03.02.2021, 11:31
Аналитический отдел Platon.asia

Есть ли геноцид в Синьцзяне?

platon.asia решил в очередной раз взглянуть на ситуацию в СУАР, и разобраться в том, имеют ли почву под собой заявления о геноциде в этом регионе?

Фотография с открытых источников

Не так давно госсекретарь США Майкл Помпео выступал с осуждением происходящих в СУАР преследований людей по этнокультурным признакам. В частности, Помпео заявил, что считает происходящее настоящим геноцидом и преступлением против человечности. В целом же внимание мировой общественности приковано к Синьцзяну уже не первый год. Китайская сторона в свою очередь настаивает на том, что никаких преследований по религиозным или же этническим признакам в стране не проводится, а все подобные обвинения расценивает как способы информационного давления. 

Казахстан не рискуют портить отношения с Китайской стороной, поэтому официальные представители власти редко дают комментарии по этому поводу, и как правило отрицают нахождение в так называемых «лагерях перевоспитания» этнических казахов, призывая не вестись на информационные «вбросы» Между тем, по данным ООН, в лагерях Синьцзяна может находиться до 1 миллиона уйгуров и представителей других традиционных этносов Синьцзяна. 

В связи со всем этим наш портал решил в очередной раз взглянуть на ситуацию в СУАР, и разобраться в том, имеют ли почву под собой заявления о геноциде в этом регионе? 

Исторически отношение Китайских властей к Восточному Туркестану отличалось суровыми карательными мерами. Так еще во время присоединения региона к территории Поднебесной, Цинские власти осуществили жесточайший геноцид местного населения, по разным источникам истребив до 90% всего населения этого региона. Тем не менее по прошествии столетий, Синьцзян-Уйгурский автономный район так и не был окончательно ассимилирован ханьским населением, и продолжает сохранять культурно-языковую идентичность. На фоне удаленности региона от основной части страны, и его сравнительной малонаселённости, китайские власти сильно обеспокоены возможными сепаратистскими настроениями. КПК склонна добиваться полного контроля над всей территории Китая, поэтому потенциально уязвимому со стратегической точки зрения региону уделяется особое внимание. Очевидно, что Китайские власти заинтересованы в окончательной ассимиляции местных этносов с ханьским населением, и в полномасштабной деисламизации региона. Соответственно под предлогом защиты национальных интересов и противодействию терроризму, КПК проводит идеологическую экспансию в регион, и избавляется от любых сил, способных по ее мнению на сепаратистскую деятельность. 

Помимо наблюдений со стороны правозащитников, в сеть утекают конкретные документы, позволяющие в деталях узнать о принципах по которых тех или иных людей начинают считать «неблагонадежными» и отправляют на «курсы перевоспитания», или как их называет сам Китай, в «образовательные центры».

Так практически любое проявление религиозности расценивается как признак неблагонадежности, ношение бороды или любых других атрибутов Ислама, а также любая общественная деятельность связанная с популяризацией религии, может караться заключением в лагере перевоспитания. Нередко применяется принцип коллективной ответственности, когда под наказание попадает целая семья. Заключение под стражей в таких случаях может варьироваться от нескольких лет, до более длительного срока, пока заключенного не посчитают прошедшим перевоспитание.

При этом в таких лагерях нередко распространен принудительный труд, что позволяет называть их не только центрами перевоспитания, но и полноценными трудовыми лагерями. Правозащитники сообщают о множестве производств с неоплачиваемым трудом в СУАР, где трудятся заключенные подобных лагерей.

Однако правомерно ли называть происходящее геноцидом? Исходя из терминологии, это не совсем корректно. Но следует понимать, что в действительности имеет место самая настоящая сеть карательных учреждений, нацеленная на идеологическую перепрошивку своих заключенных, и дальнейшую интеграцию ханьского населения и единой идеологии в регион. В сущности, осуществляется масштабная карательная программа по этническому и религиозному принципу, которую можно считать если не физическим, то как минимум культурным геноцидом. 

Мнение