Нурул Рахимбек: «Отрицание геноцида – это оскорбление»

Нурул Рахимбек: «Отрицание геноцида – это оскорбление»

О голодоморе, геноциде и создание солидарности

На моральной и даже духовном уровне два голодомора с разницей в десять лет казахи уже давно признали и «зулматом», и «геноцидом». Однако это необходимо сделать и на юридическом уровне – не только в виде дани памяти миллионов погибших соотечественников, но и законодательно закрепить это признание. Этим делом планомерно и целенаправленно занимается известный общественный деятель Нурул Рахимбек, который не стал винить другие политические силы, поднимающие тему Ашаршылыка, в политиканстве, а поддержал их словом и делом. Сегодня мы обсудили с ним эту, безусловно давно назревшую тему.

- Пару недель назад Фонд гражданских инициатив в вашем лице отправил в ДПК «Акжол» проект законопроекта об Ашаршылыке. Как вы пришли к такому решению, учитывая тот момент, что эту партию нельзя назвать независимой?

– Тема Ашаршылыка поднималась политическими силами и ранее. В 2018 году в рамках нашего визита в Брюссель и Вашингтон – на встречах с высокопоставленными лицами Европарламента и Конгресса США этой теме было уделено особое внимание. Был разработан и обнародован Меморандум о геноциде казахской нации через Ашаршылык и широко распространен на местном уровне. И вы, Мирас, имеете к этому самое непосредственное отношение. Сложно сказать существует ли взаимосвязь между раскручиванием нами данной темы на международном уровне и действиями властей по поддержке Ашаршылыка в Казахстане, но несомненно мы пробудили местное сообщество. Мамай позже снял документальный фильм о казахском голоде «Зулмат», а Сатпаев перевел книгу известной американской ученой Сары Камерон об Ашаршылыке.

Если раньше власти не предавали этой теме должного внимания, то сейчас, как мне кажется, наоборот усиленно пытаются педалировать его на всех уровнях. В начале июня Токаев сделал заявление, а затем партия «Акжол» озвучила требование к МИД РК поднять вопрос Ашаршылыка на международном уровне. Даже международное сообщество открыто начало обсуждать тему с казахстанскими научными деятелями. Я принял участие в международном круглом столе на тему Ашаршылык, на котором озвучил некоторые позиции.

Чувствуя политическую возможность использовать момент, я тут же разработал законопроект по Ашаршылыку (благо, наброски были уже) и по горячим следам предложил партии «Акжол». Причем я должен отметить, что роли для меня не играет про-властный медиум по донесению Ашаршылыка или нет. Помимо этого я попросил партию написать обращение к международному сообществу, а именно к парламентам стран, сочувствующих украинскому голодомору и выпустивших акты поддержки, чтобы аналогичным образом поддержать тему Ашаршылыка. Я также предложил «Акжолу» добиться принятия ООН в качестве официального документа на сессии Генеральной Ассамблеи ООН Общего заявления по поводу Ашаршылыка. Мое призвание содержало требование организовать общественные слушания в парламенте, на которых принять обращение к народу с признанием геноцида.

Я долгое время изучал украинский опыт голодомора ознакомился с архивами Мемориала по Голодомору, изучил материалы Украинского Института Национальной Памяти и основываясь на проведенных исследованиях предложил свое видение того, как можно решить вопрос с Ашаршылыком в Казахстане. В первую очередь, это путем создания необходимой законодательной базы.

- А в чем основная суть законопроекта, разработанного вами?

– Первый блок законопроекта говорит о том, что Ашаршылык в Казахстане является геноцидом казахского и других народов Казахстана. Я предложил, чтобы общественное отрицание Ашаршылыка призналось оскорблением памяти миллионов жертв Ашаршылыка, унижением достоинства казахского и других народов Казахстана и является противоправным.

Второй блок обязует Органы государственной власти и органы местного самоуправления принимать участие в формировании и реализации государственной политики в сфере восстановления и сохранения национальной памяти казахского и других народов Казахстана. Путем распространения информации об Ашаршылыке 1922-1923 и 1932-1933 годов в Казахстане среди граждан Казахстана и мировой общественности, законопроект требует обеспечить изучение трагедии Ашаршылыка в образовательных учреждениях Республики Казахстан. Государство создает условия для проведения исследований и осуществления действий по сохранению памяти о жертвах Ашаршылыка в Казахстане на основе общегосударственной программы, средства на исполнения которой ежегодно предусматриваются в Государственном бюджете Казахстана.

Третьим блоком идет ряд конкретных действий. Закон призывает соорудить в населенных пунктах мемориалов памяти и установлению памятных знаков жертвам Ашаршылыка, установлению экспозиций в краеведческих музеях всех областей Казахстана. Закон обязует собрать данные и опубликовать Национальную книгу жертв Ашаршылыка, в которую вносятся все имена погибших от Ашаршылыка. Законом закрепляется требование решить в установленном порядке при участии акимата Астаны и Алматы вопрос о сооружении в обеих городах Мемориала памяти жертв Ашаршылыка в Казахстане.

- Какая-то реакция стороны акжоловцев была?

– Да. Я получил письменный ответ, копию которого передаю вам. В ответе «Акжол» достаточно позитивно принял мои предложения и взял в работу мои предложения.

- Есть ли вообще перспективы принятия подобного закона при нынешней власти или это будет половинчатый закон?

– Я думаю, что эта «половинчатость» зависит не от власти, а от нас с вами. Насколько активно мы будем лоббировать принятие такого закона, настолько быстрее его примут. Я понимаю - разработать это одно, а вот уже внедрить это другое. Без гражданского давления и всеобщей поддержки, мы вряд ли чего-либо добьемся.

Изначально вижу то, что власти будут действовать очень аккуратно. На других чашах весов стоит вопрос о том, чтобы не раздраконить Россию, которая неоднозначно высказывалась против Ашаршылыка. Но, с другой стороны, раз наша власть смело заявляет об этом сейчас, мы делаем вывод, что на деле россияне не будут встревать в столь публичный и болезненный для Казахстана вопрос.

- Возможно. Но оппонентов у вас и у нас немало. Чтобы вы ответили противникам принятия такого закона и признания геноцида?

– Я бы посоветовал им убрать эмоции, подойти к теме прагматически и взвесить всю ценность того, что граждане избавятся от одной исторической лжи. Противники такого закона не должны думать, что закон направлен против их интересов. Он, наоборот, направлен на создание солидарности и единства вокруг исторической памяти. Это будет и хорошим подспорьем в политическом и экономическом развитии страны. Ведь первое, что нам надо достичь это согласие и только оно поможет нам созидать вместе и вести Казахстан к развитию. Общие проблемы – общие планы по их устранению – общее распределение успеха.

 

 

Беседовал Мирас Нурмуханбетов

 

Фото: http://kustoagro.com/