Лошадь Зайберта

Лошадь Зайберта

Казахстанский ученый о том, где впервые была одомашнена лошадь

В потоке мифологизации истории бывает, что не замечаешь настоящих фактов, на которые следовало бы обратить внимание. Более того, в определенных случаях ими можно было гордиться, а не троллить оппонентов на эти темы в соцсетях. Одним из таких доказанных фактов является то, что наши предки на территории нынешнего Казахстана приручили и стали разводить лошадей.

Есть ряд теорий и легенд, которые периодически появляются в СМИ и соцсетях, зарабатывая сотни перепостов и столько же дизлайков. В некоторые из них даже вчитываться нет желания, другие должны быть подвергнуты тщательному анализу (например, о первенстве наших предков в изобретении колеса или колесницы), а третьи обязаны быть переданы на откуп не историкам и «гуслярам», а, скажем, палеоботаникам и теологам (как в случае с прародительницей всех яблок из Заилийского Алатау и, соответственно, географического расположения в Жетысу садов Эдема). Но случай с одомашниванием лошади особый.

Этому открытию в наступившем году будет уже 40 лет. Впрочем, тогда, в 1980 году была только версия, выдвинутая во время раскопок поселения Ботай, которое дало название принятому в научных кругах наименованию археологической культуры. Открытие сделал молодой ученый Виктор Зайберт, который к 33 годам уже защитил кандидатскую диссертацию, стажировался в Эрмитаже и закончил аспирантуру в Москве. Можно привести еще рад его научных степеней и практик, но это займет половину материала. Это к тому, что Виктор Федорович серьезно относится к науке и научным открытиям и никогда не был замечен в желании прославиться на мифотворчестве. Кстати, его исследования поддерживали и поддерживают ведущие германские (и не только потому, что немец), британские и японские исследовательские институты и университеты. Только на родине он мало кому нужен, и часто вынужден проводить раскопки на свою собственную пенсию.

Расписывать научную составляющую открытия Зайберта мы тоже не будем – это будет не всем понятно и слишком долго. Суть его заключается в том, что именно во времена Ботайской культуры (Северный Казахстан), сформировавшейся в IV тысячелетии до нашей эры, была приручена дикая лошадь. Этому есть ряд прямых доказательств, начиная с употребления ботайцами кобыльего молока и заканчивая артефактами, свидетельствующими, что лошадей именно выращивали, а не ловили каждый раз. Кстати, западные ученые признают, что профессор Зайберт собрал наиболее полную «папку» доказательств, что именно ботайцы «сделали это». Другие претенденты основываются лишь на костном материале (как на южном Предуралье) или даже на наскальных изображениях (как в Якутии). А про желание туркмен сделать ахалкетинца первым скакуном в мире, даже упоминать не стоит.

Впрочем, ученый никогда не чурается открытой и профессиональной дискуссии на заданную тему – лишь бы оппонент оперировал фактами и подкрепленными доказательствами, а не эмоциями. Это касается как возможного обнаружения других, более ранних очагов «окультуривания» лошадей, так и огульного отрицания, что это могло произойти в Казахстане почти 5,5-6 тысяч лет назад.

Вот что сказал сам Виктор Федорович автору этих строк на «провокационный» вопрос о том, что иногда хочется выдать желаемое за действительное:

– Наши «желания» здесь ни причем – мы основывались только на фактах. И не только мы – это было доказано британскими учеными из Бристольского университета. Инструментально доказано по молекулам кобыльего молока, сохранившегося на стенках глиняных сосудов из Ботая. Некоторые, конечно, сомневаются, что за шесть тысяч лет ничего органического сохраниться не может, но спросите об этом у любого биолога, и он вам подтвердит, что такое вполне возможно. Кроме этого, дело в том, что керамика у ботайцев была плохо обожжена, поэтому верхняя часть сливок, несмотря на низкую жирность кумыса (максимум, 1,5%) сохранилась в виде молекул. Были и другие прямые подтверждения этим выводам. Вместе с тем, отмечу, что эта проблема до сих пор остается дискуссионной. Я готов часами говорить об этом, но могу утверждать одно – таких поселений, как Ботай и Красный Яр, еще нигде в мире не найдено.

Что касается этногенеза и диаметрально противоположных мнений относительно «национальности» ботайцев (одни говорят, что ничего общего с современными местными они не имели, а другие называют их чистыми казахами), то профессор Зайберт ответил:

– Все очень просто: корни современного населения уходят глубоко в древность. Это аксиома, доказанная еще в советское время... Можно, конечно, сравнить погребальные обряды, проанализировать другие факты, но сказать однозначно, что сегодняшние казахи появились в 4 тысячелетии до нашей эры, было бы неправильно. А сейчас в популярных изданиях, вроде бы, говорят правильные вещи, но смешивают системы анализов, вырывают факты из контекста. На сегодня казахи на 30% европеоиды, а на 70 – монголоиды. Две тысячи лет назад, на рубеже эпох, пропорция была обратной. В Эпоху бронзы, в Ботайское время, исследователи фиксируют смешивание различных рас в нашем регионе. Ведь сюда приходили представители других народов за теми же лошадьми, кто-то оставался. Кстати, монголизация местного населения, по сравнению с другими регионами Казахстана, началась очень рано.

С Виктором Федоровичем можно беседовать бесконечно. Особенно в перерывах между полевыми сезонами, когда его можно найти только на раскопках. В остальное время он выступает с лекциями в европейских вузах, сидит в лабораториях и ищет деньги на предстоящую экспедицию, доказывая чиновникам, что лошадь – это государственный бренд не только по части «қазы-қарта», но и в более высоких материях…

Мирас Нурмуханбетов