22.10.2020, 07:47
Platon Asia

Казахи застряли в прошлом

Прошлое тянет нас назад. Вчера прошло первое заседание Высшего совета по реформам. Была надежда, что на этом заседании обозначат начало серьезных, реальных перемен. Но все ограничилось пустыми футуристическими разговорами, которые годами воспроизводятся в разных стратегических программах. Впрочем, власти не намерены отказываться от идеи затащить Казахстан в 30-ку самых развитых государств мира.
Фотография с открытых источников

Однако на практике наше общество до сих пор «живет» в прошлом, в средневековье, несмотря на то, что некоторые имеют современную технику, умеют ею пользоваться. Для подавляющего большинства казахов достижения «героического» прошлого, начиная с тюркских каганатов, империи Чингисхана, Алтын Орды, продолжают оставаться идеалом, ориентиром в жизни, мировосприятии. 

Сегодня довольно часто говорят о том, что, мол, раньше казахи лучше были и потом, в современности, испортились, видимо, потому, что перешли на оседлый образ жизни. Многие ведь часто вспоминают «заветы» Чингисхана, что благороднее быть кочевником, нежели оседлым землепашцем. Не случайно прозвище «сарт» со времен Золотой орды отождествлялось с оседлыми жителями и рассматривалось как ругательство, низкое социальное положение. Напомним, что в казахской традиционной культуре одним из атрибутов знатных казахов было звание «атқамінер» (буквально – сидящий на коне), а пешие казахи относились к крайне бедным людям - қара жаяу (безлошадный). (Может быть, с тех пор у нас пешие люди находятся в несколько более низком положении на дороге, улице, нежели люди на авто, особенно дорогих марок.) 

В Казахстане, можно сказать, уже ряд веков слабо дифференцированная экономика, социальная ткань, в которой у людей мало занятий, в том числе для саморазвития. Поэтому времени у них много, оно размеренное, неторопливое, почти как у предков. Ведь никаких особых занятий нет, днями, ночами науку, либо какую-нибудь дополнительную специальность не изучают - не забивают себе голову всякой «ботаникой». Жизнедеятельность однообразная, чаще всего есть только одно занятие - торговать, сырье добывать, либо таксовать, на стройке работать, скотину разводить, в поле работать. Отдыхом, культурным досугом являются только всевозможные тои, запои. А все остальное - ненужная лирика. Почему же так происходит, почему мы не можем выбраться в более лучший, развитый мир, оставаясь в прошлом? Оказывается, проблема в сути нашей культуры.

В современной науке практически доказали, что ключевую роль в характере развития нации играют культурные факторы, создавая для этого соответствующую экономическую базу. Голландский социолог Герт Хофстеде в ходе массовых опросов показал влияние 6 «параметров» культуры на экономику и бытие нации. Из нижеследующего обзора данных культурных факторов вы сами увидите, где находится казахское общество, какие индексы для него характерны.

Итак, первый параметр – это индекс дистанции власти, показывающий, в какой мере члены общества согласны с неравномерным распределением власти. Конкретно это отражается в характере отношений начальства и подчиненных - либо в демонстрации превосходства, либо в распределении ответственности. В странах с низкой дистанцией власти людям присуща ответственность и инициативность, так как они считают, что власть принадлежит не одному президенту, а всем членам общества. Соответственно, они борются за свои права и открыто выражают свое отношение к власти. В случае высокой дистанции власти начальник не может не демонстрировать превосходство, например, имея кортеж с мигалками, богатую резиденцию и относясь к сотрудникам «сверху вниз». В противном случае его не будут воспринимать как начальника. Так, если он, допустим, будет ходить пешком и пользоваться общественным транспортом, то он не будет вызывать уважения у сотрудников, и они могут отказаться ему подчиняться. 

Следующий «идентификационный» показатель – это индекс индивидуализма. Если он высокий, то люди сосредоточены на достижении личных целей. При низком индексе индивидуализма люди больше думают о целях своей группы (коллег, друзей, семьи, дома проживания, страны). Третий индекс – маскулинность и феминность, то есть мужественность и женственность. В маскулинных обществах преобладают такие «мужские качества» как напористость, стремление к успеху, ответственность, конкуренция, амбициозность. В жизни профеминных обществ доминируют «женские качества»: забота о качестве жизни, поддержание отношений. К слову, для успешного развития экономики требуется высокий уровень макулинности, стимулирующий здоровую конкуренцию. 

Кроме того, в «профеминных» странах стыдно быть лучше других, здесь учат не высовываться. Конечно, внутри и профеминных обществ есть разные люди, имеющие «маскулинные качества». Но речь идет о «среднестатистических» данных. Другими словами, показатель мужественности в современном мире – это не «быть мачо» и крушить все подряд. То есть, получается, несмотря на свою «воинственность», наше общество, по сути, «женственное». Ведь зачастую «воинская доблесть» наших батыров ограничивается лишь стремлением побеждать в спорах, а также глумлением над теми, кто не имеет власти, связей, поддержки, достатка.

Другой индекс – «избегание неопределенности» - отражает то, как члены общества боятся неизвестности и стремятся избежать неоднозначных событий. В обществах с высоким индексом избегания неопределенности перемены рассматриваются как угроза. В таких странах, как правило, тон задают религия и строгие социальные нормы, а люди нетерпимы к тем, кто от них отличается. В этих обществах не приветствуется инициатива в работе, риск представляется как непозволительная беспечность, а отклоняющееся от норм поведение - как опасное или неприличное. В странах с низким уровнем избегания неопределенности общество открыто для изменений, нового, рисков, перемен и активно проявляет свою позицию.

И предпоследний параметр измерения культур – это индекс «ориентации на будущее», который также называют стратегическим мышлением. Этот индекс показывает, насколько далеко и стратегически члены общества заглядывают в будущее. Ведь от этого зависит постановка целей на годы вперед, упорство. Так вот, в обществах с краткосрочной ориентацией будущее и настоящее основаны на прошлом; то, что не делается сегодня, откладывается на завтра. Словом, здесь люди живут сегодняшним днем. Такие общества расточительны и склонны к откладыванию дел на «завтра». В странах с долгосрочной ориентацией люди не оглядываются в прошлое и высоко ценят сегодняшние результаты, закладывающие будущее.

Последний параметр – это индекс «потворство желаниям», отражающий готовность людей удовлетворять свои сиюминутные потребности. В обществах с высоким уровнем «сдержанности» по отношению к желаниям действуют строгие социальные правила и ограничения. В них одной главных добродетелей является скромность. Представители таких культур обычно циничны и пессимистичны. Они мало отдыхают и не умеют расслабляться, поскольку скованы социальными нормами, ограничивающими желания. В этих обществах обычно детям заранее предписано, кем он станет по профессии и чем будет заниматься. В странах с высокой степенью потворства желаниям само общество подталкивает людей к тому, чтобы они занимались любимым делом. 

Хофстеде полагал, что эти культурные измерения являются неизменяемыми. Однако последующие исследования доказали, что заметные изменения в менталитете наций, их культуре происходят в пределах 1-2 поколений. Как показали исследования команды российского экономиста А. Аузана, есть две траектории экономического развития. Большинство стран движется по траектории неравномерного и крайне медленного развития. При этом 25 наиболее экономически сильных стран развиваются стабильно и быстро. Тем не менее, можно перейти к темпам этой траектории, но для этого необходимы кардинальные улучшения в системе образования и науки, сфере культуры. Параллельно необходимо предпринимать усилия для снижения дистанции между властью и обществом; индекса избегания неопределенности и повышения долгосрочности ориентации.

Как бы то ни было, но в Казахстане продолжает задавать тон традиционная культура с традиционными ценностями. Характерной особенностью традиционной культуры является то, что изменения в ней происходят очень медленно и практически не фиксируются сознанием ее общества. Традиционная культура ориентирована на сохранение традиций как главных регуляторов жизни общества, что, соответственно, исключает любые резкие нововведения. Поэтому таким культурам присуща замкнутость и изоляция от других, «чужих» культур, которые рассматриваются как враждебные. Понятное дело, что в традиционной культуре интересы индивида подчинены интересам общества, что не позволяет развиваться личностям. Ценность человека в традиционной культуре определяется ранговой, кастовой, сословной иерархией. В этой иерархии основополагающими выступают повиновение, преклонение, раболепие по отношению к вышестоящим, грубость и презрение к нижестоящим.

Наша милитаристская культура навязывает отсутствие снисхождения, сочувствия к другим людям, желания создавать для них приемлемые условия работы, жизни. В этой культуре человек не является главной ценностью. Образно говоря, данная культура - это постоянное нахождение «в строю», «в седле», без всяких сентиментов. Хорошие, вольготные условия - это удел «Гейропы». Во многом поэтому мы привыкли к минимальным условиям повсюду, рассматриваем их как нормальное явление для батыров, приговаривая қазақтарға болады. Но в сегодняшнем мире не сила и военное мастерство, а образование, наука и открытое мышление являются ключевыми факторами богатства наций.Разумеется, не надо забывать про воинскую доблесть, какие у нас есть вековые традиции, но также не стоит их абсолютизировать, особенно в эпоху высоких технологий, где старые ценности, методы, инструменты не только непрактичны, но и тормозят развитие, работу. Опыт Японии доказал на практике, что можно очень успешно сочетать традиции и современность в жизнедеятельности...

Мнение