KazRR vs РОП. Неэкологическая проблема

KazRR vs РОП. Неэкологическая проблема

Кто пытается обмануть президента и общество?

Благодаря одному из членов НСОД вылезла наружу проблема «банкротства» некоего предприятия. Правда, «нацсоветчик» хотел, по всей видимости, другого результата, но в итоге сделал только хуже – и для предприятия, и для себя. Чтобы удостовериться в этом, нужно просто разобраться, в чем суть возникшей проблемы и кто в ней виноват. Попробуем разобраться, кто прав, а кто виноват в этом и почему все-таки стало возможным, чтобы такие вопросы стали подниматься от имени Нацсовета?

Коротко о сути. На встрече с Касым-Жомартом Токаевым член Нацсовета Азаматхан Амиртаев поднял волнующую всех проблему экологии, но потом, как бы между прочим, переключил внимание на ТОО Kazakhstan rubber recycling (KazRR). Эколог поведал грустную историю о том, что эта фирма, занимающаяся превращением старых шин в резиновую крошку для покрытия детских и спортивных площадок, должна быть обанкрочена, при этом вину на такое положение вещей возложил на ТОО «РОП», который якобы получил за три года на утилизацию шин и авто около миллиарда долларов. За эту новость и ухватились многие СМИ, а президент, по идее, должен был обеспокоиться судьбой «бедного» KazRR и «хитрого» РОП.

Долги платят трусы?
В общем, внимание общества и Акорда было уведено в сторону. Однако на это обратил внимание Адилбек Бектибаев, зампред Союза предпринимателей «El Tiregi», отметив, что г-н Амиртаев, пользуясь случаем, стал защищать интересы частной компании. Действительно, это выглядело, как минимум, некрасиво, поэтому вызвало в соцсетях волну возмущения. Кроме этого, в обществе появился интерес – что это за такое предприятие, которые пытался защищать эколог-нацсоветчик?

Основное занятие KazRR – это переработка старых автопокрышек, чем занимается открытый еще 10 лет назад завод. Тогда это было своего рода прорывное предприятие, на которое государство в лице АО «Банк развития Казахстана», но сейчас оно почему-то оказалось в долгах и яростно желает само себя обанкротить. Ну, чтобы эти самые долги (в, 2,2 млрд тенге) не возвращать. Здесь стоит подчеркнуть – долг «висит» перед государством, то есть, народом, и именно поэтому эта ситуация должна получить широкую огласку.

По заверениям руководства KazRR, долги появились из-за девальвации – кредит брался в долларах ($ 5 500 000). Но это, во-первых, финансовые риски, из-за которых не должны страдать мы с вами, как добропорядочные налогоплательщики. Во-вторых, только часть займа (в 930 млн тенге) была предоставлена в иностранной валюте. А в-третьих, на этот кредит дважды предоставлялась отсрочка (до 2021 и 2023 годов, соответственно). Кроме этого, половина займа была привязана к тенге, а оставшиеся 50 процентов – к плавающему валютному курсу. Если быть ближе к цифрам, то сначала, пять лет назад, при первой реструктуризации долга (на тот момент в полтора миллиарда тенге) KazRR выплатило лишь 4,4 миллиона, а потом начался «длительный переговорный процесс». На тот момент, когда в позапрошлом году была предоставлена вторая отсрочка, на счет ИФК поступило 17 миллионов тенге от злостного должника.

Другими словам, государственный кредитор (на сегодня им стал АО «Инвестиционный фонд Казахстана») максимально вошел в положение KazRR, но шинопереработчикам, судя по всему, этого казалось мало. Теперь они хотят банкротства, а нежелание ИФК осуществлять эту процедуру преподносится чуть ли не как диверсия (и экологию тоже приплели). На самом деле кредитор понимает, что это предприятие довольно прибыльное и надеется на то, что найдется инвестор, который может расплатиться с долгами. Но пока они висят на учредителях. К слову, по нашим данным, за ТОО Kazakhstan rubber recycling стоит семья некоего бывшего депутата (сената и мажилиса), который в своего время продвигал через парламент законы, по которым старые шины подлежали утилизации и переработке.

Не РОПом единым
А при чем здесь ТОО «РОП»? Он действительно помешал KazRR и на него его владельцы безусловно имели право сильно обидеться. Дело в том, что РОП ранее напрямую работал с заводом, выплачивая ему немалые суммы, которые аккумулировались на его счетах. Но с прошлого года было принято решение работать более открыто и честно – через тендерную систему. Но KazRR в конкурсах, устраиваемых РОП почему-то не захотел участвовать, а теперь, вот, обижается. А теперь представьте ситуацию, как, скажем, некое издательство стало обвинять Министерство образования за то, что оно не заключило с ним договор на поставку учебников, но при этом не подавало заявок на конкурс, думая, что они не достойны этого.

Еще было упомянуты некие 120 миллионов, которые РОП якобы не выплатил KazRR в 2016-2017 годах, из-за чего у предприятия начались проблемы. Стоп! Есть задокументированный факт перечисления порядка 106 миллионов как раз в 2016-ом. Это раз. Во-вторых, не нужно быть великим математиком или рядовым бухгалтером, чтобы понять – 120 000 000 тенге - это лишь 5,5 процента от суммы долга на сегодняшний день и 8 процентов от долга двухлетней давности. Кстати, а куда делись упомянутые выше 106 миллионов? Почему бы предприятию-должнику из них не погасить часть кредита – чисто показать свое желание не убегать от обязательств? Создается впечатление, что и желания такого у них не было – нужно было изначально представить из себя «бедного родственника», которого следует «понять и простить».

Безусловно, к ТОО «РОП» были и остаются некоторые вопросы, в том числе по прозрачности их работы и денежных потоков. Кстати, интересно, откуда Азаматхан Амиртаев взял суммы, озвученные на встрече с Токаевым, при чем, даже непосвященному можно понять, что пример с Россией был, мягко говоря, некорректным. Но это предмет другого журналистского расследования, тем более, сам Адилбек Бектибаев между слов упомянул о том, что выступает за открытость в работе РОПа и частичное участие в нем государства (чтобы контролировать, но не мешать). Но это так, к слову.

– В том, о чем говорил и писал Амиртаев нет никакой вины РОП, а есть вина KazRR, который не захотел работать по новым правилам, – говорит наш собеседник. – Они не захотели участвовать в тендерах, как все другие, а рассчитывали на то, чтобы им все принесли сами.

Совет Нацсовету
Вместе с тем, г-н Бектибаев выразил сожаление, что Амиртаев использовал свое положение члена Нацсовета для лоббирования интересов частной структуры, к которой много вопросов. Адилбек Ауелбаевич также ответил на вопрос, почему он поднял эту тему (в его адрес тоже были обвинения по преследованию чьих-то интересов):
– Вообще, и на это я не обратил бы внимание, если бы KazRR взял кредит у коммерческого банка – это их проблемы, но БРК и ИФК – это государственные финансовые институты, а значит это затрагивает мои интересы, как гражданина РК. Лучше бы на эти деньги жилье для многодетных построили бы, чем дарить учредителям этой фирмы. И Нацсовет тоже должен решать проблемы государства и общества, поэтому хотелось бы обратить внимание других членов НСОД на поступок г-на Амиртаева. Ведь он, по сути, обманул общество и президента.

Такого же мнения придерживается руководитель Ассоциации экологических организаций Казахстана, экс-депутат Айгуль Соловьева:
– Использовать какие-то частные интересы для продвижения бизнеса, на мой взгляд, некорректно. Ведь, как я понимаю, Совет общественного доверия (с акцентом на слова «общественного» и «доверия») создан для обсуждения проблем и вопросов общенационального характера. Поэтому чьи-то жалобы просто напросто неприемлемы. Я согласна с мнением, что это подстава президента, когда пожимают ему руку и выставляют фотографию с ним.

Оказалось, что Айгуль Сагадибековна в курсе событий, так как занимается проблемами экологии. Она заметила, что Амиртаев говорил о банкротстве KazRR еще три года назад, хотя РОП тогда только создавался, а также обратила внимание на другие факты, когда член НСОД и на других общественных мероприятиях пытался лоббировать интересы этой фирмы. Но как политик и государственный деятельно г-жа Соловьева еще раз выразила сожаление, что площадку Нацсовета «использовали не по назначению».

– Если будет продолжаться такая практика, то получится, что Национальный совет станет подменять Верховный суд. И такое безответственное поведение члена общественного совета, который возглавляет так называемый Экологический альянс, огорчает. Ведь он мог бы поднять другие вопросы, связанные с вредными выбросами, загрязнение окружающей среды, проблемы экологического кодекса. Наверное, второй президент совершенно не то рассчитывал услышать от эколога, не о проблемах какой-то частной компании. В общем, не хотелось бы, чтобы НСОД занимался какими-то бытовыми разборками, тем более, не вызывающими никакого доверия – в первую очередь, общественного. Это говорит об отсутствии ответственности перед гражданами, обществом, властью и самим президентом. Этому должно быть дана четкая оценка – ведь этом общественник, придя в столь высокую структуру, дискредитирует сам Нацсовет.

 

 

Мирас Нурмуханбетов

Фото:  https://planetark.org/