способами. Кстати, Касым-Жомарт Кемелевич, кроме прочего, презентовал в послании такой инструмент «слышащего государства», как создание петиций. Только вот на нее большая власть будет обращать внимание только тогда, когда сама петиция будет создана… местным маслихатом. Все, как говорится, круг замкнулся.