Очищение амнистией

Очищение амнистией

Акежан Кажегельдин о выводе и возвращении капитала

Президент Казахстана К.Ж.Токаев инициировал «крестовый поход» против вывода капитала за рубеж и открытия чиновниками счетов в зарубежных банках. Также Токаев выступил против получения чиновниками двойного гражданства. Главный антикоррупционщик страны Шпекбаев с готовностью подхватил эту идею. Тем временем, «Загранбюро казахстанской оппозиции», которое уже многие годы работает в этом направлении, выразило готовность содействовать в воплощении этих планов, о чем нам рассказал Акежан Кажегельдин.

- Акежан Магжанович, а с чего Вы бы начали борьбу с коррупцией и противостояние выводу активов?

– Надо начинать с амнистии капитала, с перераспределения полномочий, о чем, к сожалению, Токаев ничего не сказал в своем послании, и, конечно же, нужна свободная пресса. Чтобы она была действительно независимой и над ней не висели хозяева, чтобы они не превращали СМИ в дерьмомет (я извиняюсь), воюя друг с другом. Нам нужна нормальная журналистика. Касым-Жомарт Кемелевич очень много и о разном говорил, но у нас в тюрьме сидит Арон Атабек, сидит Макс Бокаев. Пока в заключении находится хотя бы один гражданин, получивший наказание за свое мировоззрение, мы не можем говорить о какой-то демократизации и каких-то шагах вперед. Честно говоря, я не понимаю, почему Касым-Жомарт Кемелевич за полтора десятка месяцев не смог найти в себе силы и не освободить этих людей. И не нужно им просить у него прощения, просить о помиловании – президент мог просто внести в мажилис небольшой проект закона и провести амнистию. А учитывая пандемию, надо выпустить из казахстанских тюрем всех, кто сидит не за опасные преступления. Я не понимаю, почему он этого не делает. В общем, надо начинать с поведения полномасштабной конституционной реформы, чтобы был честный и работающий парламент, справедливые суды и прозрачные выборы. Надо начинать с азов, возвратиться к истокам, и только тогда мы начнем контролировать уровень коррупции, после чего можно приступать к борьбе с ней.

- А можно поподробнее?

– Сам по себе этот закон коррупцию не остановит. Для того, чтобы коррупцию остановить, всем нам нужно серьезно заняться трансформацией политической системы. Нам нужен ответственный, избираемым напрямую народом, а не по партийным спискам, парламент, который будет отчитываться перед электоратом. Это первое. Во-вторых, у парламента должно быть достаточно контрольных функций, в том числе не только с правом обсуждать расходование средств бюджета на очередной год, но и с правом контроля того, как все это будет тратиться. Законодатель должен максимально сократить вмешательство правительства в экономическую жизнь, так как коррупция, в том числе, строится и на возможности получения всевозможных разрешений. Далее. Государство не должно быть экономическим игроком, кроме как в распределении бюджета на социальные и государственные нужды. Оно не должно быть больше заказчиком монорельсовых дорог, асфальтовых трасс, а если и будет что-то подобное, то все должно быть максимально прозрачно. Также нам нужен ответственный и независимый суд. Кроме этого, нужно отнять у людей с погонами очень много прав.

- А как это осуществимо технически?

– Я не знаю, какую, скажем так, долю прощения установит законодательство. Но, подчеркну, – это не должен быть указ или постановление, а простой и работающий закон, и если нынешнее руководство страны будет испытывать трудности с его составлением, то мы можем подготовить хороший законопроект, по которому можно будет провести нормальную амнистию капитала, для того, чтобы в будущем избежать подобных разборок и не повторять опыт других республик (например, Армении). Коротко говоря, чтобы при помощи этих процессов даже не возникало желаний и не было возможностей сводить счеты или что-то подобное. Разные ситуации бывают, и тех, кто не попадает под такой закон, должна быть проведена амнистия. Иначе это будет несправедливо. Любые попытки использовать этот закон во след, будет воспринят западными юристами, как преследование людей. Поэтому, если мы хотим, чтобы такой закон работал и был правильно воспринят, особенно сообществами и юрисдикциями, где обычно находятся деньги и где открываются счета, которые хотят запретить открывать, нужно решить вопрос с прошлым и настоящим, а потом уже что-то инициировать. Другими словами, я, в принципе, поддерживаю такое начинание, но сразу хочу предупредить от возможных ошибок, которые могут сыграть злую шутку и с законодателями, и с этим агентством, которому будет поручена борьба.

- Да, как-то сомнительно, что нынешняя власть способна на это…

– Если этого не сделает Токаев, то это будет делать следующее руководство Республики Казахстан. Потому что вывезено денег просто несоизмеримо много. Вы все слышали о том, что яхта за 300 миллионов утонула. Страховщики еще будут разбираться с этим случаем – это, действительно, была аварийная ситуация или кто-то там подпалил. Но у меня, как у бывшего руководителя правительства, простой вопрос: а каким образом туда попали пенсионные деньги? Частная компания продала за огромные деньги, получив их, практически, ни за что, используя родственные связи. Кстати, «БАСЕ» и KIAR, которые вам хорошо известны, проводят очень немало такого рода расследований, и они тоже должны быть учтены в процессах, о которых мы с вами сейчас говорим.

Вообще, работы по выявлению фактов вывода капиталов очень много и список тех, кто выводил огромный. Там каждый второй, если почти не все, члены правительства и их родственники, практически все - руководство и топ-менеджмент национальных компаний, в областных и городских акиматах, в судах, депутаты и многие другие имеют счета в зарубежных банках. Куча граждан Казахстана только в одном только швейцарском отделении HSBC (в Женевском кантоне) держала крупные счета. Они же никуда не делись, не испарились – они все еще там. Поймите, компании друг на друга переписывать можно, а вот счета переводить сейчас крайне тяжело, потому что любое перемещение больших денег из одного банка в другой сразу вызывает вопросы, а банкиры, на всякий случай, пишут в прокуратуру письмо о подозрительной транзакции и происходят так называемые «заморозки». Я знаю случаи, когда в некоторых банках той же Швейцарии ищут и не могут по несколько лет найти владельцев счетов с немалыми суммами денег, в том числе и казахских граждан. То есть, есть такие, кто в панике убегают и оставляют свой «обоз», а эти деньги потом арестовывают, переводят на кантональные счета и, как правило, используются на благоустройство. Такие случаи были и с капиталами наших сограждан.

- А ведь эти деньги могли бы работать на нас…

– Вот именно. И чтобы они начали работать, нужно к этому процессу подключать гражданское общество, НПО, журналистов. Одними инициативами президента ничего не сделаешь, абсолютно. Поэтому сейчас это неприкрытый популизм. И если Шпекбаев решится на такие шаги, то мы с Сериком Медетбековым (руководителем «Загранбюро казахстанской оппозиции», – М.Н.) поможем ему в этом, найдем людей, которые подскажут, что и как делать и даже, может быть, покажем то, что они так хотят увидеть.

 

Беседовал Мирас Нурмуханбетов

 

Фото: с открытых источников