04.11.2020, 09:14
Мирас Нурмухамбетов

Готовность номер…

Часть первая. Готовы ли мы к террористическим атакам
Фотография с открытых источников

Европу сотрясают новые теракты. У нас эта тема живо обсуждается и чаще осуждается, однако для большинства это далекая и чужая для нас проблема. Так ли это на самом деле? Действительно, вроде бы, особых поводов для подрывов и агрессивных нападений у нас нет, но практика и здравый смысл подсказывает – можно ожидать всего. Но ждать и быть готовым это не всегда одно и то же.

Теракты на сегодняшний день прочно ассоциируются с религиозным экстремизмом, и часто эти понятия употребляются вместе. Не исключение в этом плане и Казахстан. Однако, в отличие от Европы, политическая составляющая практически не упоминается, а социально-экономические основы и вовсе отведены на третий план. Более того, большинство подобных дел у нас попросту засекречено, а на процессы не могут попасть даже родственники осужденных. Соответственно, в общество и СМИ не поступает практически никакой информации – лишь изредка КНБ распространяет сухие пресс-релизы об очередном обезвреживании группы лиц, которые якобы готовили теракт или Радио «Азаттык» выдаст материал на основе рассказов родных «террористов».

С одной стороны, создается впечатление, что у нас и террористы, как и многое в стране, какие-то «недоделанные», а борьба с ними, похоже, ведется только ради осваивания огромных бюджетов и расправы с оппонентами режима. Действительно, на это дело выделяются сотни миллиардов тенге и, как отмечал один замечательный человек, если средства на контртерроризм направить на строительство школ и больниц, то террористы исчезнут сами собой. К экстремистам, по понятным причинам, у нас приравняли партии ДВК и «Көше», что дало повод правоохранительным органам особо не церемониться с их приверженцами.

Но если серьезно, то за последнее десятилетие в отечественных террористических войнах погибли десятки граждан Казахстана. Большая часть из них сами террористы, но не мало было жертв и среди правоохранительных органов, а также мирного населения. Каких-то определенных требований при атаках не высказывалось, но в большинстве из них целью становились силовики и правоохранительные органы. Так, летом 2011 года страна узнала о существовании небольшого села Шубарши в Актюбинской области, где было убито двое полицейских, после чего была развернута целая войсковая спецоперация. В том же году прогремели взрывы в Атырау и Актобе, а на окраине Алматы также было совершено нападение на двух патрульных полицейских.

31 мая 2012 года стало известно о нападении на погранзаставу Арканкерген, которую тогдашний президент назвал терактом, хотя позже все списали на «неуставные взаимоотношения» и о первоначальной версии заставили забыть. В июле в Иле-Алатауском парке от рук неизвестных (на тот момент) погибли 12 человек. Эти два случая породили много слухов и по сей день точно не известно, что там произошло и кто виноват. За этим последовали контртеррористические операции на окраине Алматы – уже без жертв среди силавиков, но при практически полном уничтожении террористов. Осенью аналогичные «упреждающие удары» были нанесены в Атырауской области.

2016 год запомнился нападением на воинскую часть в том же Актобе и последовавшей за этим спецоперацией – всего в эти дни погибло 25 человек, 18 из которых нападавшие, четверо гражданских и трое военных. Через месяц с небольшим жертвами «террориста-одиночки» Руслана Кулекбаева стали 10 человек (и еще трое раненных). Это дело также породило немало споров и взбудоражило город, но полиция не стала искать тех, кто распространял заведомо ложные слухи (в том числе и посредством аудиофайлов, якобы записанных очевидцем), а КНБ надолго сохранило «желтый» уровень террористической угрозы. Но об этом уже мало кто задумывался.

Мы не будем строить конспирологических версий, но для власти, похоже, многие террористические атаки оказались на руку. Кроме упомянутых материальных выгод, есть и чисто политические. Никто, конечно, не поверил в то, что Аблязов с подручными хотел осуществить пару взрывов в Алматы, а также в то, что рядом с центральной площадью мегаполиса нашли схрон с арматурой и «коктейлями Молотова», но это уже не важно. Нацбезопасность периодически отчитывается об очередных предотвращенных терактах и найденных патронах, и общество, по сути, стало терять бдительность.

А между тем, все может произойти так, как с нападением Ковида Девятнадцатого на Казахстан. Вроде бы, были предприняты превентивные меры, выставлены блок-посты с автоматчиками (БТРов коронавирус особо боится), запуганы миллионы граждан и потрачены триллионы тенге, а когда пришла настоящая беда, ни власти, ни граждане (в большинстве своем) оказались не готовы. Если говорить языком военного времени, то госпиталя были переполнены, в бомбоубежища пускали только за взятку или при наличии родственников на верху, на складах не было боеприпасов, а если были, то продавались втридорога.

Однако COVID хоть и коварный, но все-таки неодушевленный вирус, который не может сознательно воспользоваться политической или социально-экономической ситуацией. А вот те, кто использует террористические атаки или толкает «шахидов» на смерть, вполне могут разрабатывать кое-какие планы. Если опять вспомнить «алматинского стрелка», то если он один наделал столько «шухера», то что будет при появлении пятерых, но более подготовленных бойцов? А дюжины? Или сотни?

Конечно, для многих это может показаться из области фантастики или сценария очередного киношедевра Джаксыбекова (помните «Прыжок Афалины»), но нужно напомнить, что практически все теракты, будь то нападения, подрывы или расстрелы, происходят неожиданно. Даже в той же Европе или Америке, не говоря уже про Израиль или Афганистан. Но все зависит от реакции граждан и властей. Что-то подсказывает, что правоохранительные органы и местные власти поведут себя в «Час Х» совершенно не так, как тренировались на учениях, а население опять будет питаться слухами и страхами.

Конечно, теракты не все одинаковы, поэтому к ним готовиться нужно по-разному. И о том, что и как может произойти в Казахстане, мы порассуждаем в следующий раз.

Продолжение следует…

Мнение