Чужая ли война?

Чужая ли война?

Это праздник со слезами горечи на глазах

Каждый год, накануне 9 Мая, общество вспоминает о двух вещах – о ветеранах и тружениках тыла и приватизации Победы. Замечено, чем меньше среди нас остается тех, то прошел войну, тем больше «танцев на костях», причем, многие из танцоров даже не осознают, что этого и своими парадами и антипарадами, бессмертными полками и иронией над ними вызывают недовольство аруахов, духов не пришедших с войны и тех, кто не дожил до 75-ой годовщины. Да, мы помним и гордимся, но что надо еще?

Мы не будем говорить о том, что День Победы давно превратился в политику и своеобразную идеологическую штамповку, базирующуюся на чистых и светлых чувствах людей, их памяти и стремлении к справедливости. Не стоит сейчас упоминать и о «приватизации» Победы северным соседом и использовании ее в политических целях (особенно, когда другого нечего использовать, кроме милитаристского «Можем повторить!»). Да и в лишний раз не будем приводить доводы тех, кто считает 9 мая Днем скорби и памяти, а не праздником – все равно в яростном споре все стороны стоят только на своем, не принимая аргументы оппонентов. Просто отметим, что даже в самой знаменитой песне говорилось, что это «праздник со слезами на глазах» и хоть она была написана спустя 30 лет (большую часть из которых не было ни парадов, ни выходных), но возвращала воспоминания именно к маю 45-го, а не к очередному его юбилею.

Но все же нужно обратить внимание на то, что

Кочевники, как лучшие воины всех времен и народов, издавна становились наемниками. Персы нанимали саков для походов на элинов, ханьцы набирали из гуннов и тюрков элитные подразделения и императорскую охрану, а во времена Чингизхана представители одного племени вообще могли воевали на обеих сторонах. Часто платой за труды и пролитую кровь были не только деньги и материальные ценности (в том числе из трофеев), но и сама возможность повоевать. В генах это было, а вот в сохранившихся народных сказаниях, фольклоре и отчасти в исторических источниках не встретишь заявлений про «Это была не наша война».

Понятно, что сейчас «времена не те» и они стали стремительно меняться (без разницы, в какую сторону) за последние полтораста лет. С приходом к власти большевиков прошло две волны голодомора, унесшие в общей сложности от 3 до 5 миллионов жизней коренного населения республики, причем, только по официальным данным, от голода и сопутствующих болезней погибло около 500 тысяч русских, украинцев, татар, немцев и представителей других народов, для которых Казахстан уже успел стать родным домом. Все это сопровождалось красным террором и «малым Октябрем», что не могло не отразиться на восприятии населением советской власти.

Вот так, с одной стороны мощная идеология, стройки первых пятилеток и новые возможности, а с другой – репрессии и уничтожение половины коренного населения. Потом к негативному отношению к власти добавилось то, что Казахстан стал тюрьмой народов. Так что, мягко говоря, недоверие к советам было вполне объективно, тем более, в итоге, от рук нацистов погибло в 10-15 раз меньше казахов, чем от рук большевиков. Но почему-то о первом нужно помнить, а второе относится к разряду «зачем ворошить прошлое?». По этому поводу скажем одно – помнить нужно обо всем (человеческая память это позволяет, хотя некоторым нужна полная перезагрузка) и самое главное – стараться не повторить.

Но тем не менее, казахи шли на фронт во многом добровольно. Они оказались на первом месте по погибшим к общей численности населения среди народов СССР, которые не оказались в зоне оккупации. Несмотря на странную избирательность и идеологическую составляющую при награждении, почти 100 тысяч наших соплеменников были удостоены боевых наград и 98 из них стали Героями Советского Союза – это тоже один из самых высоких показателей. Несколько полков, сформированных в Казахстане вступили в войну задолго до 22 июня 1941-го, воюя в советско-финской и «устанавливая советскую власть» в Прибалтике, а закончили на несколько месяцев позже – на Дальнем Востоке. Ковалась победа, как говорилось при соцреализме (и правильно говорилось, положа руку на сердце) в тылу. Здесь выливалось 9 из 10 пуль, заготавливались продукты для фронта, снимались фильмы и восстанавливали силы солдаты и офицеры РККА.

Можно продолжать этот список и по каждому отдельному пункту написать серию дежурных материалов, но смысл во всем этом один – эта война не была и не могла быть чужой. Сегодня в Казахстане настоящих ветеранов едва наберется на добротный полк – на начало марта их насчитывалось всего 1090 человек. И только сейчас через в парламенте «добивают» закон о ветеранах, о необходимости рассмотрения которого говорили еще 25 лет назад. Но это мало волнует тех, кто зарабатывает политические дивиденды как на самом победобесии, так и на противостоянии ему.

Не пора бы уже переболеть всем этим, не кичится памятью и званием народа-победителя, а начать менять жизнь так, чтобы жить так, как сейчас живут «побежденные» народы? Надо бы уже понять, что через покаяние нужно пройти не только этим самым побежденным, на и нам, победителям. Ведь денацификация позволила снять с себя груз вины во Второй мировой войне, и точно также нам нужна депобедизация, и тогда 9 Мая станет настоящим днем памяти.

Но, как бы то ни было, дорогие читатели и почитатели, с Днем Победы вас и нас! Победы в страшной войне (все войны страшные, по сути) и победы над собой и своими иллюзиями!

Надеюсь, автор был правильно понят…

 

Мирас Нурмуханбетов

 

 

Фото: из открытых источников