29.09.2020, 02:20
Platon.Asia

О социальной несправедливости в коронакризисе

Недостаточный уровень жизни казахстанцев

Будут ли наши власти обеспечивать социальную справедливость в коронакризисе – это вопрос, наверное, риторический, ибо, что это такое мы с вами давно не знаем. Но надо знать, поскольку Казахстан по конституции – социальное государство. Согласно международным нормам, политика такого государства «направлена на перераспределение материальных благ в соответствии с принципом социальной справедливости ради достижения каждым гражданином достойного уровня жизни, сглаживания социальных различий и помощи нуждающимся». Понятное дело, что все эти критерии «социального государства» не наблюдаются в реалиях Казахстана, о чем и пойдет речь в этой статье.

Есть много определений того, что такое социальная справедливость. Но мы, долго не мудрствуя, будем понимать под социальной справедливостью - достаточный уровень жизни, обеспечиваемый законодательством и государством. Достаточный уровень жизни мы, вслед за международными правовыми документами, рассматриваем как право людей на достойный уровень развития своего человеческого капитала, потребления разных услуг, товаров, удовлетворения материальных, духовных и социальных потребностей. Кстати, Казахстан ратифицировал Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах ООН, в котором 11 статья посвящена обеспечению достаточного уровня жизни. Наша страна периодически отчитывается в ООН об исправном исполнении положений этого Пакта. Однако по большому счету казахстанские власти не предпринимают кардинальных мер по обеспечению всех казахстанцев достойным уровнем жизни, с достаточным питанием и жильем.

Первым делом отметим, что информация Комитета по статистике, включая данные по уровню жизни казахстанцев, обладает довольно низким уровнем валидности. Некоторые исследователи полагают - статистика в нашей стране умышленно фальсифицируется, чтобы не показывать Казахстан в невыгодном свете. По официальным статданным за первое полугодие, количество бедных казахстанцев достигло максимальных показателей за последние 9 лет. Сообщается, что в апреле-июне 2020 года более чем миллиона казахстанцев имели доходы ниже величины прожиточного минимума – 1,1 млн человек. При этом среднедушевые доходы 10% казахстанцев (более 1,8 млн человек) находились в коридоре от 0 до 28 263 тенге. Учитывая, что наша официальная статистика любит искажать реальность, «их» количество бедных можно смело умножить на 2 и получится, что в нашей стране сейчас более 2 млн нищих. Да и это видно по самой окружающей реальности, не правда ли?

В Казахстане численность малоимущих, бедных граждан в несколько раз превышает официально провозглашенные данные, так как, согласно экспертам, прожиточный минимум должен быть около 50 тысяч тенге. В этом смысле на сегодня большинство казахстанцев не имеет полноценного доступа к основной части компонентов достаточного уровня жизни. Все вы знаете, что в настоящее время много казахстанцев оказались возле порога крайней бедности, или уже находятся в нищете. Среди всего прочего, сейчас многие предприниматели, особенно не имеющие властной крыши, находятся на грани разорения, либо уже разорились. В конце прошлой недели НПП «Атамекен» известило о результатах опроса около 70 тыс. предпринимателей, в ходе которого выяснилось, что 10% предпринимателей – «на грани банкротства». Помимо этого, более 800 тыс. бизнесменов (более 60% от всего их количества) из сферы услуг наиболее пострадали от карантина. Около 30% опрошенных бизнесменов готовы сокращать своих работников, половина – отправлять их в отпуска без содержания. Между тем в официальной статистике нет ни слова об этой ситуации, как обычно.

Министерство труда и социальной защиты на днях сообщило, что безработица у нас во втором квартале выросла до 5%, а количество казахстанцев в неактивной занятости составило 10,8%. Как заведено, наши власти пытаются «выглядеть красиво» перед «цивильным миром», приукрашивая безработицу разными терминами – «самозанятые», «лица в неактивной занятости». Это как в случае с коронавирусом, где пневмонию отдельно считают, хотя COVID-19 изначально называли видом вирусной пневмонии. Короче, продолжаются манипуляции со статистикой, чтобы не ударить в грязь лицом перед лучшими домами Европы и США. Тем временем даже по официальным данным в Казахстане на покупку продуктов в среднем уходит 50% доходов. Причем у 10% казахстанцев на покупку продовольствия уходит 62,4% от их расходов. В то время как в развитых странах мира эти расходы составляют около 10%. Словом, наш уровень жизни как минимум в 5 раз хуже, чем у жителей развитых стран. Тем более что 10% их расходов на продукты обеспечивает им еду гораздо разнообразную, чем наша.

Рацион питания среднестатистического жителя Казахстана даже не дотягивает до норм потребления продуктов, установленных министерством здравоохранения России. Понятно, что эти нормы гораздо ниже стандартов достаточного питания развитых стран мира. Согласно нормам ВОЗ, человек должен потреблять в год порядка 959 кг еды. В Казахстане этот показатель намного ниже – в среднем около 720 кг. ВОЗ рекомендует употребление 80 кг мяса в год на каждого человека. В то время как в среднем каждый казахстанец потребляет 73,2 килограмма мяса и мясопродуктов. То, что наши граждане едят недостаточное количество мяса, является ярким свидетельством их неудовлетворительного уровня жизни, ибо мясо является главной частью традиционной еды казахов. К слову, одной из характеристик достаточного питания, по международному праву, является его соответствие этнокультурным предпочтениям. По некоторым данным, около 50% жителей Казахстана экономят на свежих продуктах (мясо, рыба, овощи и фрукты), а 43% - на дорогих продуктах.

Теперь посмотрим, справедливые ли в нашей стране зарплаты? Напомним, что есть такое понятие зарплатоемкость ВВП – соотношение ВВП на душу населения и уровня зарплат. Посмотрим среднемесячную заработную плату стран ЦА в долларовом эквиваленте за 2018 год: Казахстан - 476 долларов, Кыргызстан – 252 доллара, в Туркменистане – около 300 долларов, в Таджикистане – 124 доллара. Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата по Узбекистану в 2018 году составила 1,82 млн. сумов – это чуть больше 218 долларов. Давайте сделаем сравнительный анализ всех этих цифр. Месячное ВВП по ППС на душу населения в КЗ за 2018 год – 2305 долларов. Тогда месячная зарплата в 476 долларов – это 20,6% от месячного ВВП на душу населения. В Туркменистане - 1626,5 долларов (зарплата в 300 долларов равна 18,4% от ВВП по ППС), в Узбекистане – 708,16 долларов (чуть больше 218 долларов – это 30,7%), Кыргызстане – 326,8 долларов (252 доллара - 77,1%), в Таджикистане – 285,5 долларов США (124 доллара - 43,4%). Получается, в Казахстане зарплаты в ЦА находятся на предпоследнем месте по справедливости их уровня, а Алмазбек Атамбаев во многом был прав, когда критиковал наши власти. Для сравнения - абсолютным лидером по зарплатоемкости в мире являются США с 92%, затем идет Дания с 86%, потом Германия и Франция – по 82%, в Ирландии – 76%, Нидерландах – 75%, в Великобритании – 71%. Конечно, в большинстве развитых стран действуют большие налоги, но они в конечном итоге возвращаются в социальное обеспечение, социальную инфраструктуру. Между прочим, зарплатоемкость в России составляет 72%.

Собственно, наши власти, как и народ, уже привыкли жить в перманентном кризисе. Как сообщил нам в своем интервью известный финансист Расул Рысмамбетов, экономика РК находится в кризисе с начала 2000-х годов. Великий английский экономист Джон Кейнс полагал, что для выхода экономики из хронической депрессии необходимо, чтобы государство активно стимулировало спрос. То есть власти должны увеличивать количество денег в обращении, в том числе посредством снижения базовой процентной ставки, инвестиций в производство и низкопроцентное потребительское кредитование. Кейнс считал, что недостаточность денежного спроса является одной из главных причин кризисных явлений, производственного спада и увеличения числа безработных в экономике. Кроме того, согласно Кейнсу, государству для стимуляции спроса следует наращивать государственные расходы – посредством госзакупок и организации платных общественных работ (строить дороги и т.д.).

Иными словами, снижение безработицы, развитие предпринимательства за счет дешевых кредитов - повышает спрос и, тем самым, подстегивает рост производства. При этом государство может организовывать и бессмысленные общественные работы - просто копать и закапывать ямы, например. Кейнс утверждал, что государство должно как можно больше денег вкладывать в экономику, даже если это приведет к дефициту бюджета и инфляции. Эти меры позволят увеличить спрос и, соответственно, предложение, и экономика вновь начнет расти. В свое время эти меры помогли США преодолеть Великую депрессию 1930-х годов. Кризис в Казахстане развивается, но наши власти продолжают работать по старинке. К примеру, Нацбанк упрямо не снижает базовую процентную ставку. Хотя за счет этого можно стимулировать рост бизнес активности в стране. Ведь центральные банки ряда развивающихся стран снижают учетные процентные ставки, что способствует развитию их экономик.

Отечественные экономисты исходят из того, что рост денежной массы в обороте ускоряет инфляцию. Это ведет, на их взгляд, к избытку спроса, что снижает мотивацию к инвестициям для бизнеса и росту цен на товары, то есть приводит к инфляции. Но это правило верно для рыночных экономик. Однако наша экономика к таковым не относится и базируется на распределении ресурсов центром государства и бюрократическом контроле с его стороны. Иначе говоря, роль государства в нашей экономике – системообразующая. Поэтому рекомендации Дж. Кейнса очень подходят для нас. Впрочем, как отметил в интервью для нашего портала экономист Жарас Ахметов, угроза глубокого социального конфликта будет заставлять элиты «заниматься реформированием» нашей экономики ограниченного доступа.

В условиях коронакризиса, когда начинают «закрываться» многие экономики мира, мы, как никогда больше, начинаем нуждаться в импортозамещении. А для этого необходимо стимулировать внутренний спрос, занятость, собственных предпринимателей-производителей. Но наши власти продолжают свою политику выхода из кризиса за счет народа. Ведь сегодня в условиях коронакризиса власти, элиты заинтересованы в расширении дармового труда. И никакие международные правовые документы о запрете принудительного труда им не указ, что мы с вами прекрасно знаем.

Более того, есть основания полагать, что власти для снижения социальной напряженности не будут существенно повышать зарплаты, социальные выплаты, снижать кредитное бремя и базовую банковскую ставку, а лишь займутся усмирением наиболее активных протестующих и покупкой лидеров протестного электората. Словом, скупой продолжит экономить даже себе во вред. Как вы знаете, перед завершением первого карантина (ЧП) власти заявили о необходимости экономить средства Национального фонда. Тогда мы предположили, что это было сделано также для того, чтобы перестать платить дальше 42 500 тенге. Время показало, что «скупой платит дважды» - снятие режима ЧП привело к масштабному росту больных и умерших. Власти опять повторили этот опыт во время второго карантина, сузив круг получателей МЗП, исключив неплательщиков ЕСП и иных налогов…

 

Редакция портала platon.asia

Фото: с открытых источников 

Мнение