11.10.2019, 04:10
Platon.Asia

Страхи декоммунизации

Не стоит бояться избавления от призраков прошлого

Необходимо сразу отметить, что данный материал – это видение автора, которое, как говорится, может не совпадать с мнение редакции. Не трудно предположить, что оно, мягко говоря, может не совпасть и с мнением некоторых читателей. Но этого и следовало ожидать – противников декоммунизации не так уж и мало, хотя среди них
много откровенно заблуждающихся или просто не понимающих, что стоит за этим термином. Поэтому сегодня хотелось бы провести небольшой ликбез по заданной
теме и объяснить, почему не стоит этого бояться.

У многих сложилось неверное мнение относительно декоммунизации. Это происходит в том числе «благодаря» пропаганде посткоммунистических идеологов, которые доносят обществу вырванные из контекста и соответствующим образом обработанные факты из этого процесса. Проще говоря, до общества доносят все в мрачных и даже агрессивных тонах. Якобы придут к власти националисты (фашисты, хунта, либерасты и так далее) и начнут валить памятники большевикам, обижать ветеранов ВОВ, топтать память о самом вкусном в мире пломбире. В некоторых случаях, это представляется открытой угрозой некоторым слоям населения по национальному и социальному признакам.

Справедливости ради следует отметить, что некоторые поборники декоммунизации тоже сильно заблуждаются, искренне считая, что она должна быть в виде некоего «красного террора» с повторением строк из песни «весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем…». Кроме этого немало тех, кто считает, что этот процесс их не касается, и они в нем должны быть либо наблюдателями, либо судьями. Особо активные рвутся в каратели и вершители судеб. Такое отношение тоже вызывает инстинктивное отторжение у противников декоммунизации и (или) сочувствующих ими.

Конечно, декоммунизация это, в первую очередь, политический процесс, но параллельно он должен проходить в правовом поле, быть обоснованным с юридической точки зрения. Кроме этого, хочешь или не хочешь, это затронет практически все сферы жизни, начиная от культуры и заканчивая бытом. Поэтому вряд ли найдется в стране человек, которого это так или иначе не коснется. Но, опять-таки, бояться этого не стоит. Для кого-то это будет немного болезненно, кому-то придется распроститься с прошлыми идеалами, а для большинства надо просто в качестве профилактики избавиться от фобий, связанных с этим процессом.

Вместе с тем, всем нужно понять, что декоммунизация это еще и покаяние. В нашем случае, больше подходит пример с денацификацией в Германии и Австрии, которая
предусматривала не только (и не столько) уголовное преследование нацистских преступников, а главным образом некое народное очищение, перезагрузку общества говоря сегодняшним языком. Обратим внимание, что именно благодаря этой перезагрузке Германия из проигравшей в войне страны превратилась в ведущую экономику Европы.

К слову, практически все страны, в которых прошел или проходит процесс декоммунизации, показывают хорошие результаты в плане развития экономики и демократии. В первую очередь, речь идет о странах Восточной Европы и Прибалтики. Кстати, в той же Польше закон о декоммунизации был принять только в 2016 году, хотя сам процесс шел, можно сказать, еще со времен соцреализма, так как наряду с народной памятью об освобождении страны советскими войсками от оккупации, люди не могли забыть о сталинских репрессиях, Катыни и помощь Германии в той самой оккупации.

Другими словами, общество было готово к тому, чтобы законодательно освободиться от коммунистического прошлого.

В странах Прибалтики многим детям еще при Союзе объясняли, что живут они не в СССР, а в условиях оккупации и что все это не надолго. Поэтому они легче многих других избавились от коммунистической идеологии и по некоторым показателям обогнали даже страны Европы. Это стало возможно еще благодаря тому, что большевизм пришел в Эстонию, Латвию и Литву на целое поколение позже, чем в тот же Казахстан, при этом пришел он на танках и с моментальными репрессиями против сотен тысяч граждан.

В Казахстане многое не так, хотя есть существенный повод к декоммунизации на всех уровнях – это Ашаршылык, голодомор, который по многим параметрам тянет на
целенаправленный геноцид. Об этом подробнее в другой раз, но именно эти два процесса, декоммунизация и признание геноцида (на юридическом и политическом уровнях) должны идти параллельно и, как говорится, в сцепке. Кстати, инициатива с признанием геноцида вызвала бурную реакцию среди защитников умершей страны, а также целенаправленные действия российских идеологических органов, что означает одно – в правильном направлении действуют активисты.

Но вернемся к нашему ликбезу. Основное заблуждение вольных или невольных защитников коммунистического прошлого лежит в том, что декоммунизация
воспринимается как попирание памяти наших отцов и дедов. Ни в коем случае! В тех же странах Восточной Европы многие коммунистические лидеры вообще не подвергались уголовному преследованию, а если и подвергались, то сроки и наказание было формальным, но в то же время показательным. Тем более, если (когда) у нас дело дойдет до суда, оно будет касаться самой идеологии и давно умерших «больших большевиков». В то же время аргумент, что покойников не стоит трогать, в нашем случае не работает.

Другим фактором «сдерживания» является то, что некоторые почему-то считают декоммунизацию деруссификацией, то есть процессом, направленным против
русскоязычных граждан страны. Это не то, чтобы не так – это противоречит принципам самого процесса. Это точно так же, как из-за Холокоста начать процесс уничтожения немцев по национальному признаку.

Понятное дело, что за один короткий материал всю тему не поднимешь и не расскажешь о том, что стоит за процессом декоммунизации. Поэтому, как говорится, продолжение следует. Мы еще поговорим и о ликбезе, и о внешних и внутренних противниках этого процесса, и об отличиях и сходствах деколонизации и десоветизации. Но постепенно – не все сразу. Хотя, признаться, много времени упущено и все это гораздо легче было бы провести еще в начале 90-х. Смотришь, и в совершенно другой стране (в лучшую сторону) сейчас бы жили, не покидая границ этой.

 

 

Мирас Нурмуханбетов, специально для Platon.asia

 

 

Фото: с открытых источников