Его смерть изменила страну

Его смерть изменила страну

 

Памяти Дениса Тена

Я больше, чем уверен, что эта нелепая и жуткая смерть большого и светлого человека, стала нашей горькой жертвой на пути к самоуважению и самосознанию. Сами того не зная, мы стали гораздо смелее, потому что поняли, что живем не правильно и умираем так же, что самое страшное уже происходит и может произойти с нами и с нашими близкими в любую минуту и бояться нам больше нельзя. Мы поняли, что нам нужны перемены.

Гражданская активность, которая наблюдалась в стране весь последний год, стала следствием смерти Дениса Тена. Год назад окончательно и бесповоротно огромная часть общества решила, что дальше так нельзя. В первую очередь, всеобщая скорбь объединила миллионы людей в Казахстане и в мире. Смерть известного на весь мир спортсмена заставило мировое сообщество разглядывать нашу страну и происходящее здесь под увеличительным стеклом. Миру открылись глаза на то, что Казахстан — это страна, где ты не застрахован ни от чего.

Страшно, когда в центре города средь бела дня убивают человека, в то время как полицейские окружают себя высоким забором, боясь, что их расстреляют ненавидящие их сограждане. Ненависть и презрение к полицейским является показателем того, что в стране тирания. В Казахстане полиция — репрессивный и карающий орган, обслуживающий интересы власти - к сожалению, это так. Это страшно, но это так. Люди, одевшие форму, готовы крутить руки людям, подбрасывать им наркоту, брать взятки, оправдывая все это приказами и системой. Полицейских у нас зачастую боятся больше, чем бандитов. И это еще не самое страшное.

Мы ведь давно уже не удивляемся тому, что высокопоставленные чиновники, уличенные в коррупции по особо тяжким статьям, могут избежать отсидки, а дети мажоров сбивают в пьяном виде людей, как кегли, и отделываются административным наказанием. Не удивляемся и миримся с этим, потому что за много лет у народа выработалась привычка закрывать глаза и уши на происходящий вокруг беспредел — лишь бы меня не трогали.

В случае с Денисом все было иначе.

Есть люди, которые являются абсолютными народными любимцами. Чаще всего это артисты и спортсмены, люди вне политики. Народ носит их на руках, это восхищение, которое на период триумфа практически застраховано от разочарования. Иногда, спустя некоторое время мы узнаем о них нелицеприятные вещи — кто-то, как олимпийский чемпион по боксу Бахыт Сарсекбаев, судится с бывшим тренером или женой, кто-то, как Илья Ильин и множество других спортсменов попадается на допинге. Спортсмены — те же люди, со своими характерами, недостатками и причудами. Денис был другим — парень с незапятнанной репутацией, патриот, лишенный звездной болезни. Я не знаю, что было бы в будущем, но он ушел таким — светлым, молодым, любимым. Тем горше была его смерть. И поэтому волна народного возмущения была такой огромной и искренней. Впервые на моей памяти кипевшие социальные сети выплеснули заряд пассионарной энергии на улицы, когда народ тысячами стал тянуться на место убийство великого спортсмена. Уважение и любовь к личности Дениса вывело людей на улицы, уважение и любовь к нему не позволили произойти беспорядкам.

Абсолютно убежден, что после смерти Дениса казахстанцы перестали бояться власть и стали отстаивать свои права, переосмыслили ценности и по новому взглянули на жизнь.

Также я уверен, что и власть после этого стала другой и поняла, что теперь все изменилось. Она поняла, до какой степени в стране бардак и что терпение людей испытывать не стоит. Что нужны перемены и необходимо прислушиваться к народу. Очень надеюсь, что мы стоим на пороге другой эпохи, эпохи демократической и справедливой страны.

По-другому быть не может.

Иначе смерть Дениса была напрасной.

А я знаю, что это не так.

 

Абен Абдрасилов

 

фото: Zakon.kz