Межнациональные браки как традиция Великой степи

Межнациональные браки как традиция Великой степи

О браках между очень разными людьми

Межнациональные браки всегда вызывают в обществе яркие эмоции – от восторженно-одобряющих до злобно-осуждающих. Первые уповают на привычно воспеваемый интернационализм, вторые ссылаются на национальные традиции. Мы же взглянем «в глубь веков» и попробуем разобраться, стоит ли вообще проявлять какие-либо эмоции по этому поводу. Впрочем, о традициях ни в коем случае тоже нельзя забывать – другое дело, о каких именно традициях.

Итак, на нашей общей многонациональная родине бытует мнение еще с советских времен – о братстве народов и мирном соседстве. Однако такие лозунги, по сути, подразумевают, что вполне может быть обратное и подчеркивает то самое деление на национальности. Такие девизы легко рушились на протяжении всей истории СССР, а в последнее десятилетие его существования стали проявляться в особо крупных масштабах, начиная от декабрьских событий в Алматы и заканчивая десятком гражданских войн почти по всей территории одной шестой части суши.

Но мы сейчас не будем трогать эти противоречивые факты, будоража негативные чувства читателей. Все это по большому счету политика и заслуживает совершенно другого материала. Сейчас же начнем с противоположного, созидающего чувства – любви. Ведь по большей части именно Любовь движет человеком и увеличивает процент межнациональных браков в статистике загсов страны. Кстати, это тоже «советская привычка» – вести подобную статистику. Например, в Германии вряд ли обращают на это внимание внутри страны – в статданные могут попадать только браки с гражданами или гражданками зарубежья, а если внутри страны, то совершенно никого (ни власти, ни общество, кроме, наверное, ультранационалистов) не волнует, с кем ты живешь – с немкой или русским, турком или чешкой.

И вообще, если говорить об исторической справедливости и национальных традициях, то на территории Казахстана за последние три-пять тысяч лет происходил «генезис», что хватит на добрую дюжину докторских диссертаций. Даже в школьных учебниках по Истории можно найти карты, на которых практически все «великие переселения народов» (здесь более расширенный термин, а не только применительно к гуннам) лежат через территорию современного Казахстана или даже зарождались на ней.

Во времена энеолита сюда приходили целыми племенами за лошадьми, а некоторые оставались здесь навсегда. Во время Бронзового века внутренние миграции «андроновцев» и их соседей поражали покрытыми ими расстояниями. А с наступлением эпохи ранних кочевников (ранний железный век) движение во все стороны (чаще с востока на запад и с севера на юг) здесь никогда не прекращалось. Поэтому нельзя говорить о каком-то точно устойчивом генотипе наших предков – главное был дух кочевника и воина, а не цвет его волос или раскосость глаз. Впрочем, пусть этим генетики занимаются, и уж они точно подтвердят, что в крови даже самых отпетых национал-патриотов и их шовинистически настроенных оппонентов намешано столько, что это будет для них шоком.

А если быть ближе к нашим временам на тысячу лет, то и тогда «одни приходили, а другие уходили». Несомненно, были и коренные «на сто колен назад» (это где-то 2500 лет), но они не чурались соединиться браком с иноземкой. Напротив, смешение крови поощрялось и приветствовалось – от этого она улучшалась и крепли гены. Устойчивое мнение, что казахи использовали шежире и знали семь колен, лучше, чем третьеклассник таблицу умножения, для того, чтобы «случайно» не переспать с близкой родственницей, имеет под собой основание, хотя не является главенствующей.

Фольклор и этнология могут рассказать много занимательных и порой эротических историй о том, как великим ханам, знаменитым батырам или просто известным личностям привозили дочерей со всех сторон Великой степи и ее окраин – чтобы потомство чудное родить или даже в качестве новой жены оставить. И этого не стыдились ни родственники дочерей, ни сами ханы-батыры, ни окружающие. Хотя, наверное, уятмены были всегда, но тогда у них другие критерии были, да и за слова и действия приходилось отвечать по-настоящему, а не через видеообращения с извинениями и покаяниями.

Но есть и другая сторона. Были и политические браки, и браки по расчету – не без этого. За последние сто лет встречались и случаи, когда любовь была вторичной, а межнациональный брак «с дальним расчетом» был чем-то вроде карьеры комсомольского работника, в котором все пункты биографии и анкетные данные должны были вызвать уважение старших товарищей и обеспечить ему дальнейшее продвижение, в том числе и получение квартиры вне очереди. Всяко было. Но приятнее все же думать, что любовь и немножко страсть всему виной.

И последнее. При всем вышесказанном все-таки не стоит забывать о традициях. Можно их по-разному называть – национальные, исторические или какие-либо еще. Главное – не оказаться подкаблучником у жены или ее диаспоры… Совет вам, да любовь, национальные и межнациональные!

 

Мирас Нурмуханбетов

 

Фото: с открытых источников