Тяжелое наследие советской идеологии

Тяжелое наследие советской идеологии

Об истоках и последствиях мифов об «интернационализме»

События в Масанчи и развернувшиеся после них ожесточенные дебаты в соцсетях показали, что далеко не все спокойно в нашем «королевстве». Из произошедшего можно и нужно извлекать уроки уже сейчас – это касается и социальной сферы, и проблемы государственного языка, и внутренней политики, и коррупции, и так далее. Но сегодня мы остановимся на том, что нельзя жить иллюзиями, в том числе и по отношению к мифу о «межнациональном согласии».

Оттолкнемся от того, что многое в понятиях «мир, дружба, братство» досталось нам в наследство от Советского Союза. Люди совершенно искренне и «от души» говорят об интернационализме, но при этом, даже не думая, предлагают казнить всех тех, кто не разделяет их позицию. С одной стороны, кажется, что слово «Интернационализм» - простое и ясное. Однако здесь таятся разные подводные камни, в том числе такие, которые могут пусть ко дну «корабль стабильности», а разного рода провокаторы лишь усугубят положение, «раскачивая лодку».

Рассмотрим трезво само понятие «Интернационализм». Можно вспомнить при этом Интернационал. Понятно, что любой бывший советский гражданин скажет, что это был такой гимн СССР и РСФСР до 1944 года, Украинской и Белорусской ССР – до 49-го и 52-го годов, соответственно. Было еще несколько «интернационалов» в виде политических союзов различных пролетарских и околопролетарских партий. Коротко говоря, все эти названия четко ассоциируются в стране и мире с большевизмом и коммунистической идеологией, которые, мягко говоря, в цивилизованном мире сейчас не приветствуются.

Но при соцреализме интернационализм был введен чуть ли не в ранг государственной идеологии. Дружба между народами и братскими республиками стала главным флагом, которым мы размахивали по поводу и без него. Но здесь было несколько «но», которые ставили под сомнение не то чтобы искренность таких девизов, а саму их жизнеспособность. То есть, на словах одно, а совсем другое на деле.

Так, выходило, что «мир и дружба» нередко достигались репрессивными методами. Любые проявления национализма (в положительном понимании) сурово карались советскими законами, в частности, пресловутой 58 статьей Уголовного кодекса. В национальных республиках это было одним из поводов (иногда и без повода) и инструментов для массовых репрессий. Например, великому историку Ермухану Бекмаханову дали 25 лет ИТЛ за то, что он дал расклад о Кенесары Касымове. По этой же методике уничтожалась национальная интеллигенция по всему Союзу.

Более того, такая «национальная политика» привела к переселениям целых народов – корейцев, немцев, чеченцев, поляков, турок, прибалтийских народов и так далее по полному списку, который попадал в идеологические плакаты и лозунги о «дружбе народов». Это при том, что простое изложение исторических фактов о каком-либо народе СССР могло привести на скамью подсудимых или, как минимум, всенародному бичеванию в прессе и трудовых коллективах, а возвеличивание одного великого (безусловно) народа, который «сплотил навеки», никем не осуждалось и всячески поощрялось партией и правительством. Впрочем, в сталинские времена были зафиксированы случаи осуждения «титульных» за разжигание межнаца. Но это было больше на бытовом уровне и особо не афишировалось.

Кстати, именно этот факт (о государствообразующей нации) стал главным аргументом для дальнейших межэтнических споров и нередко был искрой для их разжигания – мол, «мы вам понастроили тут, мочиться стоя научили, а вы не цените». В общем, было какое-то насильственное принуждение к миру и согласию, а, как известно, насильно мил не будешь. Это, между прочим, касается и нынешней ситуации в Казахстане.

Возвращаясь к «интернационализму» как идеологии Советского Союза, необходимо вспомнить и войну в Афганистане, которая до сих пор преподносится как «интернациональный долг». При этом забывается, что этот «долг» привел к гибели около полутора миллионов мирных граждан «братского» народа. Кстати, в конце 80-х СССР, уже выйдя из Афганистана, тратил на военные нужды 77 млрд рублей. Это примерно по два полноценных (тогда еще) червонца на каждого жителя одной шестой части суши. Вот такая «миролюбивая» держава...

В принципе, Казахстан не далеко ушел от советской идеологии в плане «мира и согласия». А если ушел, то в худшую сторону – и идеология слабее, и социальная обстановка (как базис многих межнациональных конфликтов и протестных явлений) хуже. Многие справедливо предъявляют претензии Ассамблее народа Казахстана, которая внесла большой вклад в создание мифа о солидарности и интернационализме в отдельно взятой стране. Однако надо помнить, что АНК была создана совершенно для других целей и обвинять ее в допущении сегодняшней ситуации сравнимо в обвинениями парламента и правительства. Хотя последнее тоже верно.

Впрочем, на эту тему можно говорить еще много и много кого обвинять. Но было замечено, что практически все, будь то правительственные мужи или сетевые жены, лидеры мнений или общественные бездеятели, все они занимаются только поиском виновных, не глядя на себя в зеркало. Справедливо говорят только о том, что нужно извлекать уроки, но при этом главный урок – не стремиться найти и сразу же покарать тех, кого они (а не закон) считают виновными. А ведь именно с такой позиции возникают практически все конфликты на этнической, социальной или религиозной почве.

Поэтому для начала лучше оценить свои действия и, что более важно, свои бездействия по этому факту. А поле для размышлений здесь широкое – от языковых вопросов до коррупции на местах, от замалчивания проблем до возвеличивания мифов. Вплоть до того, что все знали о бесполезности того же АНК, но молчали. И знали, что интернационализм в Казахстане не только миф, но и способ разжигания межнациональной и сословной розни…

 

Мирас Нурмуханбетов

 

Фото: с открытых источников