02.03.2020, 04:00
Platon.Asia

Пуп Земли

Немного о тайнах Арала и его окрестностях

История Казахстана таит множество секретов и сюрпризов, о которых многие даже не догадываются, а робкие попытки раскрыть их нередко вызывают недоверие и сарказм. Мы решили провести небольшой исторический ликбез, пройдясь по регионам нашей страны, начав с самого ее географического центра, места, которое даже для образованных граждан ассоциируется с безжизненной пустыней. Именно эти края наши предки называли Пупом Земли.

Речь пойдет о Восточном Приаралье, местом, где расположилась Кызылорда и откуда взлетают корабли, чтобы «бороздить космическое пространство». Бытует устойчивое мнение, что одним из факторов для выбора космодрома была безлюдность степи и его удаленность от очагов цивилизации. Отчасти это правда, если не учитывать географического расположения для экономии топлива при взлете. Но мало кто задумывается о смысле названия местности – Байқоныр, что с казахского дословно переводится как «богатая долина».

К слову, при строительстве космодрома были обнаружены сразу несколько археологических памятников, но по понятным причинам ученых до них не допустили. Однако существует байка, рассказанная самим Королевым, что одной из находок было древнее кострище (по видимому, долговременная стоянка-поселение древнего человека), относящееся к мезолиту и позднему палеолиту. Сам «крестный отец космонавтики» увидел в этом доброе предзнаменование и долго носил с собой уголек с этого кострища в спичечном коробке в виде талисмана.

И еще из «легендарного». В этой местности бытует легенда о Черном Пастухе, великане и защитнике родной земли. Когда к его стану приблизились полчища неприятеля, он соорудил из шкур огромную пращу, «зарядил» огромными раскаленными валунами и верблюжьим жиром. Горящие камни уничтожили много врагов, а выжившие в ужасе бежали. С тех пор на этой земле ничего не растет и она покрыта черными, будто бы выжженными отметинами.

Но жизнь здесь бурлила на протяжении тысячелетий. Легендарный археолог Толстов, исследовавший эти края в 30-40 годах, называл Восточное Приаралье «Аральским узлом этногенеза». И тому были веские причины. Как уже упоминалось на примере Байконура, люди здесь жили и во времена палеолита, и в эпоху неолита, особенно «наследив» здесь в бронзовом веке (здесь было выявлено много древних медных рудников и печей для выплавки металла). Но наиболее интенсивно регион начал осваиваться в эпоху ранних кочевников – или как его еще называют, ранний железный век (РЖВ), вплоть до конца первого тысячелетия нашей эры.

Этот, по сути, огромный регион построен на удивительном синтезе кочевом и земледельческом методе хозяйствования, как сказали бы при соцреализме. Первому способствовали широкие степи, подходившие для выращивания верблюдов и овец, а также в некоторой степени – заливные луга. Но это по большей части было стимулом для процветания земледелия, в том числе – выращивания риса.

Дело в том, что пару-тройку тысяч лет назад пойма Сырдарьи представляла из себя огромную разветвленную дельту шириной в 200 и протяженностью почти в 400 километров. Немудрено, что вокруг этих древних и средневековых проток поднимались поселения и целые города. Кто-то приходил сюда, кто-то уходил, все крепче завязывая «узел этногенеза». Но долины северных сырдарьинских проток, где развивалась так называемая Джетыасарская культура, люди не покидали по крайней мере с конца бронзового века и по IX века включительно. Когда же по каким-либо причинам (изменение гидрографического режима или военная катастрофа) прекращалась жизнь на одном городище или нескольких сразу, обитатели их, как правило, переселялись на соседние. Кстати, интересно, что города и крепости этой культуры группировались (или «гнездились») вокруг наиболее крупного из них.

Кстати, на месте одной из таких крепостей прямо на берегу Арала в 1847 году был построен Форт Раим (Райым) – первый русский форпост в регионе. Он хоть и просуществовал менее десяти лет, но остался в истории, в том числе тем, что на первой двухпушечной шхуне здесь проходил службу рядовой Тарас Шевченко. Великий украинский кобзарь-акын оставил серию рисунков «Укрепление Раим», на которых кроме современных построек видны казахские юрты и развалины древних укреплений.

Впрочем, все это было позже. А в средние века жизнь кипела не только в дельте Сырдарьи и на побережье Аральского моря, но и… под ним. Не под водой, конечно. В принципе, не секрет, что Арал за всю историю своего существования не раз менял очертания, то расширяясь, то уменьшаясь (даже с Каспием когда-то были одной акваторией). Поэтому не было удивительно, когда в конце ХХ века на месте ушедшей воды стали обнаруживаться памятники археологии. Наиболее заметным из них стало городище Арал-Асар, наиболее поздний порог которого датируется (при помощи золотоординских моент) XIV веком.

Несмотря на то что Арал-Асар существовал недолго, его выстроили очень грамотно. С одной стороны города полумесяцем располагалась производственная зона. Перед ней – зона жилой застройки. С другой стороны город ограничивает огромный некрополь, где возвышались мазары и мавзолеи, выложенные жженым кирпичом и украшенные великолепной глазурованной плиткой. А сколько таких артефактов поглотили воды нестабильного моря, сегодня уже никто не может сказать. Но ясно одно – нельзя судить по современным очертаниям региона об его великом историческом прошлом, тем более, используя для этого современное мировоззрение…

 

Мирас Нурмуханбетов

 

Фото: https://silkadv.com/en

Читайте еще:
Мнение