Казахстан и синофобия

Казахстан и синофобия

Поскольку президент Касым-Жомарт Токаев готовится совершить свой первый официальный визит в Китай, казахи становятся последними гражданами, которые сопротивляются внедрении инициативы «Пояс и дорога», передает Platon.asia со ссылкой на asia.nikkei.com.

Общественное настроение стало ухудшаться в марте, когда Нурсултан Назарбаев, единственный президент, которого когда-либо знал Казахстан, внезапно подал в отставку и Токаев в тот же день вступил в должность. С тех пор массовые протесты были жестоко подавлены, и президент Токаев удалил модификатор «временный» из своего названия.

Теперь визит Токаева в Пекин в среду и четверг разжигает исторический уровень синофобии, особенно среди коренных казахов, но также и среди меньшинств, которые были частью страны с советских времен (Казахстан был последней республикой, покинувшей Советский Союз, в конце 1991 года).

2 сентября сотни жителей нефтяного города Жанаозен собрались на центральной площади в знак протеста против совместных казахстанско-китайских проектов и потребовали, чтобы Токаев отменил свой визит в Пекин. В декабре 2011 года в Жанаозене произошли жестокие правительственные репрессии против бастующих нефтяников, в результате которых погибло по меньшей мере 15 человек.

Ударные волны от митинга в Жанаозене распространились по всей стране. Казахстанцы в крупных городах Алматы, Актобе и Шымкенте, а также в столице Нур-Султан присоединились к призыву отказаться от 55 промышленных и сельскохозяйственных проектов с Китаем, о которых Казахстан рассказывал, по крайней мере, с 2014 года.

Реакция Токаева была жесткой. Он обвинил «недоброжелателей в распространении таких слухов, чтобы манипулировать патриотическими чувствами людей и достигать определенных целей». Он добавил: «Я хочу еще раз сказать, что мы никому не сдадим землю».

Токаев утверждал, что иностранные инвестиции привели к развитию Японии и Южной Кореи, которые поддерживают благоприятный имидж среди казахов. Он не уточнил, откуда могли прийти эти инвестиции.

Инициатива правительства Казахстана по привлечению инвестиций в сельское хозяйство, разрешив продажу сельхозугодий в 2016 году, вызвала беспрецедентную волну протестов по всей стране из-за распространенного мнения, что страна будет продавать сельхозугодья Китаю. Бывший президент Назарбаев был вынужден отложить принятие закона.

Токаев обвиняет своих политических оппонентов в нынешних антикитайских настроениях.

«Это может быть кампания определенных политических групп, которые недовольны деятельностью второго президента Токаева», - сказал Айдар Амребаев, директор Алматинского центра прикладных политических наук и международных исследований, повторив Токаева. «Они хотят свергнуть второго президента в своей области, поскольку, как мы знаем, Токаев - синолог, и его возможная связь с Пекином на поверхности».

Токаева в 1970-х годах посещала Московский государственный институт международных отношений. В течение шести месяцев во время обучения он проходил курсы обучения в советском посольстве в Китае.

«Первые шаги второго президента, - сказал Амребаев, - предполагают, что он, по крайней мере, не согласен с простой ролью дополнительного и готов играть в свою собственную игру».

Расул Жумали, независимый алматинский политолог, предполагает, что исторические и недавние внушенные советами страхи перед Китаем могут сыграть роль в пропаганде недавних антикитайских настроений. Но, добавил он, Пекин также виноват из-за своего безжалостного интернирования мусульманских меньшинств, в том числе этнических казахов, в китайский район Синьцзян, граничащий с Казахстаном.

«Россия также сыграла значительную роль в разжигании антикитайских страхов», - сказал Жумали. «И российские СМИ, и казахстанские русскоязычные СМИ также подлили масла в это». Он сказал, что Москва мотивирована действовать таким образом, потому что Россия «медленно, но верно теряет свое политическое и экономическое влияние в Центральной Азии и в частности в Казахстане».

В то же время аналитик полагает, что существуют законные вопросы о преимуществах, которые казахстанцы могут извлечь из двустороннего сотрудничества с Китаем, из-за непрозрачного характера отношений правительства Казахстана с Китаем и из-за коррупции, которая ознаменовала как минимум один казахстанско-китайский проект.

Проект легкорельсового транзита в Нур-Султане, являющийся частью Китайской инициативы «Пояс и дорога», был свернут после массового хищения.

«С 1990-х годов все аспекты двусторонних отношений с точки зрения делимитации общей границы, двусторонней торговли, прихода китайских компаний в нефтегазовый сектор Казахстана и так далее были на 99% закрыты для общественного контроля», - сказал Жумали.

Политолог продолжил, что у Казахстана было мало ресурсов, чтобы гарантировать, что эти сделки растут. Между тем, за столом Китай держал все карты, включая общественность, которая не требует прозрачности, как на Западе. В результате Китай выигрывает.

«Я не думаю, что казахстанско-китайские отношения изменятся при Токаеве», - сказал Жумалы. «Но обстоятельства требуют, и я думаю, и Токаев, и китайцы понимают, что в казахстанско-китайских отношениях должна быть обеспечена некоторая прозрачность и ясность».

Оригинал публикации: https://asia.nikkei.com/Politics/International-relations/Kazakh-president-s-upcoming-Beijing-trip-stokes-Sino-phobia


Фото: vestikavkaza.ru.