26.10.2020, 07:45
Мирас Нурмухамбетов

Не смотрел, но осуждаю?

Политическая рецензия на новые приключения Бората
Фото: с открытых источников

В конце прошлой недели состоялась-таки премьера фильма малоизвестного у нас режиссера Джейсона Уолинера «Следующий фильм о Борате: передача огромной взятки американскому режиму для получения выгоды некогда славным народом Казахстана». Сам сиквел и, большей мере, его широкая реклама вновь (предсказуемо) разделила наше общество. Но о чем сам этот фильм? Чего не понять в нем американцам и что трудно будет уловить нашим гражданам?

Имя режиссера для нашего зрителя практически ничего не говорит, в отличие от главного актера – Саши Барона Коэна, известность к которому пришла еще до первого «Бората» – особенно в образе английского джанглиста Али Джи. Но, безусловно, «казахский репортер», отправившегося изучать американскую культуру на благо славного Казахстана, принес Коэну настоящую мировую славу и немало миллионов чистой прибыли (фильм окупился в 15 раз). Несмотря на то, что актер использовал этот образ еще в течение некоторого времени (на MTV, например), он заявил, что отказывается от него, как, впрочем, и от Бруно (австрийского журналиста-гомосексуала), одноименный фильм о котором вышел спустя пару лет.

Пару месяцев назад в американскую (а следовательно, и в мировую) прессу «слилась» информация о новом «Борате», а потом развернулась промо-кампания, представленная в виде некой импровизации поклонников – именно она вызвала бурю возмущения у казахстанцев и наших соплеменников по ту сторону океана. Правда, особо не понятно, на что именно была обида – с юридической стороны придраться было особо не к чему. Максимум, за то, что австралийские мужики с медицинской маской на причинном месте бегали по пляжу с казахстанскими флагами или же ими же был увешана баржа, проплывшая по Темзе с большим Боратом на борту.

Состава правонарушения, как говорится, не было и как заметил наш МИД, «Нотный протест бессмысленен, поскольку не имеет адресата». Ну, хоть так, хотя другие части официального комментария отечественного внешнеполитического ведомства были написаны в лучших (или худших?) традициях советской пропаганды – «получение сверхприбыли», «расистские выпады» и так далее. Видимо, там уже успели посмотреть сиквел, так как он начинался именно с того, что Бората Сагдиева засадили в ГУЛАГ именно за то, что он нанес непоправимый урон имиджу Казахстана.

Впрочем, мы не будем пересказывать сюжет – чтобы не разочаровывать тех, кто еще не посмотрел и не злить тех, кто не собирается этого делать из принципа. Просто скажем, что в отличие от других голливудских фильмах, где так или иначе упоминаются казахи, имена у некоторых героев вполне местные и напоминают существующих персонажей, но лица, мягко говоря, совсем не наши, как и «натурные съемки». Кстати, после фильмов «Правдивая ложь», «Самолет президента», «Роллеры», «Сириана», «Наемницы», одного из эпизодов «Бондианы» не было такой волны возмущения, если не считать, что «Сириану» у нас с проката сняли.

Действительно, для широкого мирового зрителя понятно – второй «Борат» является неким антирекламным предвыборным роликом. Относительно выборов президента США, естественно. Кроме этого, как ясно даже диванным кинокритикам всех стран и народов, Саша-Борат высмеивает пуританизм, теорию заговора вокруг Ковида Девятнадцатого, обамофобию, отрицание Холокоста и так далее. Более дотошный зритель увидит и другие «смысловые нагрузки». Однако только ли в этом дело?

По большому счету и с точки зрения юриспруденции, придраться здесь особо не к чему и глумление над государственными символами не увидит даже близорукий Сары-Аркинский суд Астаны, если, конечно, не считать такими символами имя «Нурсултан» и фамилию «Назарбаев», а также намек на некоего «порноминистра», который уже давно не министр и за пределами РК его даже не знают. Но почему опять Казахстан? Ведь пару лет назад стартовал новый телепроект Саши Барона Коэна под названием «Who Is America?», который так же мог бы превратиться в полнометражный фильм, основанный на жанре провокационных интервью, но он решил возродить Бората Сагдиева. Вполне возможно, здесь играл роль только режиссерско-продюсерский ход, хотя можно предположить, что у этой медали есть и другая сторона.

Например, ходили разговоры, что первого «Бората» помог снять небезызвестный медиамагнат и продюсер Борис Гиллер, сохранивший обиду на власти Казахстана за «отобранный бизнес». Если это так, то вполне возможно, что Борис Абрамович мог уговорить Коэна повторить прежний успех, а заодно и подсолить республиканцам. Параллельно стали появляться версии, что «Борат-2» мог спонсировать кто-то из тех, кто сейчас на казахском Олимпе или в его предгорьях, обосновывая это тем, что фильм должен отвлечь народ от внутреннего кризиса и от выборов (на этот раз казахстанских, парламентских). Но аргументов для этого недостаточно.

В любом случае, интерес к нашей стране вновь возрос, люди во всем мире стали «гуглить» Kazakhstan, чтобы н всякий случай убедиться, что наших женщин не содержат в клетках и что узбеки в казнях государственных преступников не участвуют. Правда, по ходу они могут учзнать, что невест у нас могут украсть, а политические заключенные в нашей стране все же существуют, но это же мелочи. Можно было убедиться в растующей популярности по увеличевшемуся потоку интуристов в РК (в прошлый раз только из Великобритании количество туристов возросло в 10 раз!), но пандемия и нехороший образ Казахстана по части эпидемиологической ситуации отпугнут даже любителей экстрим-туризма.

Но есть и другой интерес к стране, который сейчас очень волнует обитателей того самого Олимпа, возвышающегося на левобережье Ишима. Другой Майк (не Пенс, который стал невольным участником фильма-провокации Коэна) – Помпео, навестивший в Астане Назарбаева (настоящего) в начале этого несчастного года, пообещал влить в Казахстан американские деньги, если у нас попрут политические реформы. В то, что сейчас делает Токаев и его АП, Белый дом и Госдеп, судя по всему, не очень верят. Да, у них, как и у Конгресса, сейчас другие головные боли, но если (когда) мистер Трамп вынужден будет уступить овальный кабинет, то демократы должны будут вспомнить о миссии Америки сеять доброе и вечное – то бишь, демократию и соблюдение прав человека. И если Казахстан будет еще на слуху к этому времени, то они могут начать и с «Боратистана» – тем более, к тому времени и у нас выборы пройдут, со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами.

Другими словами, «Борат-2» не такая уж и плохая реклама нашему Отечеству, а все эти промоакции немного подняли патриотический дух казахстанцев. Пусть они не возмущались так после расстрела в Жанаозене, чистке оппозиционного поля и свертывании свободы слова, но, может быть, этот дух сохранится и приумножится на всю предвыборную байгу (в РК, а не в США).

И последнее. Раньше после коллективных просмотров художественных фильмов в школах проводили классные часы с вопросом – чему научила картина? Здесь, наверное, каждому свое, но хотелось бы обратить внимание на реакцию простых и не очень простых американцев на нелепые и неоднозначные вопросы-выпады Бората и его дочери. Несмотря на ханжество, консерватизм и откровенную провокацию, было видно уважение к мнению другого, даже если оно мракобесное или противоречит «норам морали». Максимум, что можно было услышать от потрясенной публики, это «Вызовете кто-нибудь Urber» (это когда дочь Бората потрясла внутренний мир женщин-республиканцев). Впрочем, мы обещали не пересказывать сюжет. Приятного просмотра – лучше один раз увидеть, что сто раз (и от сотни людей) услышать.
 

Читайте еще:
Мнение