10.02.2021, 07:19
Мирас Нурмуханбетов

ICIJ и мы

Семь советов борцам с отмыванием денег

Фотография с открытых источников

Есть категория людей, которая так или иначе оправдывает преступления властей или отдельных власть имущих, говоря, что на «демократическом Западе» тоже такое было и есть. Это относится к геноциду против коренного населения, жестким действиям полиции на митингах и «всеми любимой» коррупции. Однако вся разница в том, что там хоть что-то делается и общество имеет прямую возможность изменить ситуацию к лучшему. Это относится и к той самой коррупции.

Мы уже не раз писали о том, что США в последние годы планомерно предпринимают различные законодательные меры для, если не для искоренения, то для резкого уменьшения различных коррупционных рисков. К этому относится не только взятки и использование служебного положения, что у нас является как бы в порядке вещей, но и предотвращение отмывания денег. Борьба с последним в Казахстане находится в зачаточном положении – она хоть и прописана в Уголовном кодексе, но не применяется на должном уровне (не считая, конечно, политических дел).

Но мы сегодня больше поговорим об американском опыте, и сделаем это на примере так называемого «Закона о корпоративной прозрачности». Это очень прогрессивный законопроект, который, кроме прочего, призван вывести борьбу с отмыванием денег, уклонением от налогов и выводом на «чистую воду» тех, кто использует Америку для вывода сюда своих «необоснованных богатств». Однако уже на этапе его принятия стали проявляться лазейки, которыми могут воспользоваться те, кто и раньше привык обходить законодательство, пользоваться офшорами, но при этом предпочитая действовать в зоне американской экономики, которая остается очень привлекательной для того, чтобы «спрятать грязные деньги».

И вот, в минувшем января Международным консорциумом журналистов-расследователей (ICIJ), совместно с экспертами по финансам и праву, было разработаны и опубликованы семь направлений, на которые стоит обратить внимание законодателей (в первую очередь, конгрессменов) в ходе, действительно, исторической реформы по борьбе с отмыванием денег. Наверное, не стоит напоминать, кто такие ребята из ICIJ, но стоит отметить, что на прошлой неделе они были выдвинуты на Нобелевскую премию мира за свою работу (как и Алексей Навальный, между прочим).

Приведем вкратце эти семь советов, заметив, что большинство из них так или иначе касаются наших клептократов и олигархов, все еще полагающих, что выведенные ими в Штаты активы находятся в безопасности, а они пока еще чувствуют себя «хозяевами жизни». Первый пункт касается инвестиций, под которыми может скрываться банальное отмывание денег. Согласно бюллетеню Федерального бюро расследований за 2020 год, «злоумышленники могут использовать частное размещение средств, включая инвестиции, предлагаемые хедж-фондами и частными инвестиционными компаниями, для отмывания денег». То есть, на Уолл-Стрит могут закрывать глаза (и некоторые пункты закона им в этом способствуют) на то, откуда появились капиталы, пришедшие в страну в виде различных инвестиций, а это касается и приобретение фешенебельных квартир в Нью-Йорке или особняков в Калифорнии.

Второе, что озаботило экспертов, это то, что крупный бизнес тоже освобожден от уплаты налогов – новый закон освобождает любую фирму с годовым доходом более 5 миллионов долларов, более 20 сотрудников и физическим офисом в США от этого бремени. Это, наверное, большей мере касается самих американцев, но кое-что подобное есть и в собственности казахов. В-третьих, журналисты-расследователи обратили внимание на трасты, которые трудно контролировать федеральным властям. Эксперты говорят, что бывает сложно определить, кому технически принадлежит состояние траста, до того, как будет произведено распределение. В отличие от компаний, трасты часто не регистрируются в правительстве.

Четвертый пункт предостерегает о том, что новый реестр собственности останется в секрете. То есть, только некоторые из государственных деятелей и сотрудников финансовых служб могут получить доступ к информации о собственности, содержащейся в новой «безопасной закрытой базе данных», установленной законом. Исследователи, журналисты и другие лица, пытающиеся отследить темные деньги, будут исключены. Для нас это кажется естественным, а вот в США вызывает обеспокоенность у общественности – ведь те же члены ICIJ получат большие ограничения, а это уже вызывает определенные подозрения.

Следующий, пятый, пункт тоже касается реестра и доступа к нему информации – на этот раз уже для правоохранительных органов. Как выясняется, федералы относительно легко могут получить любые данные о собственнике и собственности, а вот местным полицейским каждый раз надо спрашивать разрешение у суда. Здесь тоже в большей степени чисто «американская проблема», но правоохранительным органам того или иного штата излишне создавать бюрократию. Тем более, если нет каких-то тайн, то не нужно их прятать.

Особого внимания заслуживает шестой пункт, касающийся арт-дилеров. По мнению экспертов, торговля произведениями искусства является одним из распространенных способов для отмывания денег, и занятыми в этом ремесле менеджерам нужно сообщать о подозрительных сделках. Другими словами, чтобы купить картину за пять миллионов, нужно доказать, что эти деньги ты заработал честным путем, заплатил с них налоги, а не украл у своего народа и не провел через офшоры. Как вы понимаете, это тоже касается наших чиновников и олигархов, которые за последние пару десятилетий вдруг стали ценителями прекрасного и обзавелись собственными минимузеями в своих замках.

И последнее, седьмое, частично исходящее из предыдущего пункта. Журналисты-расследователи обеспокоены тем, что наказание за утечку информации о праве собственности более сурово, чем за то, что она не сообщается правительству. Здесь, наверное, все понятно без особых пояснений. Можно только расширить и углубить эту мысль. В расследовании финансовых преступлений, в том числе, в виде вывода нечестно заработанных капиталов и их «отмывании», должно принимать участие и само общество, не боясь понести за это какое-либо наказание. Конечно, у нас несколько другие «правила игры», чем в Соединенных Штатах, но все же ждать, пока какой-нибудь Навальный (или Нурмуханбетов) принесет се на блюдечке, не стоит. Надо проявлять интерес, видеть признаки преступления и сообщать об этом. Ну, точно так, как вы пишете в соседском чате о подозрительном человеке на детской площадке или публикуете на ФБ фото машины в рубрике «паркуюсь, как чудак».

Мнение