02.08.2019, 03:39
Platon.Asia

Семенова: «Зачастую сотрудники прокуратуры сами присутствуют на издевательствах»

Бесчеловечное отношение сотрудников колонии в Заречном к осужденным вызвало волну возмущения в обществе. На это вынуждены были отреагировать и в самом МВД, как кураторе (надсмотрщике) КУИС, и в верховной власти. Последовали гневные комментарии, увольнения и аресты. Но сможет ли это изменить ситуацию по ту сторону «колючки»? Об этом мы беседуем с правозащитником Еленой Семеновой, получившей известность именно за отстаивание прав заключенных.

По пыткам в Заречном возбуждены уголовные дела, несколько сотрудников арестовано, руководство уволено. Елена, как вы считаете, насколько можно доверять следствию и понесут ли наказание все виновные?
– Лично я не могу доверять следствию так как неоднократно сталкивалась с расследованием пыток, которое заканчивались ничем «за отсутствием, за недоказанностью». В данном случае недоверие связано с тем что будут отмазаны некоторые сотрудники и смягчения наказания, так как не все потерпевшие будут признаны таковыми. На скандальном видео присутствуют только двое осужденных, над которые подвергаются пыткам, но по факту их значительно больше, и главный вопрос сейчас в том, что признают их потерпевшими или нет. Кроме этого в зоне остались ДПАшники, которые принимали участие в систематических пытках и помогали сотрудникам. Сейчас ДПАшники угрожают осужденным, чтобы они молчали, а те кто уже успел написать заявление – чтобы их забрали. Поэтому в данном случае, я лично сомневаюсь, что посадят всех тех, кто фигурирует на видео. Кто-то уйдет по «условке» и мотивируют тем что он просто стоял или просто держал и так далее.

По пыткам в колониях и в стенах РУВД прокуратура регулярно возбуждает дела и доводит их до суда, но пытки не прекращаются…
– Извините, но здесь я не могу согласиться. До суда доводят только 0,1 процента из всех дел, которые возбуждены. А есть еще закрытые дела, есть те факты, которые не дошли до возбуждения уголовного дела. Если бы каждое заявление расследовали надлежащим образом, то процентов 90 потерпевших могли бы доказать насилие. Все делается именно для того, чтобы дел с квалификацией «пытки» просто не существовало. Именно преступное бездействие со стороны следственных органов и приводит к такому результату. И это будет продолжаться до тех пор пока не будет волевого решения со стороны Генеральной прокуратуры, высшего руководства МВД, президента страны. Других вариантов нет

Понятно. Насколько пресловутая «круговая порука» может помешать наведению порядка? Какова в этом «круге» роль прокуратуры и ее 7 управления?

– Вы правы. Вот такая «круговая порука» и «помогает» процветанию пыток в исправительных учреждениях. Если бы прокуратура надлежащим образом реагировала на каждое, подчеркну – каждое, заявление по факту пыток и жестокого обращения, не прикрывала бы действия сотрудников учреждений и добровольных помощников администрации, объективно и беспристрастно расследовала бы эти дела, а также обеспечивала бы безопасность заявителей, то значительно быстрее и эффективнее можно было бы исправить сложившуюся ситуацию.

Но мы видим обратную ситуацию. Зачастую сотрудники прокуратуры сами присутствуют на таких издевательствах. Особенно много, говорят, это часто происходит во время «плановых обысковых мероприятий» – прокуратура там присутствует обязательно, но не предпринимает никаких действий. Когда прокуроры приходят по заявлениям осужденных, они снимают телесные повреждения и следы побоев на телефоны, осужденные им все откровенно рассказывают, а потом видеозаписи просто исчезают. Бывают и подставные прокуроры – переодетые сотрудники колоний, которые также снимают показания с избитых заключенных, но, естественно, никаких действий не предпринимают. Наоборот, потом это выходит боком для осужденного.

Сколько мы пишем, сколько пытаемся добиться справедливости, и мне иногда кажется, что у прокуратуры одна главная цель – предоставить руководству хорошие показатели. Мол, у нас все прекрасно, ничего плохого не происходит, что в Казахстане пыток не существует. Показывают они свою работу только по делам, когда доходит до убийств, а во всех остальных случаях они пытаются прикрыть. Эта какая-то политическая игры – по-другому я не могу объяснить подобное бездействие со стороны прокуратуры.

Что еще, кроме уголовного преследования сотрудников учреждений может искоренить это зло?

– Нужно просто волевое решение первого лица в государстве. Вот если он стукнет кулаком по столу и скажет детально, конкретно и честно расследовать каждое заявление по пыткам, чтобы были собраны все доказательства, проведены все экспертизы и следственные действия – вот тогда у нас начнут быстренько расследовать эти дела. Показатели раскрываемости «пыточных» дел при этом должны объективно увеличиться – чтобы продемонстрировать объективную ситуацию. То есть, если не будет ни одного факта ухода сотрудников от уголовной ответственности, то все будет быстро меняться в другую сторону.

Есть мнение, что ситуация в недрах КУИС значительно ухудшилась после переведения его под юрисдикцию МВД. Так ли это? Может обратно под Минюст отдать?

Действительно, после передачи КУИС в МВД, ситуация в колониях резко ухудшилась. Конечно, и раньше были пытки, но все это было не в таком масштабе, и сотрудники учреждений все равно боялись ответственности за свои действия. Но сейчас, посмотрите, они ведь ничего и никого не боятся! Но тут дело еще в другом. Надзор за колониями можно передать куда угодно, но если сами сотрудники заносят наркотики или какие-то другие запрещенные предметы, покрывают ДПАшинков и разводят коррупцию, то надо предпринимать совершенно другие шаги.

Если бы за каждый за каждый запрещенный предмет понесли бы наказание не только осужденные, но и сотрудники, начиная даже с начальника Департамента КУИС (а не просто руководителя колонии), то ситуация тоже стала бы улучшаться на глазах. Сколько мы говорим о вымогательствах, о наркотиках, о телефонах! После каждых обысков они отчитываются – мол, изъяли столько-то запрещенных предметов, молодцы! Но на простой вопрос – как это все попадает в режимное учреждение с несколькими уровнями охраны, никто ответить не может. И никто не несет ответственности. Зато все на этом «зарабатывают».

Как бы вы в двух словах охарактеризовали сложившуюся ситуацию?

– Если конкретно в двух словах, то это бездействие и безнаказанность. Я уже говорила, что практически все возбужденные дела по фактам пыток прикрываются. За отсутствием состава преступления, за недоказанностью или еще что-то, хотя есть и доказательства, и факты. Наример, дело в колонии Караганды, когда был убит Чукин и были осужден ряд сотрудников. Но ведь, кроме него, пострадало еще 14 человек, но все эти дела постоянно закрываются за отсутствием состава. На протяжении двух лет мы доказываем, что был и состав, и есть факты, и остались последствия, но остаемся не услышанными. Дело быстренько сдали в архив, а сейчас появились новые потерпевшие по аналогичным делам – уже в двух колониях Карлага. И это результат бездействия прокуратуры и чувство безнаказанности самих сотрудников. Вот, что самое страшное…

Беседовал Мирас Нурмуханбетов

Читайте еще:
Мнение