23.11.2020, 09:12
Мирас Нурмуханбетов

История с историей

О мифотворчестве. Памяти Ирины Викторовны Ерофеевой
Фото: https://tengrinews.kz/

Вчера, 22 ноября, пришла скорбная весть о том, что ушла из жизни Ирина Ерофеева. Не будем перечислять все ее титулы и научные звания, а лишь скажем, что она Историк с большой буквы. Таких сейчас единицы, и нередко их имена скрыты за спинами самопровозглашенных «ученых» с десятками тысяч подписчиков, которые ждут от них исторических сенсаций. Но все их «научные открытия» не стоят даже одной брошюрки Ерофеевой, выпущенной лет тридцать назад. Ведь они занимаются мифотворчеством, а она – наукой. Занималась наукой.

Если сказать, что Ирина Викторовна внесла неоценимый вклад в отечественную историческую науку, будет банально, да и не отобразит всего этого вклада. Простое перечисление ее научных трудов и публикаций займет не большую часть этого материала. Первую свою научную статью она опубликовала в 25 лет, а 40 лет назад защитила кандидатскую диссертацию. Она одна стоила, если не целого исследовательского института, то уже точно научного коллектива или отдела в таком институте.

Вклад Ерофеевой в изучение ряда важнейших направлений национальной истории трудно переоценить. Особенно это касается истории Казахских ханств (она сама предпочитала говорить во множественном числе, так как прежний Казахстан часто не был единым целым), самих ханов и взаимоотношений Степи и России. Работала она с великой любовью к народу (еще со школьной скамьи ее увлекали истории о казахских батырах), но никогда не ставила эмоции выше фундаментальной науки, а желание сделать «открытие века» не ставило ее выше фактажа. Даже к различным историческим источникам, которые сегодня просто игнорируют некоторые самоназванные историки, она относилась щепетильно и с изрядной долей критичности.

Безусловно, имя Ирины Ерофеевой неразрывно связано изучением событий 200-500 летней давности в Казахстане и близлежащих территориях – сейчас с ходу даже трудно назвать равноценного ей Историка (именно так, с большой буквы). Но мы хотел бы остановиться на другой части ее научной деятельности – на борьбе с мифотворчеством. В 2007 году она в соавторстве с Нурболатом Масановым и Жулдызбеком Абылкожиным выпустила книгу «Научное знание и мифотворчество в современной историографии Казахстана». Этот труд вышел уже после смерти Нурболата Эдигеевича, с которым Ирина Викторовна была в дружеских отношениях, как на работе, так и в быту – дружили семьями, как говорится. Но это так, к слову.

В общем, Ерофеева еще полтора десятка лет назад предостерегала общество и науку от мифотворчества, говоря, что оно уже проникло в среднюю и высшую школу. С тех пор, как мы видим, ситуация нисколько не улучшилась. Даже наоборот. С развитием соцсетей появились десятки (если не сотни) новых «историков», «лингвистов», «этнологов» и «генетиков», причем нередко всех в одном лице. Они вдруг стали «лидерами мнений» в созданных ими же специализированных группах, а некоторые «доросли» до выпуска книжек.

Но, как говорится, бумага все стерпит, а человек – это легковерное существо, мнением которого можно рулить по своему желанию, часто используя все это в корыстных целях. И ладно, если это простые амбиции, желание получить «сто-пятьсот» лайков и быть номинированным на титул «Лучший историк ФБ». Но ведь лженаука может принести существенный вред в различных областях вплоть до непоправимых вещей.

В упомянутой книге Ирина Викторовна предпочитала относиться к псевдоисторикам с юмором, так как всерьез воспринимать и комментировать их суждения просто не могла. В жизни она более строго относилась к таким проявлениям, особенно если они каким-то образом проникали в научную среду. Кстати, еще во времена соцреализма она противилась любому идеологическому влиянию на историческую науку, а с приходом независимости нещадно критиковала тех, кто хочет выдать желаемое за действительное. Например, она ставила под сомнение масштабы Анракайской битвы (не оспаривая при этом ее последствия), просто посчитав, сколько фуража нужно для армии кочевников в несколько десятков тысяч воинов.

На такие мелочи не обращают внимание даже историки с научными степенями, не говоря уже о виртуальных самоучках. Кстати, Ерофеева говаривала, что «ученый» подразумевает личную позицию и умение отстаивать истину. «Когда знаешь, что было так, но пишешь по-другому – уже не ученый, потому что фальсифицируешь», – с горестью констатировала она. Здесь позволим немного не согласиться с ней – ведь сейчас немало таких, кто изначально основывается на недостоверных данных, различных мифах и откровенных фейках, потом выстраивает на всем этом свою «научную теорию», приводя в качестве доказательств желание общества видеть так и в конце подписывает свой труд «ученый такой-то».

Горестно и стыдно, что подобный подход часто стал использоваться в различных государственных мероприятиях и проектах, финансируемых из бюджетных средств. Особенно это процветает в регионах и районах, но нередко проскакивает и на республиканском уровне. А ведь это прямо сказывается на имидже государства, нации и таких настоящих ученых, как Ирина Ерофеева. «Благодаря» такому мифотворчеству были фактически опозорены и разжалованы обществом такие, по большому счету, важные и нужные госпрограммы, как «Рухани Жангыру» и другие (кстати, благодаря им появилось еще несколько фундаментальных исследований Ерофеевой и ее коллег).

Кроме этого, мифотворчество легко может разжечь межнациональную, религиозную или практически любую другу рознь. Впрочем, до этого может довести даже сугубо научные работы, если они идут вразрез пониманию и идеологическим привычкам отдельных социальных групп. Ведь дело не в самом историческом факте или его интерпретации, а в критическом отношении к этому, в умении аргументированно отстаивать свою позицию, доказывать ошибочность чужого видения и, если надо, признавать свою неправоту. При наличии этих базовых навыков, уже не будут не страшны ни само мифотворчество, ни агрессивность мифотворителей, ни какая бы то ни было рознь, всем этим провоцируемая.

Теги: