27.01.2021, 08:57
Мирас Нурмуханбетов

Что и требовалось доказать

Кто защитит правозащитников и чем это закончится

Фото: https://ru.sputnik.kz/

Атака властей на правозащитные организации продолжается. На очереди оказались еще несколько НПО, включая Казахстанское международного бюро по правам человека и соблюдению законности (КМБПЧ). Это открытое выдавливание их с общественно-политического поля, и оно, судя по всему, началось не просто так и было вызвано не только последними выборами.

Как известно, в конце ноября налоговые органы обвинили несколько НПО, специализирующихся на наблюдении за выборами и соблюдению законности в других конституционных правах граждан, в ненадлежащем заполнении деклараций. Подчеркнем – не в каких-либо серьезных нарушениях или утаивании доходов (как чиновники и олигархи, например), а в том, что были некие несоответствия. К слову, там и минимальных нарушений не оказалось – все дело в самих фискалах и в бюрократии. Более того, вышли сроки давности этих претензий (если бы они имели основания) и расследования.

Более подробно мы об этом говорили с руководителем общественного фонда «ЭХО» Павлом Лобачевым, которое первым попало под удары мытарей – на прошлой неделе вышло интервью с ним. По другим НПО налоговики действовали по той же схеме, так же бесцеремонно и с теми же грубыми нарушениями. Необязательно быть великим аналитиком или политологом-предсказателем, чтобы понять, что все это делается для устранения неугодных общественников и запугивания других. Однако нужно взглянуть глубже и задаться вопросом – а что будет дальше?

К слову, Бюро по правам человека – самая старая и самая известная организация подобного рода в Казахстане, причем, известная она не только в стране, но и за ее пределами. Другие организации тоже довольно известны и много лет работают в стране. Они многое пережили, в том числе и точечные удары в сторону их руководителей и ведущих специалистов. Однако такого «наезда» не припомнит никто. Это как-то не вяжется с «новой политикой» Акорды и имиджем реформатора ее нынешнего квартиросъемщика. Поэтому возникает ощущение, что выключение правозащитников из общественно-политической жизни страны проходит без ведома Касым-Жомарта Кемелевича.

Возможно ли такое? В принципе, у нас возможно все, но опять воскрешаются мысли о двоевластии в Казахстане и (или) приходят на ум какие-то обидные сравнения в адрес президента страны. Мы же не будем уподобляться некоторым политикам, обзывающимися с безопасного для себя расстояния, тем более, это ничего не открывает истинного положения вещей. Слоган про «двоевластие» тоже слишком общий и, в некоторой степени, даже обтекаемый. На самом деле тот факт, что фискальные органы действуют, мягко говоря, в противовес инициативам Токаева о важности общественного контроля и работы неправительственных организаций, говорит о новом этапе транзитного периода.

По большому счету, глава государства не должен вмешиваться в работу ДГД (департаментов государственных доходов), как, впрочем, судей или Центризбиркома. После проекта под официальным названием «Перераспределение полномочий» он потерял к этому многие юридические нити – де-юре, так сказать. Конечно, товарищ Токаев может дать «ряд конкретных поручений» или заявить, что «в этом нужно тщательно разобраться», но так получилось, что все это (как, впрочем, и прошедшие «выборы») находятся вне его полномочий – де-факто.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что действия второго президента идут параллельно тому, что продолжает осуществлять «старый режим». То есть, складывается устойчивое ощущение, что нынешняя Акорда является неким прикрытием существующей на самом деле внутренней (да и внешней) политики. Нет, это не двоевластие – это единая власть, действующая по знакомому принципу «хороший и злой полицейский». Но это для общего понимания – вернемся к конкретике.

Так чем не угодили этому всему правозащитные НПО, многие годы мирно (относительно мирно) сосуществовавшие с Акордой времен Назарбаева? Есть понятное и банальное объяснение – просто их хотели выключить накануне голосования, но потом передумали и отложили расправу на «послевыборье». При этом они не могли поступиться «принципами» и решили довести начатое до конца. Но ведь надо понимать, что это не газету прикрыть (хотя в стране уже практически не осталось независимых изданий, которые нужно закрывать, чтобы помолчали) и не безызвестного активиста привлечь по «405-ой». И власть это прекрасно осознает, как и то, что никто ни в стране, ни за ее пределами не подумает, что «наезд» на правозащитников не является инициативой налоговиков – на это нужна политическая воля и приказ с самого верха.

Причем расправляться с ними уже после выборов не имеет смысла, хотя они могли рассчитывать на то, что наблюдатели ОБСЕ уже уехали и этот беспредел не попадет в их отчеты (между нами говоря, уже попал). Поэтому нужно полагать, что это не просто месть или движение по инерции, а реализация какого-то продуманного плана. С этой позиции наказание в виде приостановления деятельности на три месяца выглядит как некий превентивный шаг, и тогда в предстоящий квартал можно ждать каких-то действий со стороны властей. Другими словами, на это время нужно лишить свидетелей и тех, кто мониторит ситуацию с правами человека. Но, с другой стороны, правозащитная работа часто растягивается на месяцы, хотя многое зависит и от «мобильной работы» (на судах, митингах, периодических преследованиях инакомыслящих).

В любом случае отключение неправительственных организаций от прямой их деятельности вызывает подозрения. Это как уничтожение сил ПВО перед авианалетом или зачистка информационного поля от независимой прессы – чтобы люди меньше правды знали и не учились принимать решения. Даже если это какая-то глупость, совершенная по инерции, а товарищ Токаев «не в курсе», то связать руки правозащитникам в заведомо тоталитарной стране равнозначно истреблению воробьев при нашествии заразных мух.

Таким образом, можно горестно предполагать, что в ближайшие месяцы страну ждет увеличение фактов нарушения прав человека, только об многих из них мы не узнаем, так как КМБПЧ и другие организации будут заниматься защитой самих себя, а на других не будет хватать ни времени, ни полномочий. Кстати, почему-то в обществе не наблюдается ажиотажа по поддержке команды Евгения Жовстиса и других. Они оказались как сапожник без сапог – другим помогали всегда и везде, а им самим помочь-поддержать оказалось некому…

Мнение