АП не до ЧП

АП не до ЧП

Режим окончен – да здравствует режим!

С сегодняшней полуночи режим чрезвычайного положения в Казахстане сам собой закончился. Продлевать его на этот раз президент Токаев не стал, хотя особых причин для оптимизма не было. С минуты на минуту Касым-Жомарт Кемелевич сделает очередное заявление, но перед этим хотелось бы обратить внимание на некоторые факты – чтобы речь главы государства воспринималась более понятна и даже критически.

Накануне многие стали интересоваться о том, продлят ли карантин или нет. В основном были общие вопросы, но некоторые граждане конкретизировали свой интерес – например, относительно открытия контрольно-пропускных пунктов вокруг обеих столиц и некоторых других закрытых городов. Параллельно вышло сообщение, что Касым-Жомарт Токаев выступит на заседании Госкомиссии по ЧП, «на котором даст оценку текущей ситуации с коронавирусом и определит стратегию дальнейших действий правительства и других государственных органов после снятия режима чрезвычайного положения». Об этом его пресс-секретарь Берик Уали сообщил. Через «Фейсбук».

Пресс-секретарь Акорды, конечно же, заинтриговал, но сейчас, мягко говоря, не самое лучшее время для интриг и игр в «догадайся с трех попыток». Конечно, Касым-Жомарт Кемелевич очень занятой человек, а в воскресенье он вместе с правительством (той самой Госкомиссией) отдыхает от дел праведных, но введенный им, а затем пару раз продленный режим подразумевает несколько иной подход к рабочему распорядку. Можно было пример с того же мистера Трампа брать – тот каждый вечер брифинги (это когда не просто выступаешь, а еще и на вопросы журналистов отвечаешь) проводит и твиты по поводу и без рассылает.

Зато главный санитарный врач Алматы Жанибек Бекшин оказался на боевом посту. Вчера вечером он обрушил робкие надежды жителей южной столицы и застрявших в ней гостей мегаполиса, заявив, что даже в случае отмены ЧП «ограничительные санитарно-эпидемиологические нормы будут сохраняться». Кроме масок на лице и санитайзера в кармане, что для многих уже вошло в привычку, это касается и ограничений въезда в город. Попасть в Алматы можно только по справке с работы и со справкой с ПЦР-анализом. А о том, что в области такие анализы не делаются и том, что их надо обновлять еженедельно, конечно, мало кто подумал.

Отметим, что для подавляющего большинства иногородних, имеющих работу в мегаполисе, если 80 тысяч тенге в месяц существенная, если не значительная часть расходов. Что касается проблем с прохождением анализов, г-н Бекшин рассказал, что в области есть одна стационарная и одна передвижная лаборатории, но при этом он осознает, что могут возникнуть очереди. В итоге санврач все отдал на откуп вышестоящего начальства – якобы главный санитарный врач стран должен (точнее, должна) теперь принимать решение.

Вот тут начинается самое интересное и очень показательное. Во-первых, из слов Берика Уали стало понятно, что ЧП будет все-таки отменено. А вот Жанибек Бекшин дал четко понять, что особых причин для этого нет – коронавирус продолжает атаковать. Одновременно он лихо «соскочил», перенеся ответственность за принимаемые решения на Астану. Это во-вторых, и это, вообще, демонстрирует не только отношение власти к проблеме и собственному народонаселению – это показатель того, что власть, в целом, и отдельные ее представители, в частности, никогда ни за что не отвечают и отвечать не хотят. Можно было и дальше развить эту тему, но сейчас акцентируем на другом, хотя всеобщая безответственность является если не основой практически всех проблем (а их у нас хватает) государства, то ее составляющей это точно.

Итак, режим чрезвычайного положения закончился, но практически все его составляющие остаются. Здесь возникает множество вопросов, базирующихся на двух главных направлениях – социальном и юридическом. Первая часть очевидна. Есть робкая надежда, что ЧП не стали продлевать из-за того, что народ устал. Но, как было отмечено, власти у нас не замечены в том, что идут на поводу у общества, поэтому нельзя считать, что усталость масс является основной причиной. Кроме этого, недовольства народонаселения лежит несколько в другой плоскости – в том, что работы и средств к существованию нет.

Эту тему, наверное, тоже не стоит расписывать досконально – все и так очевидно. Причем, государство своими действиями и бездействием открытым текстом сообщило, что больше не намерено материально помогать своим гражданам. То есть, как заканчивается режим чрезвычайного положения, так автоматически прекращаются выплаты госпособия – этих самых пресловутых «42-500». Мало того, что второй транш получат далеко не все из тех, кому посчастливилось урвать первый, так на дальнейшую «помощь» вообще никто не будет рассчитывать.

Это, в сущности, единственное соответствие отмены чрезвычайного положения букве закона – нет режима, нет денег (но вы держитесь). В остальном появляются одна странность за другой, которые формулируются в один вопрос – «Почему ЧП ушел, а его нормы остаются?». В частности, это касается КПП на въездах-выездах, наличие военных в городах, работы госкомиссии и так далее. Коротко говоря, Администрация президента, похоже, не очень-то понимает, чем это чревато, а если понимает, то это усиливает ее ответственность. Но ответственность, как было сказано выше, наши власти не очень-то любят примерять на себя.

Впрочем, дождемся выступления Касым-Жомарта Кемелевича, хотя есть подозрение, что оно только добавит вопросы без ответов.

 

 

Мирас Нурмуханбетов

 

Фото: с открытых источников