18.09.2020, 03:37
Platon.Asia

Денег нет, но…

Насколько может власть стратегически реформироваться

На уходящей неделе был определен тот, кто возглавит возрожденное Агентство стратегического планирования и реформ (АСПИР). Фигура Келимбетова, мягко говоря, особого энтузиазма среди населения не вызвала. Более того, стало похоже, что она (фигура) явилась неким маневром для отвлечения внимания – многие даже позабыли подумать, а для чего, собственно, Агентство появилось и зачем над ним возвысили президентский совет? Попробуем восполнить этот пробел, и вскрыть одну из главных причин зачатия и рождения АСПИР.

Действительно, назначение Кайрата Келимбетова было логичным и даже предсказуемым, но только со стороны властей. Дело в том, что его работодатели и общество имеют совершенно разные взгляды на его послужной список. Здесь следует уточнить – работодателем следует считать тех, кто его выбирал и назначал на эту или другие кресла (так, после девальвации 02/14 он заявил, что не может уйти в отставку с должности главы Нацбанка, так как его президент туда поставил – ему, мол , и решать), а не налогоплательщики. В общем, народонаселение, а в особенности обитатели соцсетей, видят в назначенце только неудачника, подверженного влиянию извне, а власти – «универсального солдата», которым можно заткнуть любую дыру.

В общем, говоря о новой должности Кайрата Нематовича, не стоит обращать внимание на его личность, трудовую книжку и вспоминать, как он проспал девальвацию. Можно, но, по крайней мере, не в первую очередь. Гораздо более важен функционал возрожденного Агентства, его потенциал и, в конечно счет, коэффициент полезного действия. И вот как раз по КПД есть большие сомнения, основанные не только на опыте и практике других правительственных структур, но и на банальной интуиции.

Чтобы понять, что ничего путного эта затея не светит, достаточно посмотреть на так называемый президентский Совет по реформам, а точнее – на тех, кто в него вошел. Коротко говоря, это те же самые люди (точнее, министры и приравненные к ним чиновники), которые довели страну для того, что нужно проводить эти самые реформы. Это, начиная с премьера Аскара Мамина и заканчивая тем же Кайратом Келимбетовым. Неким «бонусом» сюда вписан Тимур Кулибаев, что наталкивает на определенные мысли и сомнения.

Конечно, там есть некий Сума Чакрабарти, провозглашенный главой Совета, а параллельно еще объявленный советником президента. Вернее, сразу двух президентов – Казахстана и Узбекистана. Безусловно, сэр Сумантра Чакрабарти авторитетный экономист и талантливый реформатор, отмеченный Ее величеством и рядом международных премий, но это совершенно ничего не значит и не принесет больше пользы, чем нахождение в советниках Назарбаева бывшего британского премьера Тони Блэра, который, между прочим, позже выразил сожаление этим. То есть, для проформы наличие в топ-менеджменте фигур с мировым именем, это хорошо, а вот для реформ – ничего особенного.

Итак, товарищ президент, выступая с посланием, с плохо скрываемым восторгом презентовал новое Агентство, вспомнив, что такое уже было, но забыв сказать, что ничего путного из этого не вышло. У оптимистов могло породить надежду на какую-то эффективной этого дела то, что ведомство будет непосредственно подчиненно президенту, который для чего-то подчеркнул, что на этот раз «реформы должны быть конкретными, реалистичными и, самое главное, обязательными к исполнению всеми госорганами», подразумевая, что раньше было не так. Но это признание, мягко говоря, лукаво. Ведь, как мы отметили, в Высший президентский совет по реформам, решения которого станут окончательными, вошли те же самые министры вместе с премьером и зятем. Зачем тогда Касым-Жомарт Кемелевич назвал неправильным практику, когда «в системе государственного планирования главным планировщиком, исполнителем и оценщиком выступает госаппарат»?

Впрочем, нелогичность слов и действий Токаева проявляется все чаще и чаще. Но чем в действительности будет заниматься Агентство? Зачем оно создано? Во-первых, для того, чтобы немного снять нагрузку и ответственность перед правительством. Во-вторых, оно должно стать символом реформ хотя бы в глазах самой власти, а если оно (реформы) опять провалятся, то списать их на форс-мажор и «всемирный кризис». Но самое главное, на наш взгляд, это желание провести кое-какие вещи в спешном порядке, без лишней бюрократии и совсем без демократии. Чтобы правительство (как институт) и парламент (как представительный орган) не мешали даже теоретически, не говоря уже об обществе.

Как вы, наверное, правильно поняли, это может касаться различных непопулярных идей. Дело в том, что основная задача АСПИР – это как-то пережить надвигающийся кризис. В первую очередь, конечно же, пережить им самим, тем более, этот период, как назло, совпадает с очередным этапом операции «Преемник», который и так затянулся из-за пандемии и некоторых внутренних неурядиц. Немаловажна для них подготовка «запасных аэродромов», перепрятывание капиталов и собственная безопасность, как в пределах страны, так и за рубежом. Однако это все дела скрытые, теневые, а еще нужно выполнять прямые законодательные и исполнительные функции. Поэтому нужно совместить приятное с полезным – сделать видимость продвижения социально-экономических проектов, а заодно и не забыть себя любимых.

Другим фактором, о котором необходимо помнить впредь – это то, что нефть уже не та, и имидж государства на ней не построишь. Нужно подыскивать что-то другое, что можно продать и чем привлечь инвестиции. Тут, как говорится, слишком не разгонишься. Что можно продать, либо уже продано, либо находится в неликвидном состоянии. В первом случае можно наблюдать так называемое перераспределение капитала, которое ничего особенного в казну не принесет (например, продажа «Казахмыса» со всеми его рудниками и прикрепленными к нему рабочими вместе с их семьями и населенными пунктами). Во втором – необходимо проводить тщательную предпродажную подготовку, административной подготовкой которой и будет заниматься «Келимбетов и партнеры».

В общем, сейчас пока трудно говорить, какова будет стратегия реформ у Агентства и Совета – надеемся, до нового года или, хотя бы, но вступления кризиса в основную фазу, мы что-то увидим. Но при этом, если говорить о непопулярных проектах, то это может коснуться продажи земли. Фактической продажи, закамуфлированной, очень долгосрочной аренды или еще в каком-то виде – это не важно. Важно (для власти, а точнее, рядя ее представителей) подготовить и обосновать документальную и правовую базу для этого, так как против этой затеи могут выступить не только в обществе, но и среди власть имущих и олигархов.

Можно было бы, естественно, всерьез заняться сельским хозяйством, так как еда и натуральные продукты питания будут всегда в цене, а за Илоном Маском нам все равно не угнаться, но ведь это нужно трудиться, привлекать настоящих специалистов и перестать банально воровать, а этого у нас наверху, судя по всему, делать не умеют. Только банально все продавать. Поэтому есть опасения, что в очереди на продажу – земля. Нефть, уран и собственную совесть они уже давно продали, а деньги потратили.

 

Мирас Нурмуханбетов

 

Фото: https://365info.kz/

Читайте еще:
Мнение