427.88
502.93
5.51
21.09.2020, 03:16
Platon.Asia

Реабилитация реабилитации

О странных вещах вокруг жертв политических репрессий

Не прошло и полугода, как после инициативы президента Токаева появился проект по созданию специальной комиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий. Это странное дело, так как в стране уже 23 года существует аналогичный закон, да и президент Назарбаев не раз высказывался на эту тему. Но еще более занятно это звучит на фоне нового витка преследований инакомыслящих и нежелание замечать более «свежих» репрессий, в том числе и касающихся событий в Жанаозене.

Действительно, мягко говоря, не веришь, когда представители высшей власти с укором и даже ненавистью говорят о преступлениях прежнего режима. Ведь, по сути, практически все они выходцы оттуда, а иногда даже гордятся этим. По крайней мере, это касается обоих президентов. Нынешний, товарищ Токаев, даже не особо скрывает, что ностальгирует по советскому прошлому, а если учитывать факты его биографии периода соцреализма, то надо помнить, что МИД всегда был тесно связан с КГБ со всеми вытекающими обстоятельствами.

По меньшей мере, странно это слышать от тех, кто сам вышел из этой тоталитарной системы, причем, был не самым лучшим ее продуктом – просто оказался в нужное время в нужном месте и вовремя надел на себя маску демократа. Но при этом не было даже намека на организацию ими процесса декоммунизации. Впрочем, это и понятно – данный процесс предусматривал бы, что они потеряют власть, а это их никак не устраивало. Стоит напомнить, что никто из них официально не выходил из КПСС, не стукал громко дверями и не делал скандальных заявлений – весь процесс перетекания из коммуниста и атеиста в демократа и теократа прошел чуть ли не естественным путем, скрытым за пеленой бурных 90-х годов прошлого века.

Странно и то, что нынешняя власть ругая и клеймя прошлую (материнскую, по сути), предпочитает не замечать собственных репрессий или тех, что произошли в обозримом прошлом. В первую очередь, это касается декабрьского восстания 1986 года, к подавлению которого и к репрессиям против его участников имели прямое отношение ряд нынешних руководителей, депутатов обеих палат, почетных граждан и т.д. Наверное, не обязательно перечислять их всех по именам, но скажем так, что некоторые из низ без зазрения совести говорит громкие речи 16 декабря или возлагает цветы 17-го, поправляя генеральские папахи.

Тоже самое о полусекретных событиях в Новом Узене 1989 года и более ясной, но также тщательно затираемой в памяти кровавой трагедии в Жанаозене 2011 года. Создается такое ощущение, что власти намеренно делают упор на сталинских репрессиях, чтобы нынешние казались мелкими и несущественными. Но ведь дело не в объемах, а в отношении. Тем более, что подавление антисоветских восстаний, голодомор и массовые репрессии 30-х годов были основой для существования тоталитарной власти, некой гарантией ее сохранения методом запугивания. А декабрьские события 1986 и 2011-х годов явились лишь «контрольным выстрелом».

Может вызвать недоумение и тот факт, что еще в 1993 году на свет появился Закон о реабилитации жертв массовых репрессий. А вот теперь анонсировали создание Государственной комиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий. Видимо, основное отличие здесь в слове «полной», тем самым подразумевая, что раньше она была частичная. Однако, исходя из предыдущей речи товарища Токаева (от 30 мая 2020 года), все-таки имеются в виду репрессии 30-50 годов, в том числе и депортация в Казахстан целых народов. То есть, даже о хрущевско-брежневских временах ни слова, не говоря уже о горбачевских и назарбаевских.

Кстати, среди депортированных и их потомков существует недоверие к подобным инициативам властей – они опасаются, что выплаты компенсаций это лишь повод для составления неких списков, которые прилагаются в архивах к тем, что были созданы еще при НКВД, сохранились в КГБ и теперь перешли к их преемникам в КНБ. По сути, они правы – хотя бы потому что и Комитет нацбезопасности даже не делал попытку переосмыслить свою историю, не говоря уже о том, чтобы осудить ее.

Все эти дела кажутся странными не только нам. Так, известный адвокат и правозащитник Виталий Воронов, в свое время входивший в рабочую комиссию по разработке упомянутого закона о реабилитации (в качестве депутата Верховного совета), тоже выразил недоумение нынешней инициативой властей: «Знаю об этом не понаслышке, так как являлся руководителем рабочей группы по его разработке и докладчиком проекта в двух чтениях на сессии Верховного Совета 12-го созыва. Или вся эта работа уже не считается? А ведь мы при разработке и принятии этого закона твердо исходили из того, что в независимом Казахстане не будет места не только массовым, но и вообще никаким политическим репрессиям. Боюсь, что воля и логика законодателя в этом плане может серьезно измениться. Поэтому нас, «старичков», и не пригласили, хотя бы для того, чтобы поделились опытом и знаниями. Вдруг начнем вставлять свои 5 никому не нужных копеек».

При этом Виталий Иванович отметил, что были и пробелы. «Мы, например, не внесли в этот закон участников декабрьских событий 1986 года. Потому, что в это же время шел процесс в Конституционном Суде по этому же вопросу. Я являлся представителем Верховного совета в нем, и мы ждали его результатов. Но их не было, так как процесс прекратили... Все завершилось изданием Указа президента и предоставлением льгот...».

Исходя из этого, можно прийти к выводу, что еще тогда, на заре независимости, высшее руководство Казахстана и не собиралось объективно разбираться с проблемами политических репрессий, так как это могло создать проблему ему самому. А сейчас это легче делать – тем более, руками второго президента и касательно давно минувших дней. Но тогда уж признайте голодомор начала 30-х годов целенаправленным геноцидом казахского народа – ведь доказательств этому, юридических и политических, предостаточно. Но нет, до этого Акорда дойти не может. Ведь нынешние инициативы – это лишь очередной популизм и стремление показаться независимыми.

 

Мирас Нурмуханбетов

 

Фото: с открытых источников 

Мнение