19.12.2019, 04:41
Platon.Asia

Что в имени тебе моем

Случайно ли раздули спор вокруг переименования южной столицы?

Канун Дня независимости, несмотря на выходной день, ознаменовался пусть виртуальной, но довольно громкой дискуссией. Давнишний сетевой спор относительно «правильного» названия Алматы вышел на высший уровень и приобрел оттенки политического скандала. Но что это было – банальная фейконовость или же спланированная акция? Если второе, то зачем?

Для начала следует четко определиться – как ни крути, но с точки зрения «исторической справедливости», какой бы она ни была природы, название «Алматы» самое правильное. Оно встречается не только в средневековых источниках и указано на монете XIII века, но и постоянно упоминается в записках русских путешественников и колонизаторов века XIX-го, как накануне основания укрепления «Верный», так и в первые десятилетия его существования. Более того, в 1868 году, когда крепость стала административным центром и поселение должно было получить статус город (городка), то планировалось его назвать Алматинск (как Акмолинск, например).

Но справедливости ради стоит упомянуть, что в словаре Брокгауза и Ефрона на рубеже веков говорилось, что Верный возник «на месте бывшего здесь прежде поселения Алма-Аты (Яблочное)» и что именно так его предпочитают называть туземцы и некоторые русские поселенцы. Тут какой-то компромиссный вариант – и на «ы» заканчивается, и модный дефис присутствует. Правда, ни о каком «Дед-Яблоко» никто не говорил – это при Советах выдумали, к чему приложили руку не только пришлые красные кафиры, но и некоторые местные кадры.

Впрочем, речь не о них и не об этом. Хотя стоит добавить одну деталь. Помимо фактически разного значения названий «Алма-Ата» и «Алматы» последнее нужно произносить в казахской транскрипции, а не в русской (с закрытым, а не открытым «ы»), тогда и слух не будет резать. Ведь это был главный аргумент тех, кто ратовал за название нашего города советского периоду. Кстати, это действительно красивое название и притягивает за собой в основном положительные ассоциации, но следует признать, что на сегодняшний день оно устаревшее и в большей мере является хронологическим. Как, скажем, Фрунзе для Бишкека или Сталинград для Волгограда.

Сама тема противостояния «Алматы vs Алма-Ата» в основном строится на бытовой и медийной почве. Хотя она началась развиваться где-то в конце 90-х годов прошлого века, но только в середине «нулевых» стала приобретать «разжигательный» оттенок. В последние годы же она стала часто использоваться в политических целях, причем, не только внутри страны, но и за ее пределами (в основном, в сердце «русского мира»).

Вместе с тем, «Алма-Ата» стала раздражителем для определенной части населения (далеко не всегда казахоязычной), но в отличие от георгиевских ленточек, она могла использоваться в любой момент, а не только ко Дню Победы. Вместе с тем, эту тему трудно было перевести в область сатиры или высмеивания, как «совкофилию». Но при этом следует учитывать, что она построена не только на ностальгии по журчащим арыкам и форели в Весновке, но и закамуфлированному недовольству режимом и нынешней жизнью. Другими словами, в Алма-Ате было легче и приятнее жить, чем в Алматы, но вину в этом возлагали не на власти и самих себя, а на название – как будто вернув ее, мы все изменим в лучшую сторону. По большей части именно в этом лежит основа нынешней безудержной моды на ностальгию по СССР, превратившуюся в безответную, но всепоглощающую и слепую любовь.

За такую любовь ее носители готовы не замечать ее многочисленных изъянов, рвать себе глотки, а своим оппонентам – все выпирающие части тела. Но оппоненты тоже в долгу не остаются – отвечают тем же и готовы устроить «красный террор» наоборот. Ими во многом тоже движут эмоции, подкрепленные национальной любовью и вооруженные той самой исторической справедливостью. При этом, ассоциации с возвращением старого названия у них ассоциируются (нередко справедливо) с реанимацией «трупа» Советского Союза, из которого идеологи «северного соседа» пытаются слепить подобие Франкенштейна.

Нужно вспомнить, что свое возвращение на родину Ермухамет Ертысбаев провел под знаменем «Алма-Аты». Понятно, что это было сделано для привлечения внимания, своеобразный рекламный трюк, который, в принципе, сработал, но не надолго. На этот раз в эту тему включили самого Ноль-Второго. Пусть даже через пару часов после широкого распространения информации о том, что «Токаев поддержал инициативу возвращения старого названия Алма-Ате», Акорда в лице советника президента попыталась дезавуировать ее, но осадок, как говорится, остался.

Этого разве добивались те, кто запустил такую утку, пользуясь сомнительным источником информации (на который до этого «солидные» интернет-издания не обращали никакого внимания)? Конечно, нет. По существу, власти никогда особо не заморачивались и не заморачиваются над своим имиджем, поэтому вряд ли задумывались над этим. Главной целью скандала, в котором поэт и президент играли лишь второстепенную роль, было именно то, что попадает под пресловутую статью 174 УК РК (разжигание всяких там розней).

То есть, настало время «подкинуть дров» в тлеющий внутренний раздор, что, кроме всего прочего, отвлечет гражданское общество от сакральной даты 16-17 декабря, а заодно и покажет, насколько электорат подвержен скрытому манипулированию. Основной вывод – подвержен. Если учитывать, что протестные массы и «псы режима» в эти дни традиционно находятся в пограничном состоянии, то еще одна-две подобных охапки «дров» раздули бы костер побольше, но только контролировать его или локализовать было бы на порядок труднее.

В общем, можно быть уверенным, что продолжение этой виртуальной междоусобицы мы увидим в обозримом будущем. И там будет не только виртуальный спарринг «Алма-Ата vs Алматы», но и другие, не менее интересные темы.

 

 

Мирас Нурмуханбетов

 

Фото: https://www.shutterstock.com/ru/video

Читайте еще:
Мнение