03.12.2020, 16:42
Platon Asia

Ертысбаев охарактеризовал казахстанскую оппозицию как отсталой и несостоятельной

В текущем году президент на законодательном уровне закрепил статус парламентской оппозиции, передает platon.asia со ссылкой на zakon.kz.
фотография из открытых источников

Наличие системной оппозиции, которая, как известно, отталкиваясь от признания незыблемости основных политических, социальных и экономических институтов общества, с действующей властью расходится лишь в выборе путей и средств, заставляет "шевелиться" государственные органы, держит их в тонусе.

В текущем году президент Касым-Жомарт Токаев на законодательном уровне закрепил статус парламентской оппозиции, подписав ряд соответствующих документов. В частности, депутатов партий, представляющих парламентскую оппозицию, наделили правом выступать и на парламентских слушаниях, и на совместных заседаниях палат, и инициировать различные вопросы, направленные на улучшение уровня жизни общества.

Перед тем, как получить соответствующее законодательное обеспечение, эти инициативы прошли обсуждение на заседаниях Национального совета общественного доверия (НСОД). Также в законе о партиях появились послабления для тех, кто хочет создать новое политическое объединение – количество подписей снизили до 20 тысяч человек, и это сильно упрощает жизнь тем, кто мыслит оппозиционно.

"Nur Otan" в это же время запустила процесс системной "перезагрузки", одним из этапов которой стали недавние праймериз. Это также был важный шаг в сторону демократизации процессов – так гораздо проще добиться более качественного представительства. По их итогам в партийные списки "Nur Otan" попало много новых имен. Список омолодился, "эмансипировался" (женщин, в соответствии с принятыми поправками - треть), а действующих депутатов мажилиса там всего 20%. Будем надеяться, что это принесет в парламент много свежих идей.

Среди тех, кто отобран в партийный список (126 человек), при этом обязательно будут и те, кто еще до этого года не состоял не то, что в "Nur Otan", а вообще в какой-либо политической партии. Мало того, некоторые из них ранее даже были критически настроены к "режиму", но, воспользовались предоставленными праймериз возможностями. В течение следующих пяти лет они примут непосредственное участие в разработке и принятии законов, в том числе, и сами инициируя их.

При этом те, кто себя называет "конструктивной оппозицией", свои аргументы не изменили. Оппозиционеры продолжают держаться за мифы, которые устарели уже в тот момент, когда они появились.

Например, с момента передачи власти от Назарбаева к Токаеву и вплоть до осени этого года каждый раз повторялась одна мысль: что выборы в парламент пройдут досрочно. Это не укладывалось в логику развития событий: даже партии Nur Otan было нужно время, чтобы провести внутренние реформы и праймериз. К этому готовились больше года. Точно так же говорилось и об отставке правительства, тем не менее Токаев остался верен институтам, и выборы пройдут в 2021 году, в конституционные сроки. Мы также видим, что к электоральной кампании партии-конкуренты успели провести трансформацию: было два ребрендинга, произошло обновление партийных списков и актуализация программ.

Не менее живучим предубеждением было и то, что транзит власти, случившийся в 2019 году, носит декоративный характер. Однако опыт организации транзита в Казахстане еще до конца не осмыслен ни в нашей стране, ни за рубежом, и в будущем он будет обязательно всесторонне и пристально изучаться. Но в оппозиционной среде то и дело говорят о "противостоянии Библиотеки и Акорды", о том, что "Назарбаев вернется на пост президента", о "номинальном руководстве Токаевым" и т.д.

Ответом на все эти измышления является сам недавний съезд партии Nur Otan, где Нурсултан Назарбаев и Касым-Жомарт Токаев выступили по единой повестке, дополняя друга друга. Председатель партии сосредоточился на партийных делах. Президент же лично представил новую пятилетнюю партпрограмму, в которой говорилось о социально-экономическом развитии страны.

Почему так важна преемственность курса Нурсултана Назарбаева Касым-Жомартом Токаевым? Потому что это символ стабильности Казахстана как на внутренней, так на международной арене, что стимулирует развитие социальной и экономической сфер.

Деятельность главы государства с марта 2019-го года построена на четком балансе: проводить политику преемственности курса елбасы, активно осуществляя реформы в различных сферах жизни общества.

Важно отметить, что мы находимся в процессе строительства политических институтов. Это не быстрый процесс. До сих пор граждане в большей степени доверяют первому лицу в стране, и это дает Nur Otan дополнительный козырь. Поддержка Токаева очень высокая, и это глупо отрицать. Оппозиция в ответ эксплуатирует миф о том, что поддержка правящей партии находится на нуле.

В конце 2019-го года уровень поддержки "Nur Otan" был 65%. Недавно исследовательский институт "Қоғамдық пікір" — "Общественное мнение" провел соцопрос, причем, по всей методике Gallup. Было опрошено 1200 респондентов, представляющие все социальные страты. Итоги исследования: 72,1% респондентов сказали, что будут голосовать за "Nur Otan".

Рост популярности правящей партии произошел из-за активных мероприятий, проведенных в этом году, как политического (праймериз), так и социального характера.

За короткий срок в политобъединение вступили 42 тыс. граждан, во внутрипартийных выборах приняли участие 10 тыс. человек. Тысяча новых членов партии выступила в праймериз. А каждый третий стал их победителем, и теперь может оказаться в мажилисе и маслихатах, воспользовавшись предоставленным социальным лифтом.

Причем непосредственно представителей госуправления в партийном списке в мажилис – всего 13%. 12% - из сфер образования и здравоохранения, 9% - из неправительственных организаций, 8% - из промышленности.

Что касается помощи гражданам, то в текущем году, проходящем под знаком коронакризиса, Nur Otan страны системно отреагировала на социально-экономические последствия пандемии. Созданный по инициативе Нурсултана Назарбаева общественный фонд "Birgemiz" оказал материальную помощь свыше 2,2 млн человек, а также более 2 тыс. медработникам. 100 тыс. семьям из наиболее незащищенных слоев населения были бесплатно переданы 5 млн масок. Свыше 1 млн человек были обеспечены товарами первой необходимости на сумму 4,4 млрд тенге.

В ситуации, когда власть сильна, оппозиции следует выступать единым фронтом. Политическая логика должна заставить всех отбросить конфликты и объединиться для общей цели. Этого не происходит, а аргумент всегда один – консолидации оппозиционных сил мешает власть. Почему ничего не получилось у ОСДП? Потому что они не смогли собрать необходимые ресурсы, в том числе денежные. Борьба за власть без материальной поддержки невозможна.

Эта старая болезнь протестных сил Казахстана, так было в 90-е годы, так происходит и сейчас. Причина заключается в нежелании и неумении меняться, осваивать новые методы работы. Такое отношение к реальности называется "внешним локусом контроля" – люди обвиняют во всем внешние обстоятельства. В то же время условный Adal смог привлечь и финансирование, и новых людей из общественных институтов и структур НПП "Атамекен". Неконфликтная и не революционная повестка находит отклик.

Мировой опыт показывает, что насильственное свержение власти с участием народных масс в подавляющем большинстве случаев приводит к значительному ухудшению социально-экономических показателей, не говоря уже о гражданских войнах со значительными жертвами. Однако если почитать противников действующей власти, можно сделать иной вывод: они раз за разом повторяют, что революция – это хорошо и вообще единственный шанс что-либо изменить. Говорить об Украине уже нонсенс – все и так знают последствия, с которыми столкнулось это государство после переворота. Даже консолидация граждан запада и востока вокруг Зеленского не дает стране восстановиться. Далеко ходить не нужно: то, что произошло в этом году в Кыргызстане, третья революция в 21 веке, показывает, как легко можно скатиться в состояние failed state, когда один переворот и клан сменяет другой. Страна, которая когда-то претендовала на статус "центрально-азиатской Швейцарии", сейчас вынуждена просить финансовую, продовольственную помощь и медикаменты, в том числе, и у нас. Об этом в частности, шла речь во время визита министра иностранных дел Кыргызстана Руслана Казакбаева в РК в конце октября.

Нужно не забывать, что в момент, когда государственные институты ослаблены, балом правят те, у кого есть свой силовой аппарат – чаще всего это преступные группировки. Такое было и после развала СССР, когда был разгул так называемого "силового предпринимательства". А как мы видим, наши оппозиционные силы не могут собрать деньги и сторонников, так что говорить о силовом ресурсе, который сможет поддерживать стабильность государственных институтов?

При этом безопасность важна не только физическая, но и финансовая – это также способ обеспечить суверенитет. Оппозиция обвиняет наших государственных служащих в том, что они разворовали Нацфонд и вогнали страну в долги. Но внешний долг Казахстана составляет 12,3 млрд долларов или 6,7% к ВВП. И несмотря на пандемию и связанное с ней падение мировой экономики на 4,4%, а в некоторых развитых странах и до 10%, благодаря эффективной работе и средствам Нацфонда нам удалось избежать негативного развития ситуации, - отмечал на бюро политсовета партии "Nur Otan" Нурсултан Назарбаев. И "кубышка" все так же полна: валютные активы Нацфонда составляют порядка 56 млрд долларов.

Да, системная оппозиция с ее конструктивными предложениями Казахстану нужна, как и любой другой стране. И я был бы рад видеть конструктивные предложения, новую повестку, которая построена не на отрицании. Очевидно, что идейный голод нужно преодолевать, но, видимо, это дело будущих поколений оппозиционных деятелей – эти, к сожалению, ничего не могут предложить стране, что было бы безопасно для нее.