25.01.2021, 09:20
Мирас Нурмуханбетов

Антикорр по-казахски

О результатах митинга и продолжении расследования

Фото: https://www.rbc.ru/

Общество, как в России, так и в Казахстане, продолжает жить эхом субботних митингов в защиту Навального. Даже если бы его не арестовали по возвращению на родину, акции протеста все равно бы прокатились по стране, но, скорее всего, не в таком масштабе. И за всем этим важно не потерять из вида главное – выплеск недовольства тотальной коррупцией, начинающейся, как выяснилось, с самого верха и потому непобедимой.

Сразу надо уточнить – массовые акции протеста по всей России были не только в защиту Навального, но и с целью сказать «Нет!» тотально коррупции в стране. Как мы отмечали, российские правоохранительные органы вместо того, чтобы заинтересоваться фактами, упомянутыми в фильме «Дворец Путина», развернули широкомасштабные репрессии против самого Алексея Навального, его единомышленников и всех тех, кто решил выйти на митинг.

В принципе, у нас все так же – независимая пресса на протяжении многих лет публикует материалы о коррупции в высших и средних эшелонах власти, но реакции на них со стороны МВД, Генпрокуратуры, КНБ и Агентства по противодействию этой самой коррупции нет никакой. А ведь даже законодательно закреплено (еще со времен соцреализма), что публикации в СМИ равнозначны обращению граждан и за ними, как минимум, должны последовать проверки. Впрочем, мы оговоримся – реакция и проверки со стороны силовиков имеются – появляются судебные иски против этих изданий и их сотрудников, редакции поджигают или просто закрывают по надуманным причинам, журналистов выживают из профессии или из страны.

Но об этом мы говорили в прошлый раз, а сейчас, как обещали, затронем другую тему – о том, как в Казахстане ведется борьба с коррупцией в Казахстане. Одни сравнивают ее со спортивной рыбалкой – поймали, сняли на видео, отпустили, другие называют это «Пчелы против меда» («Рок против наркотиков» или «Казахи против мяса»). Все это, в принципе, верно, но при этом, скажем так, усыпляет бдительность – эти и другие эпитеты, хоть и возбуждают народное творчество и дают волю сатире, но дальше дело не идет. Впрочем, это тоже отдельная тема.

В принципе, в Казахстане очень неплохая (с юридической точки зрения) база для противодействия коррупции, да и одноименное агентство, вроде бы, работает на результат. С каждым годом увеличивается количество заведенных и, главное, доведенных до суда и приговора уголовных дел, возрастают многомиллиардные штрафы и суммы, возвращенные в бюджет, антикоррупционщики пытаются быть ближе к народу. В общем, есть чем гордиться. Хотя все эти данные говорят, что большинством из взяточников (особенно, из высшего и среднего звена) оказываются членами партии власти, возвращенные в казну миллиарды грустно намекают на то, сколько было похищено из нее, а «слышащее государство» чаще сводится к общению с проверенными блогерами.

Но вернемся к законодательству. Оно у нас, положа руку на сердце, очень даже неплохое и может быть примером для многих других стран. Более того, оно улучшается по многим направлениям, в том числе и в сторону ужесточения наказания. Это, конечно, не «высшая мер социальной справедливости» (через расстрел, как многие предлагают), но все же потенциальному взяточнику есть над чем подумать, прежде чем брать мзду. Так, с начала этого года ужесточили наказание для сотрудников правоохранительных органов и судей, уличенных в получении взяток, а совершившие тяжкие или особо тяжкие коррупционные преступления теперь не смогут выйти по УДО – исключение только для тех, кто «активно сотрудничал со следствием» или входит в категорию «социально-уязвимых граждан» (как-то не вяжется одно с другим, правда?).

В теории с 1 января чиновникам всех мастей запрещено открывать счета в зарубежных банках, что преподносят чуть ли не как прорыв в правовой сфере и серьезный профилактический удар по матушке-коррупции. На деле же это ничего практически не меняет, и в большей мере является узаконенным предостережением соучастников хищений – мол, не засветитесь, братцы, на Западе своих капиталов не утаишь, и вы можете сами подставиться и других подставить. Тем более, в этой новелле есть исключение для родственников госслужащих – если не может акимчик открыть счет в берлинском банке, то за него это с радостью сделает его теща.

Безусловно, понятно, что все это очередная банальная профанация, но для чего это делать? Не будем повторять набившую оскомину мысль о том, что, чтобы победить коррупцию ее надо возглавить – она из без того уж давно, практически с самого начала, под руководством «тех, кого надо». Делать из этого шоу перед народонаселением тоже особой нужды нет – оно никак, ни через Конституцию, но через законы, ни через митинги не имеет влияния на власть. Есть еще озвученная нами прежде версия, что антикоррупционная деятельность часто является орудием борьбы между кланами и уже давно стало одним из главных рычагов в пресловутой системе сдержек и противовесов.

Есть еще один фактор. Это стремление соответствовать «международным стандартам». Дело в том, что многое, что делается в Казахстане в плане реформирования и демократизации, делается при кураторстве международных институтов. Под это выделяются гранты МВФ, Всемирного банка и западных правительств – под обязательства нашего правительства. Самый свежий пример – на днях стало известно, что у нас по рекомендации группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF) готовят проект законодательных поправок, которые позволят осуществлять финансовый мониторинг в отношении руководителей третьих стран, их больших прокуроров, лидеров партий и так далее. Говоря простыми словами, Казахстан должен будет в полной мере включиться в проверку должностных лиц, независимо от страновой принадлежности (ну и занимаемой должности) по части подозрений в отмывании денег и других финансовых преступлений. Это норма ООН и ее несоблюдение может караться чувствительными санкциями. То есть, здесь речь идет не о доброй воле отечественных законодателей, а принуждении их бороться с коррупцией в отношении не только чужих, но и своих правителей.

Впрочем, рановато говорить о том, что из этого выйдет – мы еще не видели даже проекта соответствующих поправок. А пока все идет своим чередом. Как показывает практика, одними суровыми законами с коррупцией не справиться, да и профилактические меры для этого недостаточны (кстати, план анктикоррупционных мер на 2021-23 годы тоже неплох). До сих пор вся борьба в этом направлении, кроме вышеуказанных факторов, велась для отвлечения внимания от главных виновников сложившейся в стране ситуации и более походило на строительство наркобаронами реабилитационных наркологических центров.

Поэтому на сегодня можно говорить о некой стабильности. Стабильности в воровстве, выводе денег, использовании служебного положения и административного ресурса (все это тоже коррупционные преступления) и так далее, стабильности в борьбе с этим всем. Ну, по крайней мере, пока налогоплательщику (то бишь, гражданину) все это не надоест. В соседней России, судя по субботним выступлениям и последующими на ними событиями, уже надоело.

Мнение