Не читал, но осуждаю

Не читал, но осуждаю

Или О «бедном» Абае замолвите слово

В последнее время наметилось некое противостояние вокруг имени и творчества Абая Кунанбаева. Одни предлагают новое прочтение великого просветителя, другие отрицают его величие, третьи и вовсе уверены, что нужно оставить все, как есть и не прикасаться к классике. Коротко говоря, очередной внеочередной повод для виртуальных баталий и внутреннего раздора, как будто других не хватает. Но что на самом деле лежит за этим конфликтом и почему разгорелся этот спор? Это становится наиболее актуально – в первый День Абая, учрежденный на днях.

Чтобы понять Абая до конца, нужно три основополагающие вещи, которые следует рассматривать неразделимо. Во-первых, в полной мере осознавать, в какое время и в какой среде он жил и трудился. Во-вторых, оценить весь спектр наследия поэта и философа, не выделяя только отдельные его произведения, которые нужно, как минимум, прочитать. А в-третьих, нужно быть носителем казахского языка, так как любой перевод во многом сказывается на конечном смысле, тем более, практически все творчество просветителя адресовано именно соплеменникам. Ведь он вряд ли мог предполагать, что те же «Слова назидания» нужно будет переводить на русский язык, чтобы потомки-соплеменники смогли их прочитать.

Так как выполнение всех трех позиций встретишь не часто, это и становится основой для возникающих споров. При этом нужно подчеркнуть, что в казахоязычной среде практически не встретишь распрей на заданную тему. Другой факт – большинство спорщиков, особенно из числа осуждающих, мягко говоря, малознакомы с творчеством Абая. Поэтому немного поясним по первому пункту и проведем ликбез по второму.

Итак, перенесемся в Семипалатинскую губернию второй половины XIX века. Ибрагим Кунанбаев (прозвище Абай – «внимательный» или «осторожный» – ему дала бабушка) родился в семье знати из рода Тобыкты. То есть, он был из баев, которых, согласно стереотипам, он клеймил и критиковал. Это было время, когда Российская империя уже укрепилась в Степном крае и стала проникать в менталитет и внутреннюю жизнь «инородцев». Вместе с военной и политической экспансией проникала и культура, причем, не только российская, но и европейская, а вместе с ними проникали то, что считается прогрессом.

Как бы то ни было, это было существенным плюсом для развития народа, особенно если учесть, что привычный уклад жизни кочевников и многовековые привычки стали вынужденно меняться буквально за одно поколение. Одновременно стали развиваться коммуникации, а распространение информации приобрело систематический и контролируемый характер. Коротко говоря, настало время для перемен – вынужденных, необходимых или принудительных, особо не важно – в которых, независимо от наших желаний, роль России становилась главенствующей.

При этом необходимо отметить, что Абай в большей мере придерживался передовых взглядов того времени, общался с представителями, если можно так выразиться, оппозиции и демократических сил России. Поэтому никак нельзя обвинять его в каких-то пророссийских взглядах, поддержке колонизаторской политики «белого царя» или в чем-то подобном. Кроме этого, многие как-то подзабыли (если знали, вообще), что Кунанбаев занимался судейской практикой – решал бытовые и гражданские споры, а также нередко избирался посредником-примирителем в спорах между представителями разных уездов. Кроме этого, Абай не только вел судебную практику, но и выступал в роли законодателя – именно он, как утверждается, был редактором и соавтором одного из первых правовых актов на казахском языке, так называемого, «Чарское положение».

Одно время Ибрагим Кунанбайулы служил и волостным управителем, что также ставится ему в укор некоторыми его сегодняшними соплеменниками. Однако все это, повторимся, от незнания или слабого знания его биографии. И еще стоит отметить, великий просветитель всю свою жизнь, а отмерено ему было всего 59 лет, занимался самообразованием, в том числе читая и перечитывая классиков и современников с мировым именем Гете и Фирдоуси, Лермонтова и Джами, Толстого и многих других. Вообще, если посмотреть со стороны, то Абай большую часть времени посвящал законотворческой, судебной и административной деятельности, чем написанию стихов и прозы. Однако при более объективном изучении его биографии, можно было понять – и работа управителем, и деятельность в качестве бия, и в области поэзии, и написание философских трактатов – все это идет в одной связке и демонстрирует главную сущность Абая – его миссию просветителя.

Теперь немного о творчестве. Существует стереотип, что главным произведением Абая являются так называемые «Слова назидания». Возможно, это и так, тем более далеко не всегда можно выделить что-то единое в литературном или художественном наследии автора – у всех разные вкусы, да и нередко, что он сам мог любить одно свое произведение, которое могло быть не замечено другими. Сами «Слова назидания» были написаны поэтом в период с 1890 по 1898 годы, то есть, начал он их, когда ему было 45 лет. Впервые они были переведены на русский язык и опубликованы лишь в 1945 году. За 12 лет до этого вышло первое издание на казахском (под названием «Қара сөздер «Ғақлия»).

Несомненно, образ Абая, как просветителя и борца с ханжеством высокопоставленных сородичей, нещадно эксплуатировался советской идеологией. Во многом некоторым его произведениям придавалось чересчур большое идеологическое значение, а кое-что и переводилось так, что, мягко говоря, было далеко от оригинала. При этом исследователи отмечают, что, возможно, многие произведения Абая по разным причинам недошли до потомков – в том числе, потому что были признаны идеологически вредными и разрушающими «советский образ» Кунанбаева. Это касается и некоторых пунктов его биографии и, в целом, мировоззрения. Не случайно один из его главных последователей, племянник (сын старшего брата) Шакарим Кудайбердиев, преследовался большевиками и в итоге был расстрелян без суда и следствия в 1931 году, во время череды антисоветских восстаний в Великой степи.

А если говорить о противостоянии с властями, то вспоминается другой случай. В 2006 году в Москве, на Чистых прудах (в рамках Года Абая в России), появился памятник казахскому поэту. Через шесть лет, в мае 2012-го, здесь прошла серия акций протеста под хэштегом #ОккупайАбай. Не будем говорить об оппозиционной составляющей этих акций и вспоминать, чем они закончились (тем более, что особо ничем), но стоит отметить, что именно в это время наблюдался всплеск интереса россиян (и не только их) к творчеству того, у чьего памятника собирались гражданские активисты. Это был своеобразный повод и нам напомнить о наследии просветителя. У памятника Кунанбаеву в Алматы и других городах стали собираться люди, чтобы прочитать любимые строки – может быть, чаще из тех же протестных побуждений.

Но главное, все же, это результат. В этом году, в честь 175-летия Абая, в стране было запланировано много разных мероприятий. Наверное, многие из них пришлись бы не по душе юбиляру, а намерения и действия некоторых из тех, кто решил сделать из годовщины той и большой концерт, прямо попадали под то, что он сам критиковал 130 лет назад. Но пандемия внесла свои коррективы, поэтому ряд массовых мероприятий и помпезных научных конференций были отменены. Зато все это, включая споры в соцсетях, хоть в некоторой степени вернули всех нас к творческому наследию Абая. Хотя бы для того, чтобы не получилось, как в эпоху застоя и борьбы с диссидентами – «не читал, но осуждаю».

 

 

Мирас Нурмуханбетов

 

 

 

Фото: из открытых источников