01.11.2019, 03:51
Platon.Asia

Враги народа. Статья 58

1937 год, а вместе с ним пресловутая 58 статья УК СССР стали не только символом эпохи сталинизма, но неким мерилом дня сегодняшнего. Однако не все так просто. Сравнивать сегодняшнюю ситуацию с «теми временами» можно и нужно, но необходимо более точнее понять – с чем именно сравнивать. Посмотрим на чисто юридическую букву «политической статьи» и на тех, кто через нее прошел. На цифрах и фактах.

Прежде всего необходимо отметить, что в последнее время появились чуть ли не научные труды, которые так же «на цифрах и фактах» пытаются оправдать сталинские репрессии, приводя к выводу, что расстреляно было «всего» миллион граждан, а под репрессии попали «только» 3-4 миллиона человек. С другой стороны, надо признать, существует и другая крайность, когда число попавших в «ежовы рукавицы» исчисляется десятками миллионов. Это утверждение отчасти верно только в том случае, если в это число включить всех жертв сталинизма, включая переселенные народы, «религиозные элементы», «раскулаченных», а также других наших сограждан, попавших в ГУЛАГ по другим статьям и обвинениям.

Расхождения в «фактах» могли быть по простой причине – те, кто упорно хотел доказать, что сталинизм не так уж и плох, мол, были перегибы на местах, а в целом страна вынуждена была применять меры репрессивного характера, просто пользовались учетом только исправительно-трудовых лагерей. Но кроме «островов» архипелага ГУЛАГа, были сотни других учреждений, в том числе тюрьмы, «обычные» колонии и так далее. Кроме того, более или менее достоверные данные о «тюремном населении» страны появились только в послевоенные годы.

Вообще, статья 58 УК РСФСР, родившаяся еще в 1922 году, была принята на вооружение советских судов только через четыре года. Вплоть до 1958 года она дополнялась, редактировалась и «усовершенствовалась». В итоге она вобрала в себя 14 пунктов, многие из которых имели подпункты, расширявшие «глубину и широту преступления». Так, например, пункт 1-в подразумевал наказание членов семьи военнослужащего, сбежавшего за границу – тем, кто знал и не донес грозило до 10 лет с конфискацией, а остальным совершеннолетним домочадцам гарантировало лишение избирательных прав и ссылка «в отдаленные районы Сибири на 5 лет».

К слову, этот подпункт был принят в 1934 году, а уже через год вышел закон «О мерах борьбы с преступностью несовершеннолетних», понизивший возраст уголовной ответственности до 12 лет и допускавший применение к малолетним «всех мер уголовного наказания». Закон имел широкое применение в отношении новой волны сирот и беспризорников, появившихся «благодаря» голодомору и сталинским репрессиям – в первую очередь, в Украине, Казахстане, на Северном Кавказе и в Поволжье. Рожденные уже при советской власти дети становились ее жертвами, а детские колонии (кстати, большинство из них не входило в систему ГУЛАГа) пополнялись десятками тысяч «малолеток».

На территории Казахстана вплоть до 1959 года действовал Уголовный кодекс РСФСР 1926 года, а в ряде случаев и советские декреты 20-х годов. Стоит отметить, что широкое применение получил закон «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и в кооперации и укреплении государственной (социалистической) собственности». Это тот самый закон «о семи колосках», по которому кража с поля маленькой горсточки зерна приравнивалась к краже в особо крупных размерах и могла караться смертной казнью.

Но вернемся к 58-ой статье («Контрреволюционная деятельность»). Как было сказано, она вмещала в себя 14 пунктов (было еще четыре, о они практически не применялись на практике), которые, по сути, тянули на отдельные статьи в УК. В Уголовном кодексе СССР (как и союзных республик) после развенчания сталинизма она была раскидана по дюжине отдельных статей в главе «Государственные преступления». Но с 1922 по 1953 годы по «58-ой» было осуждено 3 777 380 граждан, из которых под «высшую меру социальной защиты» официально попали 642 980 человек, пострадали близкие родственники многих из них.

Это сегодня, рассказывая о событиях тех лет, говорят просто «осужден по статье 58», но на самом человек мог предстать перед «тройкой» в виде шпиона, бунтаря, перебежчика, предателя и так далее. Были и такие пункты, как «Оказание помощи международной буржуазии», «Контакты с иностранным государством в контрреволюционных целях», «Активные действия или активная борьба против рабочего класса и революционного движения», «Контрреволюционный саботаж» и другие. В нынешнем УК есть аналоги пунктов и подпунктов «58-ой» – «терроризм», «вооруженное восстание», «шпионаж».

Наказание практически по всем пунктам статьи было одинаковым, с вполне широким спектром: «Расстрел или объявление врагом трудящихся с конфискацией имущества и с лишением гражданства союзной республики и, тем самым, гражданства Союза ССР и изгнание из пределов Союза ССР навсегда, с допущением при смягчающих обстоятельствах понижения до лишения свободы на срок не ниже трех лет, с конфискацией всего или части имущества». И это еще не все. Уже отбывшие наказание граждане, а также так называемые ЧСВН (члены семьи врагов народа) лишались многих прав, высылались за 101 километр от больших городов, не могли устроится на работу и получать пенсию.

Аналоги с сегодняшним днем проведем как-нибудь в другой раз, но скажем, что неправильно думать, что в УК РК только одна статья «политическая» – 174-ая («Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни»). К слову, упоминание в ней «сословий» как раз таки подчеркивает политический ее характер, сколько бы не отрицали этого наши министры и президенты. К «политическим» нынче может применятся широкий спектр уголовных статей – от мошенничества до растраты вверенного имущества. Впрочем, нынче есть факты, когда «политика» становится методом защиты настоящих преступников, точно так же, как и в сталинские времена по «58-ой» проходили те, кто действительно этого заслуживал – пусть даже с точки зрения государства. Но это уж точно тема для отдельного разговора.

 

 

Мирас Нурмуханбетов

 

 

Фото: с открытых источников

Читайте еще:
Мнение